Пушки Базилевича не молчали

Тогда почему сегодня память о нем замалчивается

Пушки Базилевича не молчали

Герой Отечественной войны 1812 г. А.И. Базилевич в центре Бородинской панорамы в Москве

200 лет назад, в Бородин­ском сражении, батарейной ротой Его Вы­сочества командовал лейб-гвардии штабс-капитан Александр Иванович Базилевич. Действия роты имели бли­стательный успех — в артиллерийской дуэли она подавила в четыре раза пре­восходящего числом орудий против­ника, а затем, картечью, расстреляла пехоту и тяжелую кавалерию францу­зов. Именно из-за этого Наполеон не решился ввести в бой «старую» гвар­дию, что предопределило исход битвы.
 
По решению Георгиевской Думы, Александр Иванович 21 ноября 1812 го­да награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Стоит напомнить, что это орден «С огнем и дымом», что отраже­но на Георгиевской ленте оранжевым и черным цветом. Кстати, для воинов-священнослужителей он исполнен в виде наперстного креста на Георгиев­ской ленте. Орден был учрежден в 1768 году Императрицей Екатериной II как сугубо батальная награда для офице­ров за доблесть в бою. Подвиг героя Базилевича А.И. описан в книге П. По­тоцкого «История гвардейской артил­лерии» (1896 год), а в наши дни — в кни­ге И. Гусева «Русская артиллерия эпохи наполеоновских войн» (2001 год)…
 
Для бывшего инженера-связиста, а ныне пенсионера Юрия Владимирови­ча Базилевича регулярные променады по территории Донского монастыря — не просто дань воспетой поэтом «любви к отеческим гробам». Здесь, на почетном месте, рядом с входом в ма­лую церковь он склоняет голову перед двумя массивными надгробными па­мятниками. На одном из них надпись: «Базилевич А.И. (1788-1843), генерал-майор и кавалер». Рядом памятник до­чери генерала Зинаиде Александровне Бутовской (урожденной Базилевич). И, хотя Юрий Владимирович до конца не уверен в том, что он прямой потомок участника Отечественной войны 1812 года, но вот уже не один год считает своим патриотическим долгом до­биваться через различные инстанции восстановления в полном объеме за­слуг героя Бородинского сражения — своего однофамильца.
 
А все началось, когда он впервые переступил своды только что восста­новленного храма Христа Спасителя. Юрий Владимирович небезоснова­тельно рассчитывал увидеть там имя штабс-капитана лейб-гвардии бата­рейной роты Его Высочества Базилевича в числе увековеченных на стенах храма имен героев Отечественной во­йны 1812 года. И не увидел.
 
С тех пор и не устает добиваться в различных инстанциях восстанов­ления исторической справедливости. Ведь за многочисленные ратные под­виги тот был награжден многими зна­ками воинских отличий, включая ор­дена — Св. Анны 3-й степени, ему была вручена золотая шпага «За храбрость» по именному указу императора Алек­сандра I, Св. Владимира. За участие в тяжелых боях под Бородином он был удостоен ордена Св. Георгия 4-й сте­пени. Увы, ни среди героев, ни среди раненых имени Базилевича нет.
 
Сделав запрос в Департамент куль­туры города Москвы, Юрий Владими­рович вскоре получил оттуда ответ, что имя Базилевича на 14-й стене упомянуто среди раненых. Но там, не согласился он с московскими чинов­никами, всего лишь однофамилец — подпоручик. Александр Иванович же к началу Бородинского сражения до­служился до звания штабс-капитана и командовал отнюдь не второсте­пенным воинским подразделением, а элитной лейб-гвардии артиллерий­ской ротой его Высочества Великого князя Михаила Николаевича. Как из­вестно, гвардейскую артиллерию в ка­честве рода войск создал в 1796 году Павел I, включив в ее состав артилле­ристов Преображенского, Семеновско­го и Измайловского полков.
 
