Коронавирус из Китая: что надо знать

вчераВ России не зафиксировали новых случаев заболевания коронавирусом

вчераСМИ: коронавирус может стать постоянным спутником человека

вчераКоронавирус обнаружен ещё у двоих россиян на лайнере в Японии

От символа рубля и дачной амнистии до судебной реформы и клятвы на верность Родине

В преддверии Дня Конституции 12 декабря Павел Крашенинников, обозначил «реперные точки» своей парламентской деятельности, которой исполняется 20 лет

От символа рубля и дачной амнистии до судебной реформы и клятвы на верность Родине

Павел Крашенинников. Фото: Юрий Паршинцев / ПГ

Легче перечислить те правовые инициативы, к которым глава думского Комитета по государственному строительству и законодательству не приложил свою руку, чем те, которые обрели статус ключевых для страны законов. Из значимых это, конечно же, Гражданский, Жилищный, Арбитражный процессуальный, Гражданский процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы, окончательное решение вопроса с землей по части распространения на нее конституционного права на частную собственность. Кроме того, в депутатском багаже «юбиляра» значится дачная амнистия, утверждение эмблемы рубля в качестве символа российских денег, судебная реформа и неплохие перспективы раз и навсегда решить спорные моменты при дележе бывшими супругами имущества (такой законопроект внесён в Госдуму).

Подробно об этих и других инициативах, а также о трудностях адаптации сухого языка юридической науки к возрастающим с каждым годом запросам общества Павел Крашенинников рассказал в эксклюзивном интервью нашему изданию.

- Павел Владимирович, за вашу многолетнюю депутатскую практику в Госдуме вами разработано более 260 законопроектов, большинство из которых стали впоследствии законами. Могли бы вспомнить свою первую инициативу?

Павел Владимирович Крашенинников Родился 21 июня 1964 года. Образование высшее — Свердловский юридический институт. Доктор юридических наук. Профессор. В 1998-1999 годах — министр юстиции РФ, член Совета безопасности. Избирался депутатом Государственной Думы III-VII созывов. Награжден орденами Дружбы и «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней. Заслуженный юрист РФ. Председатель Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству, член фракции «Единая Россия».
- Тут следует сразу оговориться: в Госдуму я пришел по части законотворчества далеко не новичком — в том смысле, что уже имел богатый опыт взаимодействия с парламентом при принятии тех или иных законопроектов, которые исходили от Правительства. Поэтому все наболевшие вопросы, которые требовали законодательного урегулирования в пору моей службы на различных государственных должностях, в том числе министром юстиции, но которые не были решены, закономерно стали основой моих первых инициатив в статусе депутата. Наиболее важной из них я бы назвал принятие закона, который распространял частную собственность на землю. Надо сказать, к этому мы шли долго. Переубедить в 90-х законодателей в этом вопросе у нас не получилось, и мы вынуждены были отложить целую главу из разработанного нами проекта Гражданского кодекса, чтобы документ все-таки был принят в 1994 году.

- И законодателям потребовалось около десяти лет для переосмысления важности утраченной части ГК?

- Да, процесс затянулся, но после консультаций на самых разных уровнях, включая Президента России Владимира Владимировича Путина, удалось убедить парламентское большинство. В этом была, кстати, и чисто юридическая необходимость, потому что предлагался альтернативный вариант решения проблемного вопроса — через Конституционный суд, так как нарушался принцип равенства собственников. Ведь складывалась парадоксальная ситуация: с одной стороны, Конституция гарантировала частную собственность, и на этот счет в сфере движимого и недвижимого имущества имелись все подзаконные акты, с другой - земля повисла в невесомости, что тормозило развитие государства. Ситуация, когда в стране частная собственность на объекты уже была, а на то, что под ними, - нет, требовала скорейших мер. От этой неопределенности страдал и город, и аграрный сектор. Поэтому без преувеличения можно сказать, что теперешние успехи сельского хозяйства с его урожаями стали возможны только после того, как был окончательно решен системный вопрос о земле.

- За двадцать лет, кажется, все проблемные места земельных отношений в правовом поле были устранены. Или все-таки еще остались невыясненные вопросы?

- Еще осталось немало проблем и в городе, и в селе. Например, готовится законопроект — и, думаю, он будет готов до конца года, - который, кроме прочего, предлагает ввести так называемый единый объект недвижимости, что позволит устанавливать единый кадастровый номер для здания и земли, расположенной под ним. Сейчас строение и земельный участок имеют разные кадастровые номера, хотя даже по определению недвижимость - это то, что нельзя перемещать без утраты целостности. Кроме того, нами внесен законопроект, запрещающий уполномоченным органам принимать решения о сносе многоквартирного дома до тех пор, пока участок земли не поставят на учет.

