“Кто владеет Севастополем, тот владеет Черным морем”

Эти слова великого флотоводца, адмирала П. С. Нахимова до сих пор актуальны

“Кто владеет Севастополем, тот владеет Черным морем”

Севастополь. Вид на площадь Нахимова и Севастопольскую бухту

Cчитает профессор, руководитель экспертного совета по обороне Государственной Думы ФС РФ Борис Усвяцов

Крым вернулся в состав России. Восстановлена историческая справедливость — возвраще­но России то, что она как любящая мать растила, развивала и даже ино­гда, к сожалению, наказывала.

И вот теперь после тяжелого, дли­тельного, изнурительного плавания Крым и Севастополь, как образно ска­зал, выступая на митинге «Крым — за Россию!», Владимир Путин, возвраща­ются в родную гавань — в Россию, к родным берегам, в порт постоянной приписки.

Вне всякого сомнения, сегодня пе­ред Крымом и Севастополем откры­ваются новые перспективы их развития. Ровно, как и перед Черноморским флотом России, 70 процентов всей ин­фраструктуры которого находилось до сих пор на территории Крыма и судь­ба которого за 23 года пребывания в отрыве от Родины складывалась весь­ма непросто. Сначала его долго дели­ли. После распада Советского Союза и Россия, и Украина заявили о своих правах на корабли и базы. Какое-то время он входил в состав Объединен­ных вооруженных сил СНГ, потом стал объединенным флотом двух стран. По соглашениям, подписанным в 1997 году главами правительств России и Украины, наша страна получила более 80 процентов кораблей, оставшиеся вошли в состав военно-морских сил Украины.

Россия могла иметь в Севастопо­ле и Крыму не более 338 кораблей, 25 тысяч личного состава, 24 артиллерий­ские системы, 132 бронемашины и 22 боевых самолета. Платить за это надо было около 98 миллионов долларов в год — для 1990-х годов это была очень серьезная сумма. Соглашения должны были действовать до 2017 года. После их подписания — 12 июня 1997 года на всех кораблях Черноморского флота РФ, которым в то время командовал адмирал Виктор Кравченко, был под­нят исторический Андреевский флаг. А подписанные 21 апреля 2010 года «Харьковские соглашения» дали возможность российским военным сохранить пози­ции флота до 2042 года с последующим возможным продлением еще на 5 лет.

Но, несмотря на все соглашения и договоренности, флот постоянно пребывал в состоянии ощущения на­кинутой на него политической удав­ки, которую украинские власти нет да нет стремились затянуть потуже. Это мешало Российскому флоту не то что развиваться, но даже просто жить. Так, согласно базовому согла­шению, Россия могла иметь на укра­инской территории такое количество корабельного состава, техники и во­оружений, которое соответствует уровням на 26 мая 1997 года. Однако в 2008 году Украина вдруг потребова­ла, чтобы замена кораблей проходила на однотиповой основе, хотя некото­рые типы к тому времени были уже сняты с вооружения, и по разреши­тельному принципу. В какой-то мере повод тому дала Москва, длительное время соглашавшаяся вести разговор о заключении специального соглаше­ния о замене. Лишь после длительных переговоров стороны пришли к согла­шению о проведении замены на уведо­мительной основе.

Тем не менее, Киев настаивал на проведении дополнительных пере­говоров, упирая на то, чтобы замена кораблей шла по принципу «класс на класс, тип на тип», то есть замены одного корабля на другой такого же класса или типа. Кроме того, украин­ское правительство было намерено рассмотреть проект постановления о внесении изменений в порядок пере­сечения государственной границы Украины военнослужащими, военны­ми кораблями, судами и летательными аппаратами Черноморского флота РФ. Они предусматривали согласование с компетентными органами Украины передвижений, связанных с деятель­ностью военных формирований Чер­номорского флота Российской Феде­рации за пределами их дислокации на территории республики.