И, между прочим, в нынешнем 2013 году исполняется 330 лет со дня учреждения Петром I частей регулярной армии России — бомбардир­ской команды и двух «потешных» пол­ков, позже и названных лейб-гвардией. Это войско телохранителей, причем старшинство офицера лейб-гвардии было на два чина выше армейского и на один — гвардейского. В батарейной роте служили только русские дворя­не, а командовал ею сам царь в зва­нии капитана. Форма одежды у нее была как у воинов Преображенского полка — зелено-крапивного цвета, обя­зательным ее атрибутом был особый нагрудный знак, в середине которого был изображен вензель Петра, а под ним скрещенные пушки.
 
Вот почему, убежден Юрий Вла­димирович, учитывая, что в период Бородинского сражения воинской на­грады — ордена Св. Георгия — было на­граждено всего 16 лейб-гвардейских артиллеристов (а таковых среди ее участников числится 51 человек), справедливо было бы высечь их имена на памятных плитах в музее храма. С этим предложением он снова и снова обращался в Департамент культуры города Москвы, но, увы, там хранят гордое молчание.
 
И еще одна немаловажная деталь. Есть свидетельство того, что на зна­менитой панораме «Бородино» худож­ник-баталист Франц Рубо изобразил эпизод боя с участием именно роты под командованием Александра Ива­новича Базилевича.
 
Дело в том, что у офицера, коман­дующего боем, в руках золотая шпа­га, которая могла принадлежать лишь командиру лейб-гвардии батарейной роты артиллерии Базилевичу. Шпага—как раз неопровержимый и обяза­тельный атрибут только командира этой роты.
—      И все же, чем вы лично объясня­ете допущенное в храме упущение?—задаю вопрос Базилевичу нашего времени.
—      Дело в том, что воспитанники Александра Ивановича наверняка принимали участие в расстреле дека­бристов на Сенатской площади — во всяком случае, там были четыре пуш­ки его лейб-гвардейской роты. Воз­можно, поэтому имя генерала и не по­пало в список увековеченных в храме Христа Спасителя. Но это всего лишь мое предположение. В тридцатых го­дах прошлого века, как я выяснил, с памятника герою было похищено за­вершение в виде позолоченного брон­зового креста с Ликом Христа в сере­дине. Описание и чертежи я разыскал в архивах Щусевского музея архитек­туры в Москве, там же узнал, что ре­ставрацию памятника обещали прове­сти еще в период с 1982-го по 1987 год, но это обещание так и не выполнено.
 
Изучая документы Бородинского сражения, я обратил внимание на то, что не все историки досконально зна­комы с его деталями и участниками. Так, в энциклопедии Отечественной войны 1812 года, изданной в 2004 году, над которой, как указано в предисло­вии, работало более ста исследовате­лей из разных стран мира, не нашлось места для фамилии не только генерала Базилевича, но и для фамилий других героев сражения, удостоенных за уча­стие в нем ордена Св. Георгия. Это уди­вительно, потому что исследователям в помощь была дана сухая статистика: четвертой степени ордена награжде­но 35 человек, третьей — 14, второй — двое. В энциклопедии упоминается гвардейская артиллерия (страница 177), но почему-то не названы те, кто командовал лейб-гвардии батарейной артиллерийской ротой Его Высочества и ротой графа Аракчеева в решающий момент Бородинского сражения.
 
Воздать должное подвигу русско­го офицера — Александра Ивановича Базилевича, на взгляд Юрия Владими­ровича, сегодня, когда нередко под­вергаются сомнению многие яркие ратные и трудовые достижения наших соотечественников, жизненно необхо­димо. Это способствовало бы подъему престижа нашего воинства для воспи­тания молодежи в духе патриотизма и любви к Родине. 
 
На книгах из уникальной библиотеки генерала Базилевича, рассказал Юрий Владимирович, в обрамлении экслибриса есть философский девиз: «Из всех несомненных вещей самое несомненное — это сомнение». Однако в героизме своего однофамильца, а быть может, и пращура, Базилевич не сомневается, и потому очень рассчитывает на восстановление исторической справедливости.
 
Анатолий Журин
  
 Юрий Базилевич у памятника А.И. Базилевичу в Донском монастыре
Просмотров 5078

14.11.2013 15:56

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...