Комар не пролетит, мышь не проскочит

Как корреспонденты «ПГ» хотели перехитрить российских пограничников

28.05.2021 00:00

Автор: Александр Мащенко

Комар не пролетит, мышь не проскочит
  © ПГ/Алексей Васильев

Я двигаюсь спиной вперёд. На прибрежном песке учебной контрольно-следовой полосы остаются едва видимые неопытному глазу отпечатки кроссовок. Делаю одну петлю, за ней другую, третью.

- Теперь зовите ваших следопытов, — предлагаю майору Сергею Светлову.

Старший прапорщик Олег Рулев несколько секунд рассматривает следы и «рисует» портрет нарушителя: мужчина ростом от 175 до 185 сантиметров и весом не более 90 килограммов, размер ноги 42-44, двигался спиной вперёд, намереваясь ввести в заблуждение пограничников.

Я требую объяснений. Оказывается, мой рост и вес выдаёт глубина следов, с размером ноги всё, в принципе, понятно. Нехитрый трюк с движением спиной вперёд разоблачается из-за того, что, пятясь назад, я делал упор на пятки.

- Добрэ, — говорю я, переходя на язык потенциального нарушителя. — Спробуйэмо ще раз.

Залезаю на спину нашему могучему фотокорреспонденту Алексею Васильеву, и он несёт меня через воображаемую границу.

Ухищрения снова разгаданы.

- Нарушитель шёл с грузом, — говорит Рулев. — Смотрите, шаги короткие, а следы глубокие, значит, человек нёс что-то тяжёлое. Общий вес — не меньше полутора центнеров. Весьма вероятно, что один человек нёс второго.

Есть и другие уловки, к которым могут прибегать нарушители — например, заметать следы или переходить контрольно-следовую полосу по матам, перебрасывая их вперёд по ходу движения, но опытные следопыты-пограничники легко разгадывают и эти ребусы.

К тому же сегодня им помогает суперсовременная техника. Государственная граница оснащена высокотехнологичными сигнализационными комплексами с многочисленными чувствительными датчиками. Ни украинский комар не пролетит, ни мышь не проскочит.

Мобильный патрульный комплекс. © ПГ/Алексей Васильев

В комнате дежурного по заставе — несколько мониторов, на которые передаётся изображение с видеокамер, контролирующих границу. Мы видим, как на одном из экранов появляется условный нарушитель, и тут же даётся сигнал тревожной группе выдвинуться на задержание. Поднимая тучи пыли, УАЗ «Патриот» мчится по степи к берегу Сиваша. Мы стараемся не отставать.

Пограничный пёс Лёня

Нарушитель, переплыв неглубокое и неширокое Гнилое море, залёг в прибрежной траве, однако Лёня быстро учуял чужака и рвётся с поводка.

Пограничный пёс Лёня или, более официально, Леон — ровесник Крымской весны. Родился в историческом 2014 году и всю свою сознательную жизнь охраняет границу полуострова. За плечами у него не одна сотня дозоров, а впереди — дембель.

- Собака служит на границе от восьми до десяти лет, а потом «выходит на пенсию», — рассказывает вожатый, прапорщик Роман Горенко.

Очень часто такого «дембеля-пенсионера» забирает к себе домой его вожатый. За годы совместной службы они, можно сказать, становятся одним целым.

Пограничный пёс Лёня и его вожатый Роман Горенко. © ПГ/Алексей Васильев

- Застава начинена суперсовременной техникой — и тут же, как в «пограничную старину», собаки. Неужели нельзя без них обойтись? — спрашиваю я.

- Никак, — отвечает Роман. — Да, видеокамеры или датчики могут помочь обнаружить нарушителя, но его ведь ещё нужно задержать, и здесь без пограничного наряда и служебной собаки не обойтись.

В 2020 году сотрудники Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым задержали 9 нарушителей государственной границы, свыше 1,6 тысячи лиц, пребывающих в пограничной зоне без соответствующего разрешения, а также свыше 2,5 тысячи граждан, предпринявших попытки пересечь российско-украинский рубеж без соответствующих документов.

Так что никакой технический прогресс не сможет заменить старые классические «пограничные технологии».        

