«Коллектор» для бездушных

Об алиментном фонде России

В рамках Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы все шире обсуждается идея создания алиментного фонда в России, о которой впервые заговорили семь лет назад представители Федеральной службы судебных приставов

«Коллектор» для бездушных  

Совет Федерации разработал целый пакет законодательных инициатив по механизмам финансирования али­ментного фонда и повышению гаран­тий материального обеспечения де­тей, родители которых уклоняются от уплаты алиментов.

Суть их в том, что государство на время поиска должника берет под опеку нуждающихся детей из непол­ных семей и выплачивает им алимен­ты из специального фонда.

Фонд предлагают формировать за счет бюджетных средств. В итоге не­плательщик оказывается должен го­сударству, а в этом случае разговор с должником будет короче и жестче — нерадивые отцы, а быть может, и матери, не смогут уйти от ответствен­ности. В случае поимки взысканные средства придется вернуть. Возможно, даже с процентами.

Алиментный фонд вовсе не российское ноу-хау. Подобная система погашения долгов по алиментам весь­ма эффективно работает в законопос­лушной Финляндии. В Египте такие функции возложены на государствен­ный Nasser Social Bank, занимающий­ся распределением алиментных вы­плат, а затем взыскивающий долги с уклонистов. А поскольку на практике вернуть деньги оказалось достаточно проблематично, был создан Семей­ный страховой фонд банка, финан­сируемый из отчислений с заключе­ний браков, регистрации рождений и разводов. Негативный опыт создания алиментного фонда показали Польша и Норвегия, где большую часть долга взыскать так и не удалось.

По общему мнению, в России си­туация с уплатой алиментов просто катастрофическая. По решению суда выплачивать алименты обязаны де­сять миллионов россиян. Ежегодно в

Федеральную службу судебных при­ставов поступает более полутора мил­лионов исполнительных производств по принудительному взысканию ро­дительского долга. Общий долг не­сознательных отцов и матерей перед собственными детьми превышает один миллиард рублей. Улизнуть от родительских обязанностей пытают­ся лентяи и работяги, нищие и обе­спеченные. Вроде и законодательство ужесточают, и уголовные дела от­крывают, и за границу не пускают, а все равно мужчины не хотят платить бывшим женам. Только на Ямале, где число жителей едва перевалило за полмиллиона, более пяти тысяч от­цов-бегунов, а на общую сумму их за­долженности вполне можно возвести небольшой детский сад.

«Конечно, на Ямале работа ведет­ся — разыскиваем алиментщиков, убеждаем в добровольном погашении задолженности, оформляем удержа­ние из заработной платы. Общая за­долженность по алиментам на конец 2013 года составляет более 184 мил­лионов рублей. Вот сейчас у нас 5251 исполнительное производство, из них 1800 — абсолютно неблагонадежных. Люди либо бегают, либо находятся в местах заключения. Только в 2013 году в рамках 113 исполнительных произ­водств наложены штрафы за невыпла­ту алиментов на общую сумму около 144 тысяч рублей, а взыскано всего 64 тысячи. Несомненно, детям нужны дополнительные гарантии на получе­ние содержания», — рассказывает ис­полняющий обязанности руководите­ля Управления Федеральной службы судебных приставов по ЯНАО Игорь Демаков.

Гарантии, а точнее, механизм регу­лярного наполнения алиментного фон­да — главная задача, которую сегодня пытаются решить ямальские парла­ментарии и региональные власти. Среди предложений федерального за­конодателя — направить безработного неплательщика на принудительные работы, повысить госпошлину за рас­торжение брака и использовать иму­щество должников в качестве залога уплаты долга. Есть и другие мнения. Однако вряд ли этих средств хватит на то, чтобы пополнять алиментный фонд в постоянном режиме.

Председатель Комитета Заксобрания ЯНАО по социальной политике и ЖКХ Елена Зленко

Заместитель председателя Законо­дательного Собрания Ямала, предсе­датель профильного комитета Елена Зленко пытается понять масштаб про­блемы. «Возникает главный вопрос — каким образом будет наполняться алиментный фонд? Речь идёт, по сути, о появлении новых расходных обяза­тельств у регионов. Соответственно, Федерация должна определить нало­говые источники формирования тако­го фонда. Более того, возложение до­полнительных полномочий на органы опеки и попечительства повлечёт уве­личение их штатной численности, что также потребует расходов. Следует продумать также систему взыскания с алиментщиков платежей, перечислен­ных их детям за счёт средств фонда. Ведь это не разовая акция, фонд дол­жен работать постоянно. Иначе мы породим ситуацию, когда люди али­менты платить не будут, понимая, что все обязательства за них исполнит го­сударство», — поясняет свою позицию Елена Зленко.

Понятно, что разрешить проблему можно только в случае привлечения средств из бюджетов регионов. Теперь представьте суммы, которые должны быть направлены в фонд. И как посту­пать, если неясно, сколько зарабаты­вает находящийся в бегах родитель? По идее, в этом случае фонд должен ежемесячно платить матери-одиноч­ке принятый в регионе прожиточный минимум на ребенка. Или хотя бы его половину. На Ямале региональный прожиточный минимум на ребенка составляет 11 916 рублей, и, скажем, четверть от него — это слишком мало, чтобы говорить о реальном улучше­нии материального положения семьи. Для этого достаточно взглянуть даже на ценники в магазинах.

Фактически это означает, что забо­та о материальном содержании детей ложится на плечи региона. Возможно, с точки зрения государственного под­хода, это справедливо. Но вот с точ­ки зрения рядового обывателя — не очень, ведь первоначально фонд мож­но наполнить только за счет налого­вых поступлениий.

Уполномоченный по правам ребен­ка в ЯНАО Виталий Орешкин убежден, что идея хороша только тогда, когда до конца продуман механизм реализации. В противном случае, это не более чем популизм. «Несомненно, родители, в одиночку воспитывающие детей, явля­ются одной их самых социально не за­щищенных категорий граждан. С этим никто не спорит, — поясняет детский омбудсмен. — На мой взгляд, прежде чем вносить изменения в Бюджетный кодекс, неплохо было бы провести мониторинг о количестве налагаемых административных штрафов за нару­шения семейного законодательства. Нужно адекватное финансовое обо­снование создания фонда. Если не бу­дет четко прописан механизм его фор­мирования, а также куда и на каком основании будут направляться взыски­ваемые с должников алименты, идею выполнить не удастся. Законопроект нуждается в доработке, причем с учё­том мнения всех субъектов Россий­ской Федерации. Если уж законодатель предлагает организовывать фонды за счёт средств региональных бюджетов, регионы вправе понимать цену вопро­са. Ведь это финансовые обязательства перед детьми, исполнять которые при­дется в полном объеме».

Сегодня государство пытается стать «мужем» для одиноких мам и «коллектором» для бездушных отцов. Но если быть до конца честным, таким образом государство пытается испра­вить собственные огрехи. Развод стал общедоступной, необременительной и приятной процедурой. Он происходит в несколько раз быстрее, чем бракосо­четание. А пресловутые гражданские браки? Вообще никаких обязательств и обязанностей. К сведению, в Госдуме хотят увеличить сроки выплаты али­ментов с восемнадцати до двадцати трех лет на детей, обучающихся в об­разовательных учреждениях и не име­ющих самостоятельного заработка. Законопроект уже внесен в нижнюю палату парламента. Значит, и алимент­ные фонды должны стать весомее, чем предполагалось вначале.

Законодательные инициативы тре­буют доработки. Все свои замечания и предложения ямальские депутаты изло­жили в официальном отзыве, который направили в Совет Федерации.

Дарья Петрова

Просмотров 4068

12.06.2014

Популярно в соцсетях