История — это опыт пережитого

Историческая тема — сегодня одна из самых обсуждаемых в российском обществе.

Кажется, все: и обычные граждане, и политики осознали, что без восстановления связи времен, сохранения исторической памяти и противостояния попыткам фальсификации или искажению исторических фактов очень трудно, если не сказать невозможно, строить современное государство и развивать гражданское общество. Этот тезис подтверждает уже один тот факт, что задача по разработке единого учебника истории поставлена Президентом России.

История — это опыт пережитого

Сергей Нарышкин на международной конференции / Фото: ЮРИЯ ПАРШИНЦЕВА, «РФ СЕГОДНЯ»

Можно не сомневаться, что работа эта будет выполнена. Однако нельзя не по­нимать и другого. Учебник истории, как бы он ни был хорош, способен дать лишь «азы» исторических знаний. И по своему объему они неизбежно будут не­сопоставимо малы по сравнению с ин­формационным потоком, обрушиваю­щимся на граждан из современных масс медиа. А этот поток по различным при­чинам чаще всего далек от историче­ской правды. В этом лишний раз можно было убедиться, слушая выступления участников международной конферен­ции «Великая Отечественная война. Уроки истории, общая память и брат­ство народов». Она прошла в преддве­рии трагического для всех народов быв­шего СССР Дня памяти и скорби — дня начала Великой Отечественной войны.

Очень точно заметил открывавший конференцию Председатель Государ­ственной Думы Сергей Нарышкин,
что, к сожалению, во многих странах и сегодня мало знают о том, чем была Великая Отечественная война для на­родов Советского Союза, что они вы­несли на себе, и какую роль сыграли в исходе всей Второй мировой войны. Возможно, поэтому, констатировал он, многие за пределами стран Содруже­ства плохо понимают, почему мы так дорожим памятью о Великой Победе. Для нас это не только вопрос истори­ческой правды, это еще и вопрос мо­рали.
 
Однако не секрет, что историче­ская правда и строящаяся на ее основе общественная мораль далеко не всех устраивает. И об этом тоже говорил Сергей Нарышкин, подчеркивая, что известно немало примеров, когда со­бытия прошлого в угоду сиюминутной политической выгоде или по каким-то иным соображениям и интересам подвергаются, мягко говоря, чересчур вольной интерпретации, а на самом деле искажаются злонамеренно. Исто­рия Второй мировой, отмечал он, едва ли не чаще других становится полиго­ном для подобных «упражнений». Хо­тя именно на ее итогах выстроена вся современная система международных отношений. Так, видимо, именно по­этому российский взгляд на историче­скую правду кому-то и неудобен?
 
Достаточно вспомнить не такие уж далекие события, когда несколько лет назад неожиданно на Западе про­катилась волна новой «трактовки» пакта Молотова—Риббентропа, на ос­новании которой СССР обвинялся в разжигании Второй мировой войны. Именно эта тема мучительно долго и оскорбительно для народов бывшего СССР муссировалась в средствах мас­совой информации, абсолютно игно­рируя при этом тот реальный, решаю­щий вклад Советского Союза в победу над фашизмом, усилия и колоссальные жертвы, которые были им тогда поне­сены. Но есть примеры и посвежее. Вот что рассказал на конференции из­вестный украинский политик Влади­мир Литвин.
По его словам, с момента распа­да Советского Союза и до 1995 года в Украине официально не отмечал­ся День Победы. Сегодня же, сооб­щил он, в Верховной Раде Украины зарегистрирован проект постанов­ления об изъятии термина «Великая Отечественная война» из норматив­но-правовых актов Украины и учеб­ной литературы как противоречащего исторической правде и европейским принципам. Впервые сделана попыт­ка подвести некую правовую подпорку под идеологические позиции отдель­ных политических сил и политиков, а также под настроение части людей, прежде всего на Западной Украине. Все это, подчеркнул Владимир Литвин, укладывается в схему действий другой трактовки истории войны, на основе упрощенных построений, при которой отходят на второй план неоспоримые факты, касающиеся вклада Украины в общую Победу.
 
Понятно, почему такие попытки ис­кажения истории происходят именно в Украине. Но базируются они именно на экстремистских и злонамеренных трактовках фактов и событий, вроде уже упомянутого советско-германско­го пакта. В этой связи, уместно вспом­нить замечание, высказанное дирек­тором Германского исторического ин­ститута в Москве Николаусом Катцером: «Нет профессиональных ученых-историков, которые хотели бы прини­зить роль СССР в борьбе с фашизмом, этим занимаются совершенно другие люди». Наверное, это действительно так. Но почему-то голос этих непро­фессионалов слышен гораздо сильнее и зачастую их слова падают на «благо­датную» политическую почву.
 
Кто знает, может быть, это происхо­дит потому, что мы сами до сих пор не знаем до конца всю правду о Великой Отечественной войне? Ведь даже сей­час, спустя почти семьдесят лет после ее окончания, появляются новые фак­ты и события тех военных лет. И про­исходит это вовсе не потому, что они были забыты, а потому, что они были закрыты для общества как ненужная правда о войне.
 
Это касается и непосредственно во­енных действий, например, Ржевской битвы, которая, как выяснилось не­давно, стоила СССР колоссальных по­терь, и фактов околовоенных. Так, по словам ректора МГИМО Анатолия Торкунова, война эта велась силами коалиции государств, а у нас до по­следнего времени замалчивались или недостоверно оценивались поставки союзников по ленд-лизу. А что мы во­обще знаем об их взаимоотношениях в те годы? Только к 70-летию Победы будет издана новая редакция перепи­ски лидеров антигитлеровской коали­ции в сопровождении ставших доступ­ными документов исторических архи­вов трех стран. Победа была общим делом, поэтому должны быть и общая память, общее представление о сути войны и ключевых слагаемых этой Победы, считает ученый.
 
Очень правильная мысль сделать максимально доступными историче­ские материалы о событиях тех лет. Об этом говорили многие из участни­ков конференции, и только это дей­ствительно, похоже, может помочь в противостоянии с фальсификатора­ми истории. Главные инструменты в борьбе с экстремистскими попытка­ми ревизионистов одинаковы во всех странах: гласность, публичность кри­тики, доступность источников и ар­хивов, а также принципиальность и порядочность ученого, считает Николаус Катцер. И такой же позиции при­держивается президент Фонда исто­рической перспективы Наталия Нарочницкая: «Когда история стала ин­струментом политики и манипуляции общественным сознанием, — уверена она, — только работа с источниками позволит отстаивать правду о войне, защищать свою историю — опорный пункт объединяющего национального сознания».
 
Все верно. Чтобы говорить правду о войне и отстаивать правоту своей страны, надо эту правду знать и иметь мужество ее признавать. В этом смысле трудно не согласиться с режиссером документального фильма «Протоколы войны» Сергеем Швыдким. Этот фильм, основанный на протоколах опросов советских солдат в самый разгар Сталинградской битвы, был показан в дни празднования Победы. Он произвел неизгладимое впечатление именно своей обнаженной солдатской правдой и внес существенный вклад в дело сохранения исторической памяти. История — это опыт пережитого, заметил режиссер, а без правдивого опыта великие события могут превратиться в легенду, поэтому не надо бояться правды о войне, какой бы горькой она ни была, поскольку она не отменит самого главного — Победы.
 
Николай ДОРОФЕЕВ
Просмотров 9308

27.06.2013 15:56