Роман родом из Курской области. В погранвойсках тринадцать лет. Начинал службу на родине, потом был Дагестан, и вот теперь, с 2017 года — Крым. Лёня-Леон — уже его третья пограничная собака.

На руке ещё одного пограничника из нашего «дозора», Николая Карпова, неожиданная татуировка — «за ВДВ». После расспросов выясняется, что в продуваемых всеми ветрами войсках он служил срочную службу. А теперь, вот уже 12 лет, — пограничник.

- Везёт, — шучу я. — У вас сразу два знаменитых профессиональных праздника — 28 мая День пограничника и 2 августа День ВДВ.

- Четыре, — отвечает Николай. — Еще День подразделений спецназа 24 октября и День военного разведчика 5 ноября.

Лёня, Рома и Коля своё дело знают крепко. Щёлкают наручники. Нарушитель задержан, сплевывает прибрежный песок, в котором его вывалял пограничный пёс.

Читайте также:

• Нерезиновый Крым: кто уехал и кто «понаехал» • Почему ООН закрывает глаза на водную блокаду Крыма?

Беспокойный Сиваш

Мы стоим на берегу Сиваша. Там, на противоположном берегу, в нескольких сотнях метров от нас, — Украина. Государство, которое в недавно принятой военной стратегии официально назвало Россию своим противником. Уже одно это накладывает особый отпечаток на характер пограничной службы в Крыму. Ни одна другая страна в мире не считает, что находится с нами в состоянии войны.

Кто бы мог подумать? Всего 34 года назад (а кажется, что вчера) я присягал Советскому Союзу в одном строю с ребятами из Киева, Житомира и Черновцов. И вот…

Ещё одна характерная особенность службы в Крыму — полное отсутствие контактов с пограничниками по ту сторону границы. Такого тоже нет больше нигде. Обычно, какими бы сложными ни были межгосударственные отношения, пограничники обмениваются друг с другом информацией, проводят совместные рейды для обеспечения надёжной охраны государственной границы, а здесь вообще никакой связи. В случае возможного обострения ситуации это, несомненно, фактор риска.

Дозор заступает на охрану границы. © ПГ/Алексей Васильев

Пойманный на берегу Сиваша нарушитель — условный. А вот на заставу на наших глазах приводят нарушителей настоящих — парня и девушку задержали за игнорирование правил пограничного режима. Они находились в погранзоне без документов и пропусков. Это самое распространённое нарушение, фиксируется если не каждый день, то через день. На первый раз таких нарушителей обычно просто предупреждают, а в случае повторного инцидента штрафуют от пятисот до тысячи рублей.

Держать на замке границу с Украиной крымским пограничникам помогают жители окрестных деревень — члены добровольных народных дружин, которые как свои пять пальцев знают и эти места, и всех местных. Что делать — здесь, на, пожалуй, самой беспокойной границе России, бдительность нужна, иначе не оберёшься хлопот. Как рассказал на апрельском совещании по обеспечению национальной безопасности в Крыму секретарь Совбеза России Николай Патрушев, в прошлом году на полуострове было предотвращено шесть терактов.

Без тыла нет победы

Главная «тыловая база» российских пограничников на севере Крыма — Джанкой. С их приходом степной городок начал новую жизнь. Выросли современные девятиэтажки, развивается сопутствующая инфраструктура — магазины, сфера обслуживания и досуга, кафе, клубы, спортивные комплексы. Прапорщик Кирилл Фролин, не так давно получивший квартиру в одном из новых «пограничных домов», прибыл на службу в Крым в апреле 2014 года — фактически сразу же после воссоединения полуострова с Россией. И он, и его жена Катя родом из Саратовской области, а вот их дети — уже урождённые крымчане. Дочке Кире — три года. Сыну Стефану шесть лет, он будущей осенью собирается в школу, а после учёбы хочет стать пограничником.

Россия строит новый современный российский Крым. И это действительно не только мост через Керченский пролив, трасса «Таврида», аэропорт, электростанции, школы, больницы и детские сады, но и пограничные заставы с военными городками, потому что, перефразируя классика, только та страна чего-нибудь стоит, которая умеет защищаться.

Цифра

773,6 километра - общая протяжённость государственной границы России в Крыму. Из них:

10 километров — по суше;

140 километров — по Сивашу;

623,6 километра — по Чёрному морю.

Просмотров 28684