Как я покупал у государства клочок заброшенной земли

На задах моего подмосковного огорода, за которым колхозное поле и дремучий лес, местные власти нарезали участок в десять соток. Я узнал об этом совершенно случайно, за какой-то надобностью заглянув в публичную кадастровую карту. Да, за моим огородом есть клочок неудобий, заросший борщевиком и кустарником. А теперь, оказывается, это целых десять соток земли, поставленных на кадастровый учёт.

Власти, конечно, молодцы, коли придают юридический статус подобного рода угодиям. Хоть Россия и велика, земля, как и деньги, любит счёт. Мне бы забыть об этих окадастренных десяти сотках, благо что неоформленных и заброшенных земель в округе на пол-Европы хватит. Но ведь наша власть ничего просто так делать не станет. Тем более ставить землю на кадастровый учёт там, где она даром никому не нужна. 

И я решил: «на всякий случай» попытаться присоединить окадастренный клочок к задам моего огорода.

Переписка с администрацией района, где расположена моя деревня, оказалась тщетной. Нет, сказала мне в письменном ответе администрация. Присоединить эти злосчастные десять соток к вашему участку не получится. Во-первых, между земельными наделами нет смежной границы. Во-вторых, что более существенно, у участков разный вид разрешённого использования. Ваш — под личное подсобное хозяйство, а тот, в котором десять соток, — под индивидуальное жилищное строительство. Так что гудбай!

Это напрягло меня ещё больше. Получается, что в перспективе на задах моего огорода может вырасти какой-нибудь коттедж, совершенно лишний в моей деревенской пасторали. Какие варианты? Выкупить или взять у государства в аренду эти чертовы десять соток!

Переписка с администрацией начинала принимать новый оборот, в ходе которого пришлось шевелить мозгами уже по-серьёзному.

Аренда отпадала сразу, поскольку светил кабальный договор. Раз это земли ИЖС, арендатор обязан в течение трёх лет построить всё тот же коттедж. Иначе — вон с арендованной земли.

Что касается покупки — это более длительная бюрократическая процедура, с торгами на аукционе и выплатой задатка. Стартовая цена — кадастровая стоимость десяти соток, то есть 350 тысяч, к которым в случае удачи нужно присовокупить ещё примерно столько же на приведение земли в порядок. 

«Однако!», как говаривал незабвенный Киса Воробьянинов, изучая ресторанное меню в присутствии противницы вегетарианства Лизы Калачёвой.

Скрепя сердце я всё же подал соответствующую заявку в районную администрацию. Покупка — это не аренда. Строить на прикупленной земле можно сколь угодно долго. Пока кто-то раньше не помрёт — Насреддин, ишак или падишах.

В течение месяца моя заявка на покупку земли томительно меняла статус. «Принято в работу», «Передано распоряжение в МВК» и, наконец, — «Отказано в предоставлении услуги». Причина? «Согласно планам администрации, указанный участок земли предназначен для передачи многодетной семье».

Ну что ж, многодетная семья — это святое!

Я вновь изучил публичную кадастровую карту с моей деревней, которая приросла не одним, а несколькими участками для многодетных семей, затем осмотрел участки «в натуре».

Картина обычная, когда заходит речь о широких жестах государства в пользу наименее защищённых наших граждан. Земля для многодетных, как заведено, нарезается по остаточному принципу. На отшибах и в оврагах, где не то что строиться, а привести землю в порядок затратно и проблематично. Без намеков хотя бы на зачатки инфраструктуры — ни проехать к участкам, ни пройти. До ближайшего трансформатора чуть ли не километр, до газовой нитки — все пять. Школа за 12 километров, поликлиника — за 20 с лишним.

За 160 лет существования деревни, население которой со 192 человек сократилось до 11, властями здесь мало что делалось, если не считать установки десятка уже перегоревших фонарей и посыпанную щебёнкой улочку.

Может, ренессанс теперь не за горами? Вряд ли. То, что в моей деревне и вокруг неё, вполне отражает общую картину с земельными участками для многодетных. По сообщению уполномоченного по правам человека той же Московской области Екатерины Семёновой, в регионе только 55 процентов таких участков обеспечено электричеством, дорогами — 38, газом — пять, водопроводом — полтора процента. О шаговой доступности школ, детских садов, поликлиник и больниц говорить не приходится и вовсе.

Впрочем, земля, как ни крути, сама по себе капитал. В крайнем случае, построившись и оформив участок в собственность, его можно продать и перебраться в более обжитое место. Но не тут-то было. Как в 2018 году признался на «круглом столе» в Госдуме бывший на тот момент начальником Управления земельных отношений Росимущества Виталий Вольфовский: «Это не те земли, которые кто-то захочет купить у многодетной семьи».

Я бы купил. Хотя бы для того, чтобы вдохнуть какую-нибудь жизнь на задах моего огорода. Но теперь понимаю: эта затея уже не имеет смысла.

Автор: Марат Абдуллаев

Ещё материалы: Марат Абдуллаев

Просмотров 5373

18.11.2019 00:01




Загрузка...

Популярно в соцсетях