Были и другие случаи украинского административного и психологическо­го давления на российский Черномор­ский флот. Например, во времена пре­зидентства Ющенко местные власти нарушали работу органов управления

ЧФ под предлогом ремонта улиц или введением запретов на передвижение вооруженных российских подразде­лений по территории Украины. Или взять тот факт, что в Севастополе не­однократно появлялись западно-украинские ультранационалисты, которые стремились заблокировать работу объ­ектов российского ЧФ. Так, в августе 2011 года члены организации «Студен­ческое братство» провели гражданскую акцию, целью которой была передача всех крымских маяков Украине. До­ходило до того, что активисты нацио­налистической организации проникли на территорию российского маяка «Сарыч» и вывесили таблички о при­надлежности это маяка Украине. Офи­циальные украинские власти вроде бы не поддерживали подобных акций, но и не препятствовали их осуществлению.

Напомню также, что прием на рабо­ту граждан России в воинские подраз­деления и учреждения Черноморского флота был возможен только с разре­шения и по направлению украинского центра занятости. Жены военнослужа­щих и другие граждане РФ, работаю­щие в воинских частях, учреждениях и на предприятиях флота, перечисляли все обязательные взносы и платежи в фонды Украины. А раз так, то при пе­реезде на постоянное местожительство на территорию России им не засчитывался страховой стаж для начисления пенсии за весь этот период.

Здесь можно было бы привести еще не один десяток примеров затягива­ния украинскими властями политиче­ской удавки на Российском флоте. Но, к счастью, это все уже позади, и сегод­ня Черноморский флот стоит на поро­ге открывающихся перед ним больших перспектив. И не только потому, что он освободился от этой удавки, но и потому, что складывающаяся геополи­тическая ситуация ставит перед фло­том серьезные задачи.

Нет необходимости особенно под­черкивать, что Черное море является зоной жизненно важных интересов России. На Черноморском побережье находится Краснодарский край, а на побережье Азовского моря — Ростов­ская область. Здесь расположен круп­нейший в России Новороссийский морской торговый порт, который к тому же является незамерзающим, и ряд других портов (Азов, Анапа, Геленджик, Ейск, Кавказ, Ростов-на-Дону, Сочи, Таганрог, Тамань, Темрюк и Туапсе). В 2013 году грузооборот морских портов Азово-Черноморского бассейна составил 174,4 млн тонн (около 30 процентов от общероссий­ского), в том числе грузооборот пор­та Новороссийск — 112,6 млн тонн (19 процентов от общероссийского). По дну Черного моря должен быть проло­жен стратегически важный газопровод «Южный поток».

Через Черное море, Босфор и Дар­данеллы лежит кратчайший путь из России в Средиземное море и через него в Индийский океан, стратегически важный как с экономической, так и с военно-политической точки зрения.

Следует отметить, что на рубеже ХХ-ХХ1 веков бассейн Черного моря и прилегающие к нему территории пре­вратились в одну из самых конфликт­ных зон в мире. При этом очаги не­которых конфликтов расположены в пределах территории бывшего СССР (Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия, бывшие северокавказские автономии, Приднестровье). Рядом — Балканы, Курдистан, Ближний Восток, где варится сегодня кухня мировой политики.

Воспользовавшись кризисом на Украине, США и НАТО значительно увеличили свое военное присутствие в регионе. «Мы направили шесть (истре­бителей) F-15s на Балтику для воздуш­ного патрулирования. Дюжина F-16 из США прибыли в Польшу, чтобы ока­зать содействие в обороне. Эсминец Truxtun продлил пребывание в Черном море. Есть дополнительные ресурсы, которые направляются в Черное мо­ре военно-морскими силами США», — заявил официальный представитель Пентагона Стив Уоррен. По его словам, министерство обороны США направи­ло в Румынию дополнительные под­разделения морской пехоты в рамках сил быстрого реагирования, а также направляет в Черное море корабль ВМС США, который будет участво­вать в учениях в черноморском реги­оне, чтобы подтвердить обязательства перед союзниками. Представитель Пентагона не исключил, что возмож­ны совместные учения с Украиной.

