Как преодолеть издержки атомной эры

Международная научно-практическая конференция «Радиоактивность после ядерных взрывов и аварий: последствия и пути преодоления»

С минуты молчания в память о не доживших до 30-летия чернобыльской катастрофы участниках тех роковых событий началась Международная научно-практическая конференция «Радиоактивность после ядерных взрывов и аварий: последствия и пути преодоления», прошедшая при поддержке Постоянного Комитета Союзного государства на базе НПО «Тайфун» в Обнинске 

Как преодолеть издержки атомной эры  
Представительная встреча ученых и специалистов, при­частных к этой теме, при­влекла более 160 участников из Рос­сии, Беларуси, Казахстана, Японии.
 

ГДЕ МОЖНО ЖИТЬ?

Теперь всем понятно, что замалчи­вание или непонимание происхо­дившего под Киевом в апреле 1986 года после катастрофы на Черно­быльской АЭС обернулось множе­ством трагедий и колоссальными экономическими потерями. Казалось, что урок усвоен, но пятилет­ней давности события в Японии после аварии на АЭС «Фукусима» показали, что мгновенно отреагиро­вать там по многим причинам тоже не смогли.
О важности экстренного инфор­мирования об аварии такой степени опасности и скорейшего реагирова­ния в Обнинске говорилось немало, но этими вопросами ее программа далеко не исчерпывалась. Орга­низаторы вынесли на обсуждение обширный круг тем, связанных с последствиями загрязнения окру­жающей нас среды, вызванными техногенными авариями, а также испытаниями ядерного оружия, за­хоронениями отходов АЭС.
Отдельным направлением кон­ференции стали вопросы развития мониторинга процессов, происхо­дивших и происходящих после экс­тремальных ситуаций ядерной эры. Таких территорий в России четыр­надцать. Отнюдь не все из них запо­рошил радионуклидами Чернобыль. Алтайскому краю, например, доста­лось от Семипалатинского полиго­на, на котором испытания ядерного оружия проводились с 1953 года. Причем, по словам заместителя главы МЧС Сергея Воронова, Ал­тай — земля в лучшем смысле слова особая. При заметном и даже крат­ном превышении естественного фо­на состояние здоровья жителей не вызывает тревог специалистов.
Во всех этих регионах постоян­но проводятся необходимые отсле­живания уровней радиации, и по принятым для этого критериям дозовой нагрузки и плотности за­грязнения почти все они достаточно чисты. Не вполне благополучной остается главным образом Брянская область, где с этой точки зрения де­ла еще не выправились примерно в трехстах населенных пунктах.
Кавычки
В результате аварии на ЧАЭС произошел выброс радиоактивных веществ, в том числе изотопов урана, плутония, йода-131, цезия-134, цезия-137, стронция-90…»
С первых же выступлений вы­яснилось, что научно-технические проблемы невозможно рассматри­вать в отрыве от социально-по­литических, медицинских и даже криминальных аспектов постчернобыльской поры. Оказывается, на­пример, что льготы и материальные выплаты, гарантированные законом для жителей пострадавших терри­торий, стали поводом для разного рода махинаций. Немало ловкачей исхитряются зарегистрироваться на этих территориях, практически там не появляясь или появляясь только для того, чтобы подтвердить свое существование для получения льгот. Небезуспешное взимание компенсаций за якобы утраченное жилье вообще превратилось уже в разновидность теневого бизнеса. Мошенники приспособились го­родить на месте исчезнувших изб халупы чуть ли не из картона, а за­тем исхитряются успешно получать выгоды от своих махинаций. В од­ной только Брянской области счет идет на многие миллиарды. Сейчас, правда, такого рода выплаты пере­адресованы местным бюджетам и региональные власти вынуждены наводить порядок, но решитель­ные действия в этом направлении явно не понравятся избирателям, так что губернаторы подобных об­ластей в преддверии выборов на пересмотр существующей практики идти особо не спешат.
Увы, по свидетельству председа­теля программного комитета кон­ференции, генерального директора ФГБУ «НПО «Тайфун» Вячеслава Шершакова, министерства и ве­домства, отвечающие за социаль­ную политику, за здравоохранение и за финансы, конференцию в Об­нинске почти проигнорировали, хотя для них там нашлось немало злободневных тем.
Он считает, что многие терри­тории уже практически безопасны для проживания. Радионуклиды за­частую, так сказать, ушли вглубь, так что излучение поверхности земли не достигает. Остаются, ко­нечно, вопросы, что можно, а что не следует из полученного на этих землях употреблять в пищу. Понят­но, что нельзя собирать грибы, по­добно губкам впитывающие ненуж­ные людям элементы, но и другие аспекты темы столь серьезны, что оставлять их без внимания будет слишком дорогим удовольствием.
 

УСТОЯЛИ ПЕРЕД РАДИАЦИЕЙ

Потрясения масштаба чернобыль­ского не обходятся без слухов, ко­торыми и без того мир полнится. Притом распространяется молва с быстротой просто неимоверной. Конечно, после снятия завесы чрез­мерной секретности достоверных сведений стало поступать намного больше, но часть их зачастую до­ступна лишь специалистам.
Разговоры о трехголовых теля­тах, скелетах аистов, истлевших пря­мо в гнездах, и о подобных страстях расплылись по единой еще стране в считаные месяцы после катастро­фы, когда еще ни одно более или менее высокоорганизованное живое существо попросту не успело дать пригодное для изучения потомство.
Похоже, что распространители версий и слухов были в свое вре­мя усердными читателями братьев Стругацких, еще в 60-е годы про­шлого века написавших фантасти­ческий рассказ о последствиях не­удавшегося и забытого эксперимен­та, связанного с радиоактивными последствиями научных изысков.
А мостик между вымыслом и ре­алиями при желании перебрасыва­ется запросто. Увидев на экране над столом президиума конференции кадры с разгуливающими по за­претной зоне кабанами, безмятежно летающими птицами и прочим, не похожим на страдающее, царством фауны, я не мог не спросить доктора физико-математических наук Ивана Крышева, выступившего на обнинской конференции с докладом об экологических рисках событий: как сказалось чернобыльское всесоюз­ное горе на братьях наших меньших?
Оказалось, что сказаться-то оно, конечно, сказалось, но о кошмарах, описанных фантастами, говорить не приходится. Всевозможное зверье в зоне отчуждения чувствует себя вполне благополучно. Правда, бла­гостность состояния флоры и фауны связана в основном с тем, что чело­век и туи другую составляющую дикой природы вынужденно оставил в покое, а без его вмешательства она всегда чувствует себя неплохо. Един­ственным катастрофическим послед­ствием для биосферы Чернобыль­ской зоны стало появление после взрыва «красного» или «рыжего» леса, на который пришлась воистину удар­ная волна излучения. Придись она на сам город Припять — и последствия стали бы воистину чудовищными, но вырвавшаяся на волю стихия людей в этом случае пощадила.
Считать, однако, что вообще ни­чего не происходит, никто из серьез­ных ученых не собирается. Другое дело, что многое и многое еще не ис­следовано и не объяснено. Хотя и то, что уже наблюдалось, дает много пищи для размышлений. Взять хотя бы слухи о том, что в районе Черно­быля и на Урале появились некие популяции, вообще не реагирующие на воздействие альфа-бета-гамма из­лучений. После несчастья на комби­нате «Маяк» с годами действительно обнаружились мыши, которым об­лучение не страшно. Но… природа не любит перекоса и зачастую ведет себя по закону сообщающихся со­судов. Обретя устойчивость к ради­ации, эти самые уральские мышки утратили привычную для тех широт способность переносить морозы и в первую же студеную зиму под­чистую… вымерзли.
Воспользовавшись приездом в Обнинск многих компетентней­ших ученых, я не мог удержаться от проверки другой ходячей мол­вы о том, что разные растения по-разному поглощают радионукли­ды, полностью игнорируя при этом формальную логику. Вроде бы в зо­не загрязнения клубника, плодоно­сящая в нескольких сантиметрах от земли, должна «наглотаться» куда больше стронция или цезия, чем смородина, чьи ягоды вызревают сравнительно высоко над почвой. Оказалось, что все наоборот — смо­родине в этом смысле следует до­верять меньше, чем ее низкорослой сестре по ягодному царству. Но при этом природа иногда склонна сама идти навстречу человеку. В районе японской Фукусимы вдруг сошел оползень, накрывший загрязнен­ные участки полуметровым слоем «чистой» земли, таким образом из­бавив людей от многих и многих забот…
Однако еще Мичурин говорил, что мы не можем ждать милостей от природы, так как взять их - наша задача. Потому-то заслуженное внимание привлекло выступление академика Национальной академии наук Беларуси Иосифа Богдевича о плодотворном опыте по «лечению» пострадавших от радиоактивного загрязнения земель. Для многих откровением стало, что благодаря обработке препаратами калия, способного вытеснять опасные радиоактивные изотопы, на таких полях можно получать вполне экологически приемлемые урожаи. Всего же в Республике Беларусь уже удалось вернуть аграриям более 200 тысяч гектаров зараженных сельскохозяйственных угодий.
 

