«Парламентский опыт был для меня полезным…»

Художественному руководителю прославленного творческого коллектива «Русский балет», народному артисту СССР Вячеславу Гордееву исполнилось 65.

Как-то не верится в это, когда лично убеждаешься в его не покоренном годам стиле жизни. Он не меняет с возрастом многолетней привычки рано вставать и работать допоздна. Ежедневно Вячеслава Михайловича, энергичного и подтянутого, можно видеть рядом со своими воспитанниками у станка в репетиционном зале областного Дома искусств. Не щадящего себя по части физических нагрузок наравне с юными воспитанниками.

«Парламентский опыт был для меня полезным…»
 
— Выходит, все врут календари? — с этого вопроса началась наша бесе­да со Спартаком и Базилем, Ферхадом и Ромео, принцем Дезире, Щел­кунчиком, Икаром… Нет, это, похоже, неподъемная журналистская идея — перечислить героев спектаклей, бли­стательно исполненных Гордеевым на сцене Большого театра, куда он был принят сразу после окончания Мо­сковского хореографического учили­ща. Правда, дебют в 20-летнем воз­расте перед любителями балета для Славы не был первым. Еще ранее со­всем мальчишкой в балете «Щелкун­чик» он сыграл одного из детей бан­кира, приглашенных на Рождествен­скую елку. А потом его стали узна­вать на академической сцене даже в измазанном коричневым гримом «негритенке» в спектакле «Тропою грома». Первый же серьезный успех пришел к Гордееву во время гастро­лей хореографического училища в Париже, где его прозвали любимцем публики, и в Лондоне, где критики не поскупились на похвалу, восторженно назвав «золотым мальчиком».
 
В Большом Гордеев выступал более двух десятилетий и уже в 1981 году де­бютировал как балетмейстер, поста­вив хореографические миниатюры «Пассакалия» на музыку Г.Ф. Генделя и «Встреча» на музыку М. Таривердиева. Потом неожиданный поворот в судьбе — учеба «без отрыва от производства» в МГУ на факультете журналистики. Очень увлекла его и педагогическая ра­бота — он возглавил молодежный театр «Русский балет». В сложные для Боль­шого театра 90-е годы он согласился, передав руководство коллективом своим надежным помощникам, вернуть­ся на Театральную площадь в качестве худрука балета ГАБТа. Правда, по не зависящим от него обстоятельствам проработал там чуть больше двух лет, чтобы вновь заняться созданным им балетным коллективом и вывести его в разряд самых признанных и востребо­ванных европейской публикой.
 
Многие знающие его люди всегда удивляются тому, как легко его увлечь непростым, но нужным людям делом. По натуре неравнодушный к происхо­дящему вокруг, почти не задумываясь, он вдруг несколько лет назад принял предложение баллотироваться в де­путаты областной Думы и был туда из­бран. В должности зампредседателя Комитета по вопросам образования, культуры, спорта, делам молодежи и туризма не отсиживался на заседа­ниях и не проявил себя кабинетным работником — его желание исполь­зовать свой творческий опыт и высо­кий авторитет, постоянные выезды в область до сих пор с благодарностью вспоминают в подшефном ему Сергиевом Посаде…
 
— Насчет «вранья» календарей вы преувеличили, — улыбается Вячес­лав Михайлович. — Не забывайте о том, что век танцовщика достаточно короток, учитывая к тому же травмоопасность профессии. Так что годы все равно берут свое.
 
Что вам, известному артисту, дала практика работы в област­ной Думе? Не сожалеете ли о по­терянном для новых еще не со­стоявшихся постановок в «Рус­ском балете» времени?
 
—Напротив, считаю этот парла­ментский опыт для себя важным и по­лезным. Не поверите, но я, образно вы­ражаясь, за эти годы словно спустился в зрительный зал, чтобы ближе пооб­щаться со своим зрителем. К тому же, не забывайте, мне повезло: я куриро­вал Сергиево-Посадский район, славя­щийся не только своими религиозными традициями, но и высокой духовностью. Здесь располагается Троице-Сергиева лавра, которая — ни для кого не секрет — является духовным центром всей православной России. Не зря ар­хитектурный ансамбль лавры включен в Список Всемирного наследия ЮНЕ­СКО. Многочисленные лаврские со­оружения, возведенные в прошлые сто­летия лучшими мастерами России, это без преувеличения своеобразное на­глядное пособие по истории русского зодчества. А потом одно дело, когда вы просто ходите как гость по этим свя­тым для каждого россиянина местам. А другое, когда на правах своеобраз­ного гида водите сюда своих гостей и вырастаете в оценках собственной личности, поскольку пытаетесь их уже своими словами приобщить к высоко­духовному и прекрасному. Все это по­могло мне по-новому в эти годы оце­нить состояние российской культуры. Не так, как я смотрел ранее на это из окна автомобиля или со сцены. Осо­бенно это чувствуешь, когда в качестве члена жюри сидишь в зрительном зале и отсматриваешь достижения самоде­ятельных артистов, участвуешь в работе школьных педсоветов. В общем, знако­мишься совсем с другой жизнью. Инте­ресной и познавательной.
 
Но не огорчительной, если гово­рить об уровне образования или о состоянии культуры?
 
—Нет, не огорчительной. Разве что остается досада, что не все мной за­думанные проекты в процессе депу­татства были доведены до логического завершения.
 
Почему?
 
—Просто на второй срок меня не переизбрали — не будем вдаваться в детали, почему — просто в облдуму пришли другие люди. Порой, не бла­годаря своим человеческим или твор­ческим заслугам, а своей молодости. Будем думать, что и большей энергич­ности. Хотя, как я лично считаю, для культуры возраст значения не имеет. Главное, на мой взгляд, это желание и умение что-то изменить в лучшую сто­рону, глубже не только вникнуть в про­блему, но и решить ее.
 
Знаете, многие задаются во­просом: а не слишком ли много медийных лиц, еще не проявив­ших себя в достаточной мере в культуре ли, в спорте, сегодня за­нимают места в законодательных органах? И много ли от них пользы государственным интересам?
 
—Положительное в этом, на мой взгляд, то, что они узнаваемы наро­дом. Но, с другой стороны, несколь­ко беспокоит время, когда ценность той или иной личности определяет путь, который она прошла, часто све­тясь на телеэкране, различных тусов­ках и т. д. Я бы назвал это перекосом нашего времени, причем не только в России. Иногда поражаешься, как быстро такие личности становятся бе­шено успешными. Впрочем, прак­тика показывает: у шоу-бизнеса свои законы и свои двери, через которые можно легко просочиться на Олимп, в том числе и государственного свой­ства. Но не будем сильно расстраи­ваться — нынче время молодых, энер­гичных и, может быть, даже наглых лю­дей. Подождем, когда они начнут при­носить пользу государству.
 
Когда вы начинали свою балет­ную карьеру, ведь не думали, что станете настолько знаменитым…
 
—Любой солдат мечтает стать ге­нералом. Я же просто привык с дет­ства много работать, например, на занятия в Большой всегда приходил в класс на час раньше остальных. Мо­жет, потому многому научился луч­ше других, за что, кстати, благодарен своим учителям, по достоинству оце­нившим это и сумевшим помочь мне выйти на высокий профессиональный уровень.
 
На телевидении сейчас редко можно увидеть балетные спек­такли. Печально и то, что малодо­ступны они и в театрах из-за до­роговизны билетов. Не утрачива­ется ли в связи с этим для народа ценность прекрасного искусства, которому вы отдали и отдаете лучшую часть своей жизни?
 
—На мой взгляд, искусство бале­та, как и всякое настоящее искусство, действительно нуждается в продвиже­нии в массы и в умелой пропаганде. За что я благодарен, кстати, прави­тельству Подмосковья, которое делает многое, чтобы спектакли областного театра «Русский балет» были доступ­ными для широких слоев населения.
 
Анатолий ЖУРИН
Фото из архива театра «Русский балет»
Читайте нас в Telegram
Просмотров 5215