На заседании комиссии Украина — НАТО альянс договорился с Киевом о мерах по увеличению оборонной спо­собности Украины, главы МИД стран — участниц комиссии решили усилить сотрудничество альянса с Украиной и вместе работать над реформами в сфе­ре обороны. Альянс уже заявил о готов­ности разместить на Украине мобиль­ные тренировочные группы, а также направить экспертов на Украину, чтобы рассмотреть ее запрос к НАТО на пре­доставление технических средств.

В 2012-2013 годах корабли Черно­морского флота совместно с силами других флотов России обеспечивали поставки вооружения, боевой техни­ки, запчастей комплектующих для вооруженных сил Сирии, ведущих войну с радикальными исламистами в собственной стране. Число и про­должительность выходов в море резко возросли, в практику вернулись многомесячные боевые службы и походы в отдельные районы Мирового океана. Фактически на основе Черноморского флота разворачивается постоянное средиземноморское соединение ВМФ РФ, в составе которого регулярно задействуются корабли всех флотов России. В составе соединения плани­руется иметь поначалу 5-6 кораблей и судов, которые будут предоставлять­ся на ротационной основе Северным, Балтийским, Черноморским и даже Тихоокеанским флотами. В любом случае именно Черноморский флот будет являться тылом для средиземно­морского оперативного формирования Российского флота, играть ключевую роль в обеспечении его деятельности, предоставляя корабли, судоремонтные мощности, пункты базирования, учеб­ную базу и т.д.

Однако для этого Черноморский флот должен иметь соответствующие возможности и силы, а также инфра­структуру. Основным ядром Черно­морского флота должна стать возрож­даемая 30-я дивизия противолодочных кораблей с дислокацией в Севастопо­ле. Ее основу должны составить новые корабли, которые в ближайшие годы поступят на вооружение флота. Пер­вый такой корабль — «Адмирал Григо­рович» уже спущен на воду на заводе «Янтарь» в Калининграде. Всего же бу­дет построено 6 таких кораблей.

Сегодня в состав Черноморского флота входит также 197-я бригада де­сантных кораблей — наиболее крупное своего рода соединение ВМФ России. По общей вместимости эти корабли способны перебросить в заданный район полк морских пехотинцев. Од­нако в нынешних условиях этого не­достаточно. Поэтому считаю, что необходимо восстановить дивизию десантных кораблей с дислокацией в Донузлаве и тем самым возродить Крымскую военно-морскую базу.

41-я ордена Нахимова 1-й степени бригада ракетных катеров — соедине­ние черноморских катерников, являю­щиеся наиболее оперативной ударной группой флота. В ее составе сегодня имеются уникальные по своим воз­можностям ракетные корабли-ката­мараны на воздушной подушке 2-го ранга — «Бора» и «Самум», не имеющие аналогов в мире. Каждый из них спо­собен развивать скорость почти 105 км/ч, на борту имеются 8 противоко­рабельных крылатых ракет комплекса «Москит». «Бора» и «Самум» несут по­сменное дежурство, охраняя южные морские рубежи России.

68-я бригада кораблей ОВРА явля­ется соединением, отвечающим за без­опасность морского района главной базы флота — Севастополя. В состав бригады входят малые противолодоч­ные корабли и морские тральщики. Вторым соединением данного рода яв­ляется 184-я Новороссийская бригада кораблей ОВРА.

Единственное соединение подво­дных лодок Черноморского флота — это 247-й отдельный дивизион, дисло­цированный в Южной бухте Севасто­поля. В его составе сегодня находится 2 дизельные подводные лодки — Б-871 «Алроса» проекта 877В и Б-380 «Святой князь Георгий» проекта 641Б. Б-380 на­ходится с 1991 года в ремонте, ситу­ация с ее восстановлением остается не ясной. Единственная действующая подлодка «Алроса» в данный момент не боеготова. Считаю, что возрожде­ние дивизии современных неатомных подводных лодок в исторической Ба­лаклаве является делом принципа для руководства Министерства обороны и главкомата ВМФ РФ.

Тем более что уже в ближайшие годы, как заявил главком ВМФ Рос­сии адмирал Виктор Чирков, в груп­пировку сил постоянной готовности Черноморского флота, которая будет действовать также в Средиземном море, войдут шесть подводных лодок проекта 636. Субмарины строятся на Адмиралтейских верфях в Санкт-Петербурге. «Мы планируем, что под­водные лодки проекта 636 составят полноценное соединение постоянной готовности, которое позволит Черно­морскому флоту решать широкий круг задач в своей операционной зо­не ответственности совместно с над­водными силами и противолодочной авиацией», — подчеркнул главком.

Все это сегодня можно сделать, так как после денонсации договоров с Украиной о Черноморском флоте мы уже не связаны никакими ограниче­ниями. В том числе и по дислокации флота. Сегодня ее структура включает Севастополь и Новороссийскую воен­но-морскую базу. В Феодосии распо­лагается группа судов обеспечения, в Темрюке и Туапсе — несколько вспо­могательных судов и катеров, а также судоремонтные заводы.

Севастополь как главная база се­годня — лучший порт на всем побе­режье Черного моря, если не вообще в бассейне Черного и Средиземного морей, и дело тут не только в досто­инствах базы самой по себе, но и в ее расположении практически «над» географическим центром Черного моря. Удобство расположения позво­ляет флоту с опорой на Севастополь решать практически любые задачи. На протяжении последних трех веков именно Севастополь был основной ба­зой Черноморского флота, однако со­временное состояние инфраструктуры оставляет желать лучшего. После рас­пада Советского Союза севастополь­ская инфраструктура сравнительно активно использовалась, но ни разу не проходила серьезный ремонт. Из-за этого теперь придется ремонтировать и обновлять почти все имеющиеся объекты, а также коммуникации и пу­ти сообщения.

Надо также продолжать дальней­шее строительство и обустройство Но­вороссийской военно-морской базы.

До конца следующего года система базирования кораблей, судов, подло­док и частей обеспечения будет полно­стью восстановлена на тех принципах, которые действовали здесь до раздела Черноморского флота. Корабли 68-й бригады охраны водного района пер­выми вернутся на прежнее место — в Стрелецкую бухту. Оттуда они смогут быстро выходить в открытое море для выполнения поставленных задач. В настоящее время суда находятся в Южной бухте, где раньше базирова­лась 153-я бригада, состоящая из 13 подводных лодок. Перебазированию кораблей будет предшествовать из­учение текущего состояния объектов и их последующего восстановления и ремонта. Нужно также возрождать инфраструктуру системы управления силами флота, включая строительство современных командных пунктов и узлов связи.

Реализация всех этих планов по­высит возможности Черноморского флота в решении задач в составе по­стоянного оперативного соединения ВМФ России в Средиземном море. Об этом говорит и главком ВМФ адмирал Виктор Чирков: «Черноморский флот, обновление которого давно уже назре­ло, сможет эффективно обеспечивать стабильность и национальную безопас­ность в Черном и Средиземном морях».

Надо полагать, что такие же каче­ственные изменения произойдут и в ВВС ЧФ, которые в настоящее время также находятся в критическом состо­янии: в их распоряжении всего один полк бомбардировщиков Су-24М, зве­но разведчиков Бе-12 и 20-30 вертоле­тов Ка-27, Ка-29 и Ми-8. По сути, ВВС

не способны решать ряд специфиче­ских задач морской авиации, включая борьбу с подлодками, контроль за су­доходством, спасение на водах и др. Для этого флот должен располагать специализированными авиачастями.

Пока не известно, исходя из каких параметров планируется обновлять авиацию Черноморского флота, од­нако очевидно, что противолодочные самолеты Бе-12 и устаревший верто­летный парк требуют замены в первую очередь. Представляется, что проблему частично удастся решить поставкой на ЧФ как минимум одной эскадрильи (8-10) патрульных/противолодочных машин, скажем, на основе самолета Ил-114, а также не менее 25—30 новых противолодочных, транспортно-боевых и спасательных вертолетов Камова и

Миля в ближайшие десять лет. Несо­мненно, было бы лучше иметь в со­ставе ВВС флота специализированные истребительные и бомбардировочные подразделения морской авиации на данном ТВД, но объективно такой воз­можности сейчас нет.

