Миллионы фронтовиков все ещё не вернулись с войны

Третьего декабря в России отмечается День неизвестного солдата

Миллионы фронтовиков все ещё не вернулись с войны

Фото: ПГ/Игорь Самохвалов

Я перебираю фронтовые фотографии из семейного альбома. Вот большое групповое фото. Западная Украина. Городок Стрый. 5 ноября 1939 года. В третьем ряду снизу (левая рука — на ремне портупеи) мой дед, старший лейтенант Рабоче-крестьянской Красной армии Алексей Андреевич Крятов. Подпись на обороте: «В память моей военной службы на Западной Украине по освобождению украинцев, своих единокровных братьев от польских помещиков и капиталистов». Сейчас деда назвали бы на Украине оккупантом. Слава богу, он до этого не дожил. Но в данном случае дело не в этом. Мне интересно, кто все эти люди с фотографии? Как их звали? Как сложились их судьбы?

О чём расскажут фронтовые фото?

Уверен, я такой не один. Шанс узнать немного больше о своих родственниках, об их однополчанах даёт раздел «Неизвестный солдат» на сайте «Бессмертного полка». Идею подсказала коллекционер старинных фотографий Алина Фёдорова. Раздел интерактивный. Любой может разместить в нём фото, сообщив известную информацию — где был сделан снимок, когда, кто рядом с безымянным солдатом. Любой, кто узнает человека на фото, может связаться через сайт с автором, разместившим карточку.

Загружаю туда фотографию деда. А вместе с ней ещё одну, и тоже из Стрыя, но сделанную три года спустя, 7 сентября 1944 года. На карточке — моя бабушка, рядовая Рабоче-крестьянской Красной армии Софья Несторовна Крятова (урождённая Свистун), освобождает Западную Украину ещё раз — теперь уже не от польских помещиков и капиталистов, а от немецких фашистов. На груди — медаль «За боевые заслуги». Рядом с бабушкой, на которую, говорят, я очень похож, трое гвардейцев: капитан — кавалер ордена Красной Звезды и двое сержантов. Кто они, мне тоже неизвестно — как и многие другие фронтовики, дедушка и бабушка не любили рассказывать о войне. В общем, буду ждать, может быть, отзовутся родственники тех, кто изображён на фотографиях.

Третья слева - Софья Несторовна Крятова (Свистун). Имена остальных красноармейцев неизвестны и разыскиваются через сайт «Бессмертного полка». Фото: из семейного архива Александра Мащенко

Работы ещё на десятилетия

Моим дедушке и бабушке повезло. Они вернулись с фронта живыми. Дед закончил войну после тяжёлого ранения в 1944 году в Польше, бабушка встретила День Победы в Праге. У других судьбы сложились трагичнее.

Третьего декабря в России отмечают День неизвестного солдата. Таких солдат у нас, увы, миллионы. И наверное, именно они — главные герои той страшной войны. Им не досталось ни славы, ни почестей. У них не осталось даже имён. Они просто сложили свои головы за Родину. Но без них точно не было бы Победы. Мы должны им до сих пор. Должны, потому что, как говорил Александр Васильевич Суворов, война не закончена, пока не похоронен последний солдат.

По разным оценкам, в России до сих пор числятся пропавшими без вести от двух с половиной до четырёх миллионов человек. При этом ежегодно удаётся обнаруживать около 20 тысяч останков советских солдат и определять около одной тысячи имён погибших. Как легко подсчитать, с такими темпами работы у отечественных поисковиков впереди даже не на годы, а на десятилетия.

В третьем ряду снизу (левая рука – на ремне портупеи) - Алексей Андреевич Крятов. Имена остальных красноармейцев неизвестны и разыскиваются через сайт «Бессмертного полка».Фото: из семейного архива Александра Мащенко

На вахте памяти

Совсем недавно в Калужской области завершилась всероссийская акция «Вахта Памяти — 2018», организаторами которой являются Роспатриотцентр и Общероссийское общественное движение по увековечению памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России» при поддержке Федерального агентства по делам молодёжи.