СТРАТЕГИЯ НА БУДУЩЕЕ И ПРОГРАММЫ НА СЕГОДНЯ

Конференция разработала цикл рекомендаций для дальнейших ис­следований. Минприроды России предложено сформировать межве­домственную комиссию для орга­низации и ведения радиационного мониторинга на территории всей страны. Это особенно важно, по­скольку отслеживанием занимаются многие ведомства, от Министерства обороны до «Росатома», информация которых не всегда доступна осталь­ным. Фукусимская драма напомнила о необходимости комплексного сле­жения за радиационным состоянием Арктики и прочих морских аквато­рий. Дело еще и в том, что японцы, не раз обвинявшие нас в замалчива­нии информации, сами не очень-то склонны ею делиться. Чтобы узнать, что реально угрожает российским землям и водам, Росгидромету при­ходилось посылать самолеты к гра­нице территориальных вод.
Не забыто техническое оснаще­ние исследований и в том числе беспилотники. Тридцать лет назад многих несчастий удалось бы из­бежать, находись эти летающие ла­боратории в распоряжении наших ученых. Предложено, в частности, обратить внимание на мониторинг районов, которые являются уни­кальными природными полигонами для развития системы радиацион­ной защиты и методологии анали­за экологических рисков. Это, на­пример, леса и замкнутые озера, естественная очистка которых идет куда медленнее, чем на открытых пространствах. Не забыто изучение процессов миграции радионуклидов в почвах и влияние этого процесса на снижение мощности дозы внеш­него облучения.
А самый, должно быть, важный пункт связан с разработкой нацио­нальной стратегии защиты населе­ния и окружающей среды в случае радиационной аварии с привязкой к стандартам МАГАТЭ и с учетом всего опыта, полученного после Чернобыля и Фукусимы…
200 тысяч гектаров зараженных радиоактивными изотопами земель удалось вернуть аграриям в Беларуси
Но если разработка грядущей стратегии — дело ближайшего, но все же будущего, то программы Со­юзного государства, разработанные для устранения или хотя бы смяг­чения последствий «чернобыльской весны», — уже реальность. Более четырех миллиардов российских рублей было ассигновано на пер­вые четыре, причем три из них вы­полнены полностью, а последняя будет завершена в нынешнем го­ду. Заметные средства выделяются и сверх программ. Заместитель Го­сударственного секретаря Союзного государства Иван Бамбиза расска­зал на конференции, что более 180 миллионов рублей выделяется для адресного лечения пострадавших, в целевом списке этого года — 809 жителей Беларуси и России.
С бедой такого масштаба мож­но справиться только совместными усилиями. В Союзном государстве уже создано единое нормативно-правовое пространство и общие си­стемы оказания специализирован­ной медицинской помощи гражда­нам России и Беларуси, существует материально-техническая основа единой системы оказания специали­зированной медицинской помощи. Разработан единый российско-бе­лорусский регистр, учитывающий оказание специализированной ме­дицинской помощи. В Гомеле по­явился полностью оборудованный Республиканский научно-практиче­ский центр радиационной медицины и экологии человека. В Гродно запу­щен завод медицинских препаратов. Что касается России, то завершена реконструкция Медицинского радио­логического научного центра Мин­здрава России в Обнинске и Все­российского центра экстренной и радиационной медицины МЧС в Санкт-Петербурге. Уже четырнад­цать лет за счет средств бюджета Союзного государства выделяются путевки детям с загрязненных тер­риторий в лучшие оздоровительные центры. Ученые России и Беларуси совершенствовали в рамках про­грамм единую систему радиацион­ной защиты, обеспечивали развитие и эффективное применение пере­довых технологий медицинской по­мощи и реабилитации наших сооте­чественников, подвергшихся ради­ационному воздействию… Всего не перечтешь. А сейчас обсуждается уже пятая программа.
В целом же, по словам Ивана Бамбизы, национальные и союзные программы позволили значительно продвинуться вперед в понимании комплекса проблем загрязненных территорий. А без этого полностью их для безопасной жизни не вернуть.
 
Памятник жертвам ядерных катастроф в Тамбове. Фото Юрия Инякина
 
Памятник жертвам ядерных катастроф в Тамбове   Фото Юрия Инякина


Автор: Олег Дзюба

Просмотров 2471

05.07.2016

Популярно в соцсетях