- Звучит весомо, но что конкретно получат люди от этой инициативы?

- Больше справедливости при сносе их жилья, а значит, им предложат лучше квартиру или больше денег. Суть в том, что, когда принимали Жилищный кодекс, мы указали, что к объектам общей собственности относятся не только подвалы, чердаки, коммуникации, но и придомовая территория. При этом законодательно было закреплено, что местные власти должны оформлять все это самостоятельно. Но муниципалитеты стали трактовать принятые нормы на свой лад, земельный участок зачастую в их понимании — это только то, что находится под домом. Но в законе говорится не о «подошве», а именно о придомовой территории, следовательно, собственники должны сами решать, что на ней делать, - стоянку для автомобилей или детскую площадку. Нашим законопроектом мы этот вопрос решаем. Соответственно, если аварийный дом (или в целях реновации) планируют сносить, компенсация должна рассчитываться из всего комплекса факторов, учитывающих потребительские качества дома и конкретной квартиры. А на них в том числе влияет и придомовая территория.

- Окинув ретроспективным взглядом ваше депутатское прошлое и настоящее, могли бы вы выделить инициативы, которые получили наибольший резонанс?

- Если так ставить вопрос, то самый главный документ — это все-таки Гражданский кодекс. Из менее «глобальных» - это, например, законодательное закрепление символа рубля в 2013 году. Все уже к нему привыкли, как будто он существовал вечно, но это не так. В декабре ему исполняется всего шесть лет. Должен сказать, что закон проходил сложно. Почему-то все считали, что это никому не нужно, что это баловство и так далее. Но после принятия закона в Центробанке была создана специальная комиссия, которая рассматривала разные варианты символа и единогласно поддержала сегодняшний. Кстати, она подтвердила его аутентичность, отсутствие сходства с религиозными или финансовыми символами других стран. И в 2013 году глава Центробанка Эльвира Набиуллина его утвердила.

В 2017 году при моем участии был принят закон о присяге для лиц, принимающих гражданство России, и разработан текст присяги.

Еще бы я отметил дачную амнистию, которая значительно снизила коррупционные возможности и помогла гражданам защитить права на недвижимость. К настоящему времени ею воспользовались уже 13 миллионов человек. А если учитывать членов их семей, то цифра выйдет во много раз больше. Напомню, в этом году мы продлили действие закона еще на два года.

- В этом есть необходимость?

- Дачную амнистию мы продлеваем, не просто меняя цифры. Каждый раз продление носит свой смысл: меняются не только сроки, но и упрощаются правила. В результате многие нормы, которые ранее были нормами переходного периода, мы сделали универсальными. И с точки зрения структуры, влияния на нашу жизнь я сравнил бы дачную амнистию с приватизацией жилья. И в том и в другом случае граждане обладают объектами. Мы защитили права граждан, и у государства появилась информация, где что находится. И процесс этот еще не завершен.

- То есть не исключено, что дачная амнистия будет продлена и в 2021 году?

- Я этого не сказал, и это не мое решение. На сегодняшний день несколько миллионов объектов в реестр не вошло, и это факт. Поэтому, когда срок действия нормы будет заканчиваться, мы совместно с федеральными органами исполнительной власти и обществом проанализируем результаты. После этого будет приниматься решение.

- Судя по архивным данным, именно этот созыв Госдумы можно назвать самым насыщенным: 70 разработанных вами законопроектов уже рассмотрено, осталось 16. Чем объясняется такой напряженный рабочий ритм?

- Объективно складывается такая ситуация. Очередной этап судебной реформы, мне пришлось активно влиться в процесс — и в качестве председателя думского комитета, и руководителя рабочей группы по совершенствованию законодательства о судоустройстве и процессуального законодательства, созданной по распоряжению Администрации Президента. Также сегодня идет напряженная работа в президентском Совете по кодификации, который я также возглавляю.

- Судебная реформа на слуху уже, по-моему, не один год. Что предлагается изменить сегодня?

- За последнее время принято огромное количество нормативных актов в рамках этой реформы, что позволило нам разделить кассацию и апелляцию. С 1 октября текущего года это отдельные суды, что позволит рассматривать гражданские споры и уголовные дела более объективно и независимо, чем прежде, когда обе составляющие находились в одном месте и в одном регионе. Теперь кассационная инстанция перешла на надрегиональный уровень. Потом мы изменили судопроизводство, упростив его в какой-то части, а где-то сделав прозрачнее. Ввели групповые иски для защиты прав потребителей, что позволит более эффективно отстаивать интересы россиян в спорах с крупными корпорациями, привлекая квалифицированных юристов. Уникальная вещь, которую мы готовили двадцать лет.

- В каких сферах в первую очередь «приживутся» коллективные жалобы?

- Например, в сфере ЖКХ, в экономических спорах. На Западе это давно развито. Групповые иски позволяют устранять серьезные ошибки, допущенные производителями тех или иных товаров. Не просто же так сегодня отзываются тысячи автомобилей.

- Без преувеличения, ваш комитет — самый загруженный: с начала седьмого созыва Госдумы полностью отработано более 1000 (!) законопроектов, из них стало законами и подписано президентом 340 законов. Могли бы выделить наиболее значимые?

- Считаю важными принятые в прошлом году поправки к статье 72 Уголовного кодекса, которые позволили снизить и сделать более справедливыми сроки лишения свободы более чем ста тысячам заключенных. Разработка и обсуждение поправок длились более десяти лет. Речь идет о пересчете срока содержания в СИЗО в зависимости от вида наказания, назначаемого судом. По старым нормам УК все то время, которое арестованный проводил в камере до приговора, засчитывалось в срок назначенного наказания по правилу «один к одному». Но очевидно, что условия содержания в изоляторе и, скажем, в колонии-поселении разные. Мы предложили, что если человек день сидит в следственном изоляторе, то в колонии-поселении ему зачтется день за два, если колония общего режима — то день за полтора, если тюремный режим - то день за день. Но зато если домашний арест выбран в качестве меры пресечения, то он будет засчитываться как два дня за один в СИЗО.

За экономические преступления нужно карать рублем. Причем большим. При этом карать можно только после того, как ущерб государству, гражданам или юридическим лицам возмещен.

- Сегодня на разных экспертных площадках много говорят о снятии излишнего административного давления на бизнес, смягчении наказания по экономическим преступлениям. Как вы к этому относитесь?

- На мой взгляд, за экономические преступления нужно карать рублем. Причем большим. При этом карать можно только после того, как ущерб государству, гражданам или юридическим лицам возмещен. Это не компенсация, а именно штрафные санкции, в разы превышающие сумму ущерба. С точки зрения общества, семьи и государства это будет выгоднее, чем просто отправлять человека в колонию. Я не предлагаю это делать скоропалительно. В любом случае нужно просчитывать криминогенные, экономические, да и политические последствия.

- Одна из последних ваших инициатив уточняет правила раздела имущества супругов. Насколько она реально поможет уйти от скандальных ситуаций, которые, если судить по сообщениям СМИ, часто сопутствуют расставанию звездных пар?

- Благодаря СМИ и Интернету мы становимся свидетелями судебных процессов, которые посвящены разного рода спорам, но зачастую речь идет о конкретных объектах. Нам всем следует помнить, что у супругов, как говорится, и радость и беда одна. Так, общие и вещи, и долги, но об этом периодически мы забываем. В законе надо это уточнить. Если в суде идет спор о квартире, а она составляет половину всего нажитого, значит, и половина долгов переходит собственнику этой квартиры.

Также мы уточняем ситуацию, когда один из супругов становится банкротом. Кроме того, вводится институт совместного банкротства супругов, когда муж и жена влезают в долги и после безуспешных попыток рассчитаться заявляют о своей несостоятельности.

Все эти уточнения помогут снизить неразбериху в имущественных отношениях супругов, понять, что принадлежит каждому из них в случае развода, каким имуществом они должны отвечать по своим обязательствам и что останется наследникам.

По моему личному убеждению, главная и незыблемая часть Конституции — это вторая глава, которая касается прав и свобод граждан. Она определяющая.

- Вы участвовали в разработке Основного закона страны в 1993 году, и как никто другой, осведомлены о незыблемости заключенных в нем принципов. Однако недавняя статья спикера Госдумы Вячеслава Володина о «живой Конституции» дала на этот счет богатую пищу для размышлений законодателям и экспертам. Все-таки Конституцию при определенных условиях можно править?

- Живая — значит защищает наши права каждый день, регулирует жизнь граждан и организаций непосредственно или через отраслевое законодательство, при этом в случае противоречия имеет безусловный приоритет над другими нормативными актами.

По моему личному убеждению, главная и незыблемая часть Конституции — это вторая глава, которая касается прав и свобод граждан. Она определяющая. Все остальное имеет также большое значение, но если речь идет о поправках, касающихся органов исполнительной власти, то к этому процессу нужно подходить чрезвычайно осторожно, поскольку Основной закон за 26 лет подтвердил свою стабильность и универсальность. Стоит помнить, что Конституция устанавливает базовые положения, которые влияют на все отрасли законодательства. В отличие от основных законов страны советской эпохи она имеет нормы прямого действия. То есть если какой-нибудь закон противоречит ей, то действовать будет именно Конституция. Конституционный суд это периодически подтверждает. Кстати, поздравляю с 26-летием Основного закона!

Просмотров 5095

12.12.2019 00:01




Загрузка...

Популярно в соцсетях