В Крыму имеется несколько воен­ных аэродромов, пригодных для ис­пользования авиацией Черноморского флота. Два из них (Кача и Гвардей­ское) до недавнего времени арендова­лись Россией и с 2011 года относятся к одной авиабазе. В течение последних десятилетий отечественное военное ведомство не имело возможности уделять этим объектам достаточное внимание, из-за чего они нуждаются в ремонте и обновлении. В дальнейшем подобные работы могут начаться и на других крымских аэродромах, ранее бездарно эксплуатировавшихся во­оруженными силами Украины.

Морская пехота традиционно была окутана ореолом элитности, который сохраняется и сегодня. Вместе с тем в советское время она рассматрива­лась прежде всего как «наконечник копья» — первый эшелон морского десанта, чья задача расчистить плац­дарм и захватить порт, в котором смогут затем высадиться главные силы — перевозимые на транспор­тах части и соединения Сухопутных войск с их тяжелым вооружением и техникой. А теперь задачи измени­лись. Те возможности, которые пре­жде считались второстепенными и использовались от случая к случаю, выходят на первый план.

Сегодня морская пехота становится ценна сама по себе как один из самых гибких инструментов ВМФ. С ней любое соединение флота обретает способность вести собственную «ограниченную во­йну» на берегу в своей зоне ответствен­ности, добиваясь нужного результата. Итогом могут быть умиротворение сто­рон, точечное поражение особо важных целей собственными силами подразде­лений «черных беретов» или с привлече­нием ударных возможностей кораблей и морской авиации. Или активные дей­ствия по защите судоходства с зачист­кой пиратских баз. Наконец морская пехота по-прежнему сохраняет роль сил первого эшелона морского десанта на случай большой войны.

Задачи береговой обороны ЧФ — одни из самых сложных. С учетом базирования главных сил флота, гарантий долговременных друже­ственных отношений с которым нет, решать эти задачи приходится весь­ма малыми силами, что предъявляет к ним особые требования. Главную ставку здесь надо делать на мощь со­временного высокоточного оружия. Известно, что ЧФ сегодня уже распо­лагает мобильными артиллерийскими типа «Берег» и ракетными комплекса­ми. Развитие сил береговой обороны нужно продолжать в этом же ключе — поставкой, скажем, усовершенство­ванных комплексов берегового бази­рования «Калибр», более известных как «Клаб-К». Контейнерное размеще­ние пусковых установок и оборудо­вания позволяет надежно их маски­ровать, избегая преждевременного обнаружения.

Новейшее оружие должны полу­чать и береговые силы ПВО, они се­годня тоже не в лучшем виде. При этом современные системы, которые можно поставить в том числе и на ЧФ, в России есть, причем всех классов: ЗРК большой дальности С-300/С-400, средней дальности — «Бук» и малой — «Тор», а также ракетно-пушечные ком­плексы «Панцирь».

Понимая важность решения кадро­вых проблем Черноморского флота, руководство страны приняло реше­ние о возрождении Черноморского высшего военно-морского училища имени Нахимова и создании Севасто­польского президентского кадетского корпуса. Хотелось бы надеяться, что также будут восстановлены и военно-морские училища в других городах России, которые были ранее ликвиди­рованы по указанию бывшего мини­стра обороны.

Как неблагоприятное для развития флота оценивается экспертами нынешнее подчинение ЧФ Южному военному округу. В современной обстановке флот должен быть непосредственно подчинен главкомату ВМФ, что позволит профессионально и без посреднических функций округа решать стоящие перед ним задачи как на передовых рубежах оборонной системы государства, а так и в дальней морской и океанской зонах.

Просмотров 11017

09.04.2014 15:56