Все о пенсиях в России

10:58Армейским пожарным хотят разрешить досрочно уходить на пенсию

09:31Для педагогов среднего профобразования предложили ввести досрочную пенсию

вчераС 1 июня у некоторых россиян вырастут пенсии

…И не крякать!

21.12.2022 16:43

Отечественные СМИ со ссылкой на Fox news сообщают, что Стэнфордский университет провел очередную ревизию английского лексикона. После чего предъявил новый список нежелательных слов и выражений, употребление которых свидетельствует об отсталости, политической слепоте, а возможно, и злокозненности говорящего субъекта.

В категорию неполиткорректных продолжают включать двухкоренные слова с окончанием man(men) и woman(women). Ибо это порочное наследие темного бинарного прошлого, откуда западный мир успешно вырвался на просторы шести десятков гендеров. Скоро всякие супермены и бизнесвумен останутся только в русском. Причем бороться с ними не захотят даже самые строгие блюстители чистоты родного языка. Напротив, будут охранять — как памятник великой западной цивилизации, которая долго стреляла себе по ногам, а потом взяла и пальнула в голову…

Нежелательными (читай — неблагонадежными) становятся фразеологизмы с прилагательным black. Черная метка, черный список, черная овца (подобие нашей белой вороны) якобы оскорбляют людей с соответствующим цветом кожи. Странно, что по аналогии с 58 гендерами не признаны официально 50, или сколько там, оттенков темного. Чтобы каждый бледнолицый мог смиренно представляться: «Я, Имярек, гендерфлюид с уклоном в пангендер, тридцать четвертого оттенка…» Коротко и ясно. А что такого? Если можно объявлять мужчину женщиной, почему белое не имеет права называться черным?

Индивидуальные особенности личности — как врожденные, так и приобретенные — упорно вычищают из языка. Лучшие умы Стэнфорда рекомендуют не использовать более выражение «человек без слуха», а равно не упоминать о зависимостях. Взамен предлагаются варианты отвлеченно-завуалированные. Как если бы в Калифорнию из города N. перебрались гоголевские дамы — просто приятная и приятная во всех отношениях: «Этот стакан нехорошо ведет себя».

Не решать проблемы, но создавать видимость, будто их не существует, — ведущая деятельность Запада последних лет, отразившаяся в языке.

Мы успели скопировать многие из подобных стыдливых уклонений. Мне уже доводилось говорить об этом: можно достойно и осознанно нести свой крест, а можно назвать крест аксессуаром. Убеждая других и себя, что боль — не боль, горе — не горе, недостаток — просто особенность, явная проблема — всего лишь твоя изюминка…

Остановиться в неограниченном заимствовании англицизмов нам стоит в первую очередь именно поэтому. Здесь не лингвистика рулит, а глобальная идеология расплывчатости, приблизