Неопределенный статус охраны культурного наследия

Запрет исполнять функции, не предписанные профильным «охранным» законом, делает невозможным выполнение других федеральных актов…

Неопределенный статус охраны культурного наследия Во многих регионах и сегодня ведется работа по охране памятников. Зачем же еще создавать дополнительные структуры? Фото Интерпресс
Памятников истории и культуры в России тысячи. И каждый охраня­ют. Ну,  по крайней мере, обязаны охранять. Для этого еще в 2002 го­ду в каждом регионе должны были создать орган исполнительной власти, ведающий сохранностью культурного наследия — так было предписано Законом «Об объектах культурного наследия (памятни­ках истории и культуры) народов Российской Федерации».
Причем была тонкость: создаваемые органы не имели права заниматься ничем, кроме как исполнением нового закона. Так и было записано: иных функций у них быть не должно. А это значит, что новый орган вла­сти — это целый комитет или мини­стерство, смотря как их называют в каждом конкретном субъекте Феде­рации. На худой конец — управление. В крайнем случае — агентство. И они стали появляться. Не везде, правда, этот процесс завершился, но он идет.
Тем не менее, с запретом для структур, занимающихся сохранени­ем культурного наследия, выполнять еще какие-либо функции согласны не все. То один российский регион, то другой просят отменить это ограничение. Сейчас вот настал черед Ленинградской области: там подгото­вили соответствующий законопроект, который уже внесен в Госдуму. Рас­смотрение назначено на весеннюю сессию. Поправка одна: в статье 10 часть 2, описывающей, что такое ре­гиональные органы охраны объектов культурного наследия, убрать слова «не наделенные функциями, не преду­смотренными настоящим Федераль­ным законом».
 

ТРАТЫ БОЛЬШЕ, РАБОТА ТА ЖЕ

«У нас в Ленинградской области есть комитет по культуре, — рассказал один из авторов поправки, депутат регионального Заксобрания и дирек­тор музея «Выборгский замок» Вла­димир Цой. — А в этом комитете — департамент по охране культурного наследия. В нем два отдела — один занимается региональными памятни­ками, другой — федеральными. Шесть и семь сотрудников соответственно.
А всего в департаменте вместе с ру­ководителем 14 человек работают. Если исполнять федеральный закон дословно, то мы должны выделить этот департамент в отдельный коми­тет. Но комитета из четырнадцати че­ловек не бывает! Придется добавлять минимум десять сотрудников, выде­лять помещение, машину — а функ­ционал не изменится. То, что сейчас делает департамент, будет делать и комитет, в том же объеме. Если нашу поправку не примут, то что делать, мы исполним закон, увеличим коли­чество чиновников. Но наша идея — получить возможность не делать этого. Нам хотелось бы сохранить департамент в том виде, в каком он существует сейчас».
Дело в том, что в области сохра­нением памятников занимались и до 2002 года, когда приняли закон об охране культурного наследия. И тог­да, как и сейчас, это делал соответ­ствующий департамент в комитете по культуре. Так сложилось истори­чески — и это не стали менять. А те­перь, похоже, придется: прокуратура Ленинградской области обнаружила нарушение закона и выдала прави­тельству региона предписание его устранить. И теперь у депутатов и чиновников два пути: или закон ис­полнить, или закон изменить.
 

ВЫШЕ СТАТУС - БОЛЬШЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

Подобная ситуация не только в Ленобласти. Только на северо-западе Рос­сии с аналогичной необходимостью тратиться на преобразования депар­таментов в комитеты столкнулись в Мурманской области и Республике Коми. Уже выступали с подобным за­конопроектом депутаты Самарской области и их коллеги с Дальнего Вос­тока — они тоже стоят перед лицом вынужденных, но, как им кажется, не шибко нужных затрат. «Когда при­нимали этот закон, еще далеко не в каждом субъекте Федерации были органы, занимавшиеся сохранением культурного наследия, и речь шла о том, чтобы они были, чтобы эта рабо­та выполнялась», — пояснил Цой.
«Причем Министерство культуры хотело повысить ответственность за сохранение культурного наследия, поэтому настаивало на статусе комитета или министерства, — от­мечает депутат Госдумы Светлана Журова, которой поручено пред­ставлять законопроект Ленобласти в парламенте страны. — И насколько я знаю, там и сейчас придержива­ются того же мнения».
Так что судьба этой инициативы довольно туманна. И примут ли ее — зависит от убедительности авторов. Сейчас они апеллируют к тому, что запрет исполнять функции, не пред­писанные Законом №73-ФЗ, делает невозможным выполнение других федеральных актов. Например, За­кона №59-ФЗ «О порядке рассмотре­ния обращений граждан РФ», обяза­тельного для всех органов исполнительной власти. Но вот ведь какая коллизия: исполняешь №59-ФЗ — нарушаешь №73-ФЗ. Исполняешь №73-ФЗ — нарушаешь №59-ФЗ. Да и не только его, в России немало за­конов, наделяющих органы власти теми или иными функциями, напри­мер «Об обеспечении доступа к ин­формации о деятельности государ­ственных органов и органов местно­го самоуправления», «Об автономных учреждениях» и так далее.
 

КТО РАНЬШЕ НАЧАЛ, ТОТ В ПРОИГРЫШЕ

«Закон об охране культурного на­следия уже свою роль выполнил, во многих регионах структуры по охране памятников появились, — уверен Цой. — Но получилось так, что те субъекты, где такие только появлялись, сразу организовали их в соответствии с законом. А тем субъектам, где работа по сохране­нию культурного наследия и рань­ше велась, теперь надо перестраи­вать свои и так хорошо функциони­рующие структуры — там ведь они были и в виде департаментов, и в виде отделов. И насколько велика необходимость менять их статус — вопрос спорный». «Для дотационных регионов это важный вопрос, — по­лагает Светлана Журова. — У них нет средств на содержание допол­нительного ведомства».
Ленобласть — регион недотаци­онный. Даже наоборот — один из крупнейших доноров. «Даже при этом ни один губернатор в здравом уме не захочет создавать у себя еще один комитет», — отмечает Вла­димир Цой.
Госдума уже отклонила три пре­дыдущие законодательные ини­циативы, которые позволяли бы органам по охране культурного наследия существовать в режиме, удобном для каждого конкретного региона. Но в Ленинградской об­ласти полагают, что учли ошибки предшественников. «Мы пошли по совершенно иному пути, — раскрыл секрет депутат регионального Заксобрания. — Наши коллеги пред­лагали переформулировать целые статьи. А мы просим просто убрать кусочек одной фразы. Ведь пере­формулировать — это гораздо слож­нее, чем ножницами аккуратно вы­резать восемь слов».
Впрочем, в Ленобласти не так уж и расстроятся, если их законо­дательную инициативу провалят. «Нынешний закон нам работать не мешает, — объяснил Цой. — Там есть шероховатость, и мы хотим ее под­править. А нет — так нет». А чего еще ожидать? Ленобласть — регион не бедный, если что, и на два допол­нительных комитета денег хватит. Был бы в них смысл. 
 
Александр Горелик,
Санкт-Петербург

Просмотров 1023

03.02.2017

Популярно в соцсетях