Российское образование в эпоху «цифровой экономики» требует реформы

В то время, как многие профильные специалисты обсуждают вопросы регулирования оборота криптовалюты и проведения «первичного размещения монет» (ICO), бросая свои силы на борьбу с новыми законодательными инициативами в данной области, перед Россией стоит вопрос куда более актуальный и глобальный: российское образование отстаёт от требований, предъявляемых к нему реалиями цифровой экономики.

Атлас профессий «Сколково» указывает, что до 2020 г. устареют такие профессии, как сметчик, копирайтер, турагент, лектор, библиотекарь, испытатель, а после 2020 г. рынок откажется от услуг юристов, нотариусов, бухгалтеров, статистиков, аналитиков, секретарей, журналистов, бурильщиков, системных администраторов.

Простая математика: по данным Федеральной службы государственной статистики в 2017 г. этими специальностями заняты более 24 млн человек, при этом численность рабочей силы в возрасте 15-72 лет составила 75,9 млн человек. Это значит, что если более 20 млн человек останется «за бортом» экономики и занятости, то в период с 2020 по 2030 годы безработица может вырасти до 31 процентов.

Безусловно, такого процента незанятого населения можно избежать, если сейчас заняться решением системных проблем образования. В этом плане программа «Цифровая экономика» абсолютно «честна» перед своими пользователями: она отмечает «несоответствие образовательных программ нуждам цифровой экономики».

На что необходимо обратить внимание уже сейчас, чтобы избежать вышеуказанных проблем в будущем?

Необходимо актуализировать федеральные государственные общеобразовательные стандарты.

Для того чтобы вузы формировали в будущих специалистах «устаревающих» профессий необходимый набор навыков и знаний, который не сможет заменить автоматизация и роботизация, необходимо задать «императивный тон» относительно того, каким критериям должно соответствовать высшее образовательное учреждение. Здесь внимание должно быть сконцентрировано на федеральных государственных образовательных стандартах (ФГОС). Очевидно, что они устарели. Так, например, стандарт по направлению 40.03.01 «Юриспруденция» (уровень бакалавриата) в качестве «цифровой» компетенции указывает на необходимость обучения студента навыкам владения компьютером и обработки информации. В условиях, когда специалиста в области договорного права уже заменяют ресурсы по автоматическому составлению контрактов, юрист с такими навыками просто будет не нужен рынку. Необходимо полностью пересмотреть ФГОСы по всем направлениям с учётом мнения педагогов, бизнес-сообщества, представителей органов государственной власти и юристов. Особенно требуется уделить внимание формированию перечня общекультурных «цифровых» компетенций, которые станут обязательными при реализации образовательных программ.

Требуется внести изменения в законодательство об образовании.

В настоящее время сложилась тенденция сочетания традиционного образования и повышения квалификации. Однако такой подход имеет ряд недостатков.

Во-первых, курсы повышения квалификации в соответствии с законодательством не могут проходить лица без высшего или средне-специального образования. Соответственно, выпускающиеся бакалавры не получают «цифровые» компетенции без прохождения таких курсов после получения образования.

Во-вторых, в настоящее время подобные курсы могут быть некачественными. Шайдуллина Венера, к.ю.н., преподаватель Финансового университета, указывает, что в соответствии с Федеральным законом от 29.12.2012 №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» образовательные услуги без получения лицензии могут оказывать индивидуальные предприниматели, которых контролирует только Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) без участия Министерства образования и науки Российской Федерации. В связи с этим не ясно, кто ведёт эти курсы, каково их содержание, поэтому проконтролировать их качество невозможно.

Кроме того, как правило, такие образовательные услуги оказываются дистанционно, что усложняет возможность контроля их качества. Проблема усиливается тем, что средняя стоимость подобных курсов составляет от 25 000 рублей, что для жителей многих регионов страны является существенной суммой, которую им не хотелось бы отдавать на «пустышки».

Подобная проблема возникла в связи с тем, что в настоящее время организации, оказывающие дистанционные образовательные услуги, должны иметь такую же материально-техническую базу (в частности, помещения), как и у организаций, оказывающих образовательные услуги очно.

Для того чтобы рассматриваемая проблема не стала разрушительной для образования, следует, помимо актуализации ФГОСов и введения курса по цифровой экономике в качестве общекультурной дисциплины в учебные планы высшего образования, внести изменения в Постановление Правительства РФ от 28.10.2013 №966 «О лицензировании образовательной деятельности». Изменения должны устанавливать более лояльные требования к материально-технической базе организаций, оказывающие образовательные услуги дистанционно. Например, нужно «дистанционку» освободить от необходимости иметь большое количество классов, соответствующих требованиям СЭС. Они лишь должны иметь помещение, в котором будет располагаться техническая база с сетью «Интернет» для оказания услуг. Стоит также освободить такие организации от необходимости получения санитарно-эпидемиологического заключения для осуществления образовательной деятельности, т.к. обучающиеся не будут очно получать образование в данном помещении.

Основы цифровой экономики должны закладываться еще в школе

Сейчас существует большое количество не образовательных курсов, которые может найти любой школьник в сети «Интернет». Однако, согласно исследованию поисковой системы «Яндекс», 38 процентов населения России по-прежнему не имеют доступа в Интернет. В связи с этим необходимо найти способы охвата подобных групп населения, так как в их случае образование может послужить мощным инструментом расширения их возможностей.

В частности, Программа «Цифровая экономика» предусматривает создание системы раннего выявления талантов в средних общеобразовательных учреждениях к IV кварталу 2019 г. Тем не менее в настоящее время отсутствует нормативная правовая база, регулирующая порядок создания и функционирования подобной системы. Её регулирование должно быть разработано в кротчайшие сроки.

Интересной видится инициатива Молодёжного парламента при Государственной Думе Российской Федерации, заключающейся в предоставлении возможности школам вводить дисциплины по основам цифровой экономики. По мнению председателя Молодёжного парламента при Государственной Думе РФ Марии Воропаевой, до создания системы раннего выявления талантов введение уроков для школьников в игровой форме (например, роботостроение) будет способствовать их ранней профориентации.

Таким образом, очевидно, что система образования Российской Федерации нуждается в скорейшей реформе, иначе вместо специалистов в области цифровой экономики мы будем получать игроков в игру «Танки».

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Ещё материалы: Алексей Мостовщиков

Просмотров 3934

06.06.2018 07:00

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...