Коронавирус COVID-19: что надо знать

13:37Депутат Мосгордумы подтвердил заражение коронавирусом

13:34В Хакасии разрешили гулять с детьми во время самоизоляции

13:21Российские военные врачи прибыли в сербский Валево для оценки ситуации с COVID-19

Кому покорилась Будайская крепость

К 75-летию Победы

Двадцать четыре артиллерийских залпа в Москве и тишина в Будапеште возвестили о том, что советские войска 13 февраля 1945 года освободили древнюю столицу Венгрии от фашистских захватчиков.

На площади перед Крепостной горой стоит на пьедестале белый овальный камень — нулевой километр. Отсюда начинаются основные автомагистрали Венгрии. Проскочив 350-метровый туннель через гору, машина поднялась к Будайской крепости. Медленно проехав по средневековой улочке Орсагхаз, я остановился возле небольшого старинного дома с арочным проездом во двор. В нём меня, собкора «Комсомольской правды», ждал его хозяин - известный венгерский писатель, главный редактор журнала «Будапешт» Лайош Мештерхази.

Он сидел в своём рабочем кресле за столом. И первые его слова — о родном городе, который публицист знал так хорошо, как, наверное, никто другой.

- Впервые гул артиллерийской канонады донёсся до Будапешта в ноябре 1944 года, — начал рассказ мой собеседник. - Целому миллиону людей возвещал этот гул большие перемены: одним - страх, другим - надежды и близкое освобождение. Для города наступило трудное время. Облавы фашистов следовали одна за другой. На стенах домов всё чаще вывешивались приказы об очередном призыве в армию. В конце каждого распоряжения - вид смертной казни, угрожающей его нарушителям: расстрел, виселица, ликвидация на месте. В те дни фашисты расстреляли на берегах Дуная десятки тысяч человек.

Гитлеровцы, стремившиеся сохранить южную часть рейха, сосредоточили в Будапеште почти двухсоттысячную армию. Древние улицы города были перерыты окопами, ощетинились заборами из колючей проволоки, стальными «ежами», бетонными надолбами. Чудесные будапештские мосты Эржебет и Ланцхит, варварски взорванные вандалами, рухнули в Дунай. Множество повреждений было на здании парламента.

Советское командование решило избежать ненужного кровопролития и сохранить венгерскую столицу. Оно предложило окружённым вражеским войскам прекратить бесполезное сопротивление и сдаться. Но фашисты отвергли это предложение. Они подло убили советских парламентёров — капитанов Илью Остапенко и Миклоша Штейнмеца. В городе развернулись ожесточённые бои…

Когда Лайош Мештерхази закончил своё повествование, я прочитал ему письмо, которое поступило в корпункт «Комсомолки» от Вероники Клименко из Новочеркасска. До самого конца войны она служила врачом в одном из медсанбатов Енакиевской стрелковой дивизии Третьего Украинского фронта. В этой дивизии воевал и её муж Михаил Клименко. Он командовал батальоном, который освобождал Будапешт.

Вместе с письмом была и пожелтевшая от времени армейская газета «Мужество». Вот что писал в ней военный корреспондент: «Продолжался многодневный штурм последней цитадели врага — Будайской крепости. Гитлеровцы, засевшие там, сопротивлялись неистово. Ударили по ней из пушек - не прошибить, бомбили с воздуха - не разрушить подземные казематы. И тогда слово дали солдатам батальона Клименко.

Комбат знал: одного мастерства, одной храбрости мало. И он призвал на помощь дерзость.

- Бейте по амбразурам, — говорил молодой коммунист Клименко. - Это глаза фашистов. Ослепляйте их, стреляйте до последнего патрона.

Комбат преследовал одну цель — ошеломить противника. Фашисты ждали очередной фронтальной атаки. Как и накануне, пулемётно-автоматную трескотню заглушила артиллерийская канонада. Только на этот раз ослеплённые огнём амбразуры молчали. А группа советских бойцов, устремившаяся в обход крепости, не была замечена врагами. И настала та минута боя, которую ясно представлял себе комбат, обдумывая ночью дерзкий план атаки. Неожиданно, словно по взмаху дирижёрской палочки, разноголосый оркестр боя оборвал свою музыку, и гитлеровцы услышали гулкие разрывы гранат и короткие автоматные очереди позади себя, там, где находился командный пункт гарнизонного штаба.

Тревога сменилась паникой. Фашисты кинулись к бреши, но там их встретили огнём наши автоматчики. Обезоруженные пленные гитлеровцы и их прислужники нилашисты стояли на крепостной стене, а советский офицер диктовал им условия капитуляции…

Полк, в состав которого входил батальон Клименко, стал тогда именоваться «Будапештским».

В весенние дни 1945 года в Будапеште был установлен первый на венгерской земле памятник нашим воинам. Это произошло на площади Свободы, и вряд ли кто сегодня в городе, опоясанном широкой лентой Дуная, не видел белоснежную стелу с гербом Советского Союза и надпись на двух языках — русском и венгерском: «Слава советским героям-освободителям».

Примечательно, что памятник поставили через считаные недели после освобождения страны от фашистских захватчиков, когда люди только вышли из подвалов, начинали разбирать руины, налаживать жизнь. На открытие памятника прибыл командующий Вторым Украинским фронтом Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский. Навсегда вошёл Будапешт и в биографию генерала Ивана Терентьевича Замерцева, первого коменданта венгерской столицы.

Автор: Леонид Чирков

Ещё материалы: Леонид Чирков

Просмотров 3096

13.02.2020 00:01

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях