Китайская армия намерена к 2049 году стать передовой мировой военной силой

1 октября — День образования Китайской Народной Республики

Китайская армия намерена к 2049 году стать передовой мировой военной силой

Фото: pixabay.com

В конце сентября в Пекине прошла презентация Белой книги «Вооруженные силы Китая: 30 лет участия в миротворческих операциях ООН», где отмечается, что китайские миротворческие подразделения при Организации Объединенных Наций на сегодняшний день насчитывают восемь тысяч человек. По меркам ООН это очень внушительная цифра, и она выводит Китайскую Народную Республику на первое место в мире по числу военнослужащих, призванных поддерживать мир в неспокойных регионах планеты. «Парламентская газета» изучила вопрос, откуда у Пекина взялась такая немалая «примирительная» сила и как выглядит армия Китая в 2020 году.

История НОАК

Китайские миротворцы, как и в любой другой стране мира, являются профессиональными военными — особой частью национальной армии. Сотрудникам других министерств и ведомств в их рядах делать нечего, потому что действуют миротворцы исключительно в горячих точках — там, где стреляют и где для разведения противоборствующих сторон требуется не только добрая воля, но и военная сила. А ее у Китая хватает…

Днем рождения современной армии КНР — Народно-освободительной армия Китая (НОАК) считается 1 августа 1927 года. В этот день началось восстание в городе Наньчан, быстро переросшее в гражданскую войну, в ходе которой будущий руководитель Китая Мао Цзэдун основал так называемую Красную армию. Сначала она сражалась против вооруженных сил правительства националистической партии Гоминьдан, а затем боролась против японских интервентов.

После разгрома японцев СССР передал китайским товарищам все вооружение Квантунской армии. А затем активно помогал и строить новые вооруженные силы, которые очень быстро из полупартизанских соединений стали многочисленными и довольно боеспособными.

После образования 1 октября 1949 года Китайской Народной Республики ее армия стала неотъемлемой частью государства и развивалась вместе с ним с учетом меняющихся потребностей и внешних вызовов.

Необстрелянной китайскую армию точно не назовешь. После окончания гражданской войны НОАК вела также ограниченные боевые действия с Тайванем. Также принимала участие в двух войнах: в Корейской 1950-1953 годов (в качестве «китайских народных добровольцев») и в Китайско-вьетнамской 1979 года.

Помимо этого, было еще и несколько вооруженных пограничных конфликтов: с Индией в 1962 и 1967 годах, с Вьетнамом (в 1974, 1988 годах и ряде других в период с 1980 по 1990 год) и с СССР (1969 год, остров Даманский).

Начиная с 50-х годов вооруженные силы Китая пережили несколько существенных сокращений. Наиболее крупное из них было проведено в начале 80-х годов прошлого века. Причиной этих реформ была переоценка потенциальных рисков и угроз.

До этого НОАК была в основном сухопутной и «затачивалась» под возможный конфликт с СССР. Но после того как вероятность войны на севере снизилась, китайское руководство стало уделять больше внимания югу — Тайваню и спорным территориям в Южно-Китайском море.

За прошедшие с тех пор 40 лет главной геополитической тенденцией стало стремительное экономическое усиление Китая и постепенное превращение страны из регионального лидера в сверхдержаву с глобальными интересами. Для их реализации одной динамично развивающейся экономики, конечно же, было недостаточно. Нужна была и сильная армия, которая смогла бы обеспечить безопасность государства.

Не числом, а качеством

Уже в 90-е годы прошлого века, понимая тенденцию своего развития, КНР начала программу модернизации национальных вооруженных сил, которая привела к потрясающему росту и качественному изменению возможностей НОАК. Особое внимание было уделено развитию военно-морского флота, ракетных войск и военно-воздушных сил.

В 2015 году стартовала еще одна масштабная реформа, на этот раз структурная, которая должна быть завершена в нынешнем году. Руководство страны занялось повышением эффективности управления войсками, выведением из сферы ответственности НОАК ряда непрофильных задач, а также приведением организационной структуры к современным стандартам.

Глобальной же целью китайской армии на сегодняшний день является «превращение в передовую мировую военную силу к 2049 году». На практике это означает, что Пекин намерен как минимум сравняться с американскими военными возможностями, а то и превзойти их.

Судя по прилагаемым усилиям, поставленные цели носят для него отнюдь не пропагандистский, а сугубо практический характер. Вот лишь некоторые цифры: только официальный военный бюджет страны с начала 1990-го до 2019 года вырос менее чем с десяти миллиардов долларов до 177 миллиардов долларов, выйдя на второе место в мире. Да, он все еще недотягивает даже до четверти американского (716 миллиардов долларов), зато уже в 3,8 раза превышает российский (46 миллиардов долларов).

177 млрд долларов составляет официальный военный бюджет КНР

Впрочем, ряд аналитиков утверждают, что реальные расходы Китая на оборону гораздо больше заявляемых цифр. По оценке Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), только в 2016 году, например, они составили примерно 215 миллиардов долларов.

Как бы там ни было, реформы нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина резко повысили боеспособность Народно-освободительной армии Китая, сделав ее более мобильной, современной и технически оснащенной. Войска КНР планомерно трансформируются в армию американского образца с мощным флотом и авиацией, способную вести боевые действия далеко от дома, защищая глобальные интересы новой сверхдержавы.

Управление и наполнение

В соответствии с конституцией страны армия КНР подчиняется не правительству или руководству Коммунистической партии, а специальному органу — Центральному военному совету КНР (ЦВС). Пост председателя ЦВС считается одним из ключевых в китайской иерархии власти. С 2013 года его занимает генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин.

Обязательная воинская повинность в Китае сочетается с добровольным набором в армию. Обязательному призыву на действительную службу подлежат мужчины в возрасте 18-22 лет. При чрезвычайных обстоятельствах Госсовет КНР и ЦВС могут принять решение о призыве на действительную военную службу мужчин от 36 до 45 лет. Женщины могут призываться или поступать на службу по собственному желанию в возрасте от 18 до 22 лет. Продолжительность срочной службы — два года. Впрочем, из-за переизбытка мобилизационных ресурсов призыв фактически носит выборочный характер. Также возможна служба по контракту на период от восьми до 12 лет.

С пополнением рядов вооруженных сил в КНР проблем никогда не было. Напомним, что численность населения Китая примерно 1,4 миллиарда человек. Для любой современной армии это практически неограниченный мобилизационный ресурс. НОАК может отбирать на службу лучших из лучших, так как из желающих послужить в ВС страны на мобилизационных пунктах стоят очереди.

Долгий путь впереди

Сегодня китайская армия прочно занимает позицию третьей в мире военной силы, уступая только США и России. Впрочем, еще даже до начала нынешнего этапа форсированной модернизации КНР уже была одной из трех стран, способных нанести ядерный удар по любой точке планеты. На тот момент Пекин, впрочем, сильно отставал от основных конкурентов в области обычных вооружений. Однако проводимая реформа как раз и призвана сократить этот разрыв.

В этом году в соответствии с проводимой реформой численность НОАК должна быть доведена примерно до двух миллионов военнослужащих. Речь идет не о наращивании мощи, а, наоборот, о сокращении числа солдат и офицеров. Так, по данным аналитического справочника The Military Balance 2017, в 2016 году НОАК насчитывала 2 миллиона 183 тысячи человек.

Если сравнивать армии Китая, России и США по другим количественным показателям, то по многим из них Пекин может гордиться: он опережает своих основных конкурентов по пяти ключевым категориям из девяти — по сухопутным силам, танкам, артиллерийским системам, многоцелевым подводным лодкам и стратегическим бомбардировщикам.

Впрочем, это не говорит о качественном превосходстве. Многие китайские системы вооружений безнадежно устарели, а их замена на новые образцы — дело не одной ближайшей пятилетки.

Скромность — вежливость королей

В 1964 году Китай пополнил клуб ядерных держав, обзаведясь собственным ядерным оружием. За прошедшие годы доктрина его применения у страны несколько раз изменялась, и сегодня она заключается в обладании малым, но достаточным для ядерного сдерживания арсеналом.

При этом с самого начала создания ядерных сил Пекин заявил о незыблемости двух принципов. Первый заключается в отказе применять ядерное оружие первым, а также использовать его для угрозы неядерным странам. Второй — в отказе от участия в гонке вооружений и в стремлении к разоружению.

Эти принципы в целом регулярно прописываются в китайских доктринальных документах, таких как Белые книги по обороне.

Сказать, насколько активно Китай участвует или не участвует в гонке вооружений, непросто. Ведь другим важным принципом ядерной политики КНР является абсолютная секретность. Страна не входит ни в одно из международных соглашений, предполагающих раскрытие количества развернутых боезарядов. Отличить же китайскую ядерную ракету от неядерной тоже не всегда возможно, поскольку некоторые модификации (особенно ракеты средней дальности DF-21 и DF-26) существуют как в ядерном, так и в неядерном варианте.

Сведения о качественном и количественном составе китайской ядерной триады иногда проскакивают в китайской прессе. Впрочем, трудно себе представить, что происходит это по инициативе китайских журналистов дисциплинированной коммунистической страны. Скорее, через них официальный Пекин пытается донести до мира сообщение о том, что ядерные силы КНР давно не пустой звук, не уточняя, впрочем, насколько они сильны. Единственное, что китайские официальные лица говорят о ядерном арсенале, — что он «самый маленький среди ядерных держав».

Насколько страшен азиатский тигр

Впрочем, несмотря на бурный рост китайской экономики и стремительное усиление армии КНР, России опасаться такого соседа не стоит, считает первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров.

«Мы с КНР никогда не воевали. Ни Российская империя, ни Советский Союз», — сказал «Парламентской газете» сенатор. Небольшой конфликт на острове Даманский в 1969 году, по его мнению, можно не считать, так как он был вызван не принципиальными вопросами, а текущим политическим моментом. Тогда в Китае бушевала культурная революция, а идеологии двух государств не сошлись по ряду моментов.

«Нынешние же отношения России достаточно прочные и находятся на беспрецедентно высоком уровне. В таких условиях говорить о возможности какого-то конфликта не приходится», — подчеркнул Джабаров.

Что касается усиления армии, то оно является неотъемлемой частью развития любого государства, уважающего свой суверенитет. «Китай — это вторая, а может, уже и первая экономика в мире, с интересами по всей планете. Пекин готов их защищать и это просто надо принять», — сказал парламентарий.

Конфликт же между Китаем и Соединенными Штатами, по мнению сенатора, также маловероятен. «Не надо забывать, что речь идет о двух ядерных державах. Полноценное столкновение может вылиться во что-то страшное. Это понимают и в Пекине, и в Вашингтоне. Поэтому, как мне кажется, стороны будут стремиться решать все свои споры за столом политических переговоров, а не на поле боя», — констатировал он.

Просмотров 979

01.10.2020 13:27

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях