Ирина Рукавишникова: В новом учебном году учителей освободят от «бумажного рабства»

2 сентября в российских школах и вузах начинается новый учебный год, который принесет педагогам долгожданное освобождение от бюрократической нагрузки

Ирина Рукавишникова: В новом учебном году учителей освободят от «бумажного рабства»

Фото: Игорь Самохвалов / ПГ

В конце весенней сессии сенаторы и депутаты внесли в Госдуму проект федерального закона, ограничивающего перечень отчетности для педагогов начальной, средней и высшей школы. Этот документ был разработан по итогам Всероссийского опроса учителей, инициированного членом Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, доктором юридических наук Ириной Рукавишниковой, рассказавшей «Парламентской газете», почему так важно освободить педагогов от составления отчетов для галочки и какие еще законодательные изменения в сфере образования готовят в палате регионов.

- Ирина Валерьевна, какие проблемы в организации труда учителей выявили результаты Всероссийского мониторинга? Чем именно были недовольны участники опроса и как «излишняя отчетность» сказывается на качестве подготовки к урокам?

- Опрос, в котором приняли участие более 50 тысяч педагогов из всех регионов, проходил с 19 апреля по 31 мая 2019 года. Согласно его результатам, почти все учителя (94 процента) страдают от бюрократической нагрузки.

В составленном педагогами рейтинге «ненужных» документов — фото- и видеоотчеты по внеклассным мероприятиям, подготовка статистических данных для министерств и ведомств и дублирование электронных документов. Учителя жаловались на то, что их заставляют вести отчеты по всем школьным мероприятиям, готовить статистику для министерств и местных властей и заполнять бумажный журнал в дополнение к электронному. Неудивительно, что при такой нагрузке времени на качественную подготовку к урокам не остается.

Примечательно, что шесть процентов участвующих в опросе и не жалующихся на бесконечные отчеты — московские учителя. Они не перегружены бумажной работой во многом благодаря тому, что в столице выполнены все пункты программы «электронная школа». В городе успешно работает и постоянно модернизируется система «электронный дневник», куда заложены все учебные планы и программы. Кроме того, от московских педагогов не требуют дублировать всю документацию на бумаге на случай, если система вдруг выйдет из строя. Еще один лайфхак, который позволяет экономить время московских учителей, — электронная библиотека сценариев уроков. Из чего можно сделать вывод, что в Москве сложилась оптимальная система, которую можно взять за образец.

- Расскажите о законопроекте, направленном на дебюрократизацию труда учителей. Как в случае его принятия изменится нагрузка на педагогов?

- 25 июля 2019 года в Государственную Думу внесен проект федерального закона, который наделяет Минпросвещения России и Минобрнауки России полномочиями по определению перечня отчетности педагогов начальной, средней и высшей школы. Таким образом, отраслевые приказы министерств в данном вопросе будут иметь силу федеральных законов. Напомню, ранее подобных полномочий у данных министерств не было.

В своих многочисленных выступлениях министр просвещения Ольга Васильева обещала, что обязательный перечень отчетности для учителей средней школы будет ограничен следующими документами: электронный дневник, электронный журнал, поурочный план и календарно-тематический план занятий. Кроме того, полномочия по ограничению форм отчетности получит и Минобрнауки, то есть они затронут и высшую школу.

Законопроект появился после прошедшего по инициативе Совета Федерации Всероссийского опроса учителей о возможностях дебюрократизации их труда. В нем приняли участие более 50 тысяч человек.

- В Минпросвещения в новом учебном году готовят еще одно новшество — единый документ, где будут регламентированы обязанности школьных психологов. Как вы оцениваете эту инициативу?

- Первое, что требуется сделать в этом направлении, — увеличить количество школьных психологов. Второе — наладить систему постоянного повышения квалификации и адаптации психологов и педагогов к изменяющимся условиям. К известной проблеме «переходного возраста» сегодня добавляются риски игровой и компьютерной зависимости, нежелательных коммуникаций через социальные сети, вовлечения детей и подростков в процесс употребления алкоголя и сильнодействующих веществ и так далее.

Особый подход школьного психолога и педагогов-предметников нужен к «особенным» детям. Также требуется адаптация ученикам, для которых русский язык не является родным.

Чтобы предотвращать риски, нужно не только знать их, но и идти на шаг впереди проблем. Но проходить повышение квалификации педагоги должны не за собственные средства, как это часто бывает, а за счет работодателя. Такая просьба от педагогического сообщества неоднократно звучала в ходе проведенного нами опроса.

Нужны тематические родительские собрания по тем или иным значимым для каждой возрастной группы вопросам, а не только по проблемам успеваемости и поведения учеников. В нашей школе, к сожалению, они до сих пор редки, а родители общаются между собой и с педагогами в чатах или мессенджерах.

В Ростовской области, которую я представляю в Совете Федерации, есть прекрасная практика проведения общешкольных тематических родительских собраний. В частности, по проблемам профилактики потребления алкоголя и наркотиков, зависимости от компьютерных игр, соцсетей и других. На эти мероприятия приглашаются специалисты высокого уровня, которые общедоступным языком рассказывают о конкретной проблеме и способах ее предотвращения, отвечают на вопросы родителей, проводят для них личные консультации, ведь не всякую боль родители готовы обсуждать публично. Такой формат, как показывает практика, очень востребован родительским сообществом,

- На «круглом столе» в пресс-центре «Парламентской газеты» вы перечислили проблемы, мешающие профилактике наркомании у школьников. Что нужно сделать, чтобы опросники и медосмотры школьников были более информативными?

- Проблема действительно очень серьезная. В ней важно не только выявить факт употребления, но и выстроить грамотное взаимодействие с подростком его родителей, педагогов, правоохранительных и медицинских структур и так далее. Увы, нередко родители подростка, который оступился, боятся постановки на учет у нарколога и в комиссии по делам несовершеннолетних. Они стремятся скрыть проблему, справиться своими силами, которых, как правило, недостаточно. Боятся испортить биографию, но рискуют жизнью и здоровьем подростка.

- Вас не только как сенатора, но и как маму школьника устраивает ли качество школьных учебников? И насколько, по вашему мнению, изменилась школьная программа?

- Я не считаю нынешнюю школьную программу непосильной. Но есть определенный дисбаланс по различным предметам. Например, к программе и учебникам по математике и русскому языку в начальной школе, где учится мой ребенок, у меня вопросов нет. Математика особенно радует разнообразием учебников, направленных на развитие различных навыков — логики, сообразительности, а не только счета. От этого напрямую зависит интерес ребенка к предмету.

А такой предмет, как окружающий мир, на мой взгляд, эклектичный и поверхностный, не дающий системы и четких знаний. Такое впечатление, что в нем попытались объединить все — от вопросов государственного устройства, ОБЖ и права до географии и сферы взаимодействия между людьми. Темы чередуются произвольно, объекты для изучения (страны, города, животные и другое) отобраны по непонятному принципу, целостной картины мира не возникает. Постоянно идут отсылки к Интернету без указания четких, достоверных источников, задания предполагают использование гаджетов, которых у ученика может и не быть. Другая проблема — большая доля ответственности за качественное выполнение домашних заданий возлагается на родителей, хотя учиться должен ребенок. В нынешнем виде этот предмет формирует «клиповое» мышление и практически бесполезен. По данным Минпросвещения, по окружающему миру уже ведется работа над принципиально иным учебником.

Сегодня учебник — скорее развернутый план, предполагающий большую долю самостоятельной работы, а не полноценный источник знаний. Авторы современных учебников ориентируются на то, что родители будут активно помогать ребенку учиться, но так происходит не всегда, и учиться должен сам ребенок.

Еще один больной вопрос — литература. Или «литературное чтение», в рамках которого детям предлагаются «извлечения» из классических произведений. Но вырванное из контекста всегда плохо. Пусть лучше изучается меньшее количество художественных произведений, но в полном объеме, а не фрагментами или в пересказе. Иначе теряется восприятие прекрасного, ничего не остается в памяти и начинается бессмысленное «натаскивание» на ЕГЭ, а не получение знаний.

Проблему слабого знания родной литературы я, когда работала деканом юридического факультета РГЭУ (РИНХ), видела и по студентам-первокурсникам. Мы нашли прекрасное средство — студенческий театр, где студенты знакомились с классикой, учили длинные монологи, совершенствовали навыки публичного выступления, преодолевали психологические барьеры и занимались с огромным интересом.

- Разделяете ли вы тревогу многих представителей регионов, что лучшие выпускники стараются окончить вузы Москвы или Санкт-Петербурга и устроиться работать в этих городах? Что, по вашему мнению, необходимо сделать для того, чтобы предотвратить отток студентов из регионов?

-Большинство российских вузов в регионах, конечно, имеют более скромные возможности по финансированию и взаимодействию с научно-исследовательскими центрами, чем столичные вузы. Поэтому популярность столичных вузов, вполне логично, более высокая. Хотя у каждого региона есть как минимум один вуз, которым субъект имеет все основания гордиться. Да и качество высшего образования в регионах ничем не уступает столичному.

К примеру, опубликованный на днях рейтинг социально-экономических, педагогических и юридических вузов 2019 года «Национальное признание» поставил вуз, с которым меня связывают долгие годы сотрудничества — Ростовский государственный экономический университет (РИНХ) — на 8-е место среди всех российских вузов данного профиля, сразу после учебных заведений Москвы и Санкт-Петербурга.

Напомню, что сегодняшняя двухступенчатая модель высшего образования позволяет студентам быть более мобильными и учиться в разных вузах и регионах. Например, первые четыре года бакалавриата — поближе к дому, а магистратуру окончить можно и в столице. Или наоборот. А для побуждения молодых специалистов к работе, например, в сельской местности в Ростовской области и во многих других субъектах России существуют эффективные стимулирующие программы. В частности, медицинским работникам и педагогам бюджет помогает с жильем и обустройством на новом месте.

Хочу пожелать в новом учебном году студентам и ученикам — новых знаний и открытий, увлеченного и эффективного обучения, а их педагогам — учеников, которыми они будут гордиться!

Просмотров 4727

30.08.2019 00:00





Загрузка...

Популярно в соцсетях