Как рассказал депутат Государственной Думы, один из лидеров «Поискового движения России» Ильдар Бикбаев, оно объединяет более 43 тысяч членов, собранных в почти полторы тысячи отрядов. Только в этом году «Поисковое движение России» провело 1525 экспедиций, во время которых были подняты останки более 16 тысяч солдат и офицеров, погибших в годы Великой Отечественной войны, установлены имена и судьбы 625 бойцов.

Поисковые экспедиции проходят во всех уголках нашей страны, которые затронула Великая Отечественная: в Подмосковье, на Смоленщине, на Курской земле, на Курилах, в Крыму. Только во время «Вахты Памяти» на Ак-Монайских рубежах на полуострове были найдены останки 163 солдат и офицеров Красной армии, погибших в январе — мае 1942 года. В экспедиции участвовали поисковики из многих организаций, не только из Крыма, но и из других регионов России — «Отчизна» (Нижнегорский), «Ак-Монай» (Феодосия), «Азимут» (Севастополь), «Поиск» (Кировское), «Тафрос» (Армянск), «Память» (Керчь), «Сивашский плацдарм» (Красноперекопский район), Оренбургский сводный поисковый отряд, «Здебор» (Красноармейский район Краснодарского края), «Северо-Запад» (Санкт-Петербург).

Батал Гаджиев вернулся домой, в Дагестан через 76 лет после гибели.Фото: Севастопольское объединение поисковых отрядов «Долг»

Батал Гаджиев вернулся домой через 76 лет

В Севастополе в этом году удалось опознать нескольких защитников города. Особенно удивительна история бойца Батала Гаджиева из Дагестана, которую рассказала руководитель объединения поисковых отрядов «Долг» Марина Гавриленко. Отец Гаджиева не верил в то, что сын пропал без вести, и установил в родном селе Кунды памятник с его фотографией. И вот 70 с лишним лет спустя Батал действительно нашёлся. За его прахом в Севастополь весной нынешнего года приезжал внук Абдул Гаджиев, и теперь останки солдата покоятся под тем самым памятником.

Тогда же, накануне Дня Победы, перезахоронить своего деда, летчика, командира экипажа Ил-2 Корнея Ефременко из Москвы в Севастополь приезжали его внучка Наталья Черенкова и правнучка Елена. «Как удар молнии» — так описала Наталья момент, когда ей рассказали о том, что найдены останки её деда.

Среди других пропавших без вести, чьи останки удалось идентифицировать, — стрелок того самого Ил-2 старший сержант Пётр Тоток, ещё один старший сержант Константин Палаусов, краснофлотец Павел Коваленко.

Экипаж ИЛ-2 майор Корней Ефременко и старший сержант Петр Тоток погиб в небе над Севастополем 13 апреля 1944 года.Фото: Севастопольское объединение поисковых отрядов «Долг»

Найти Обертаса

26 октября на Мемориальном воинском кладбище в посёлке Дергачи в Севастополе были перезахоронены останки ещё семи бойцов Красной армии, погибших в боях за город в мае 1944 года. Родственники одного из них — уроженца села Афанасьевка Курской области Ивана Иевлева — побывали на этой церемонии. Внучатая племянница бойца Наталья Асеева рассказала, что Иван был единственным членом семьи, который числился пропавшим без вести, хотя воевали многие. Благодаря севастопольским поисковикам Иван Иевлев вернулся в большую семью. У него четыре племянницы, девять внуков, 17 правнуков и пять праправнуков.

Перезахоронение останков советских воинов, найденных в ходе поисковых работ в Севастополе.Фото: Севастопольское объединение поисковых отрядов «Долг»

А вот ещё одна история, пока ожидающая развязки. Летом, во время строительства трассы «Таврида», были обнаружены останки четырёх краснофлотцев — защитников Севастополя. На ремне одного из них хорошо видна фамилия хозяина — Обертас. Идёт архивный поиск информации о погибшем герое. Я заглядываю на сайт «Подвиг народа». Там только в списках награждённых больше ста человек с такой фамилией…

Просмотров 7019

02.12.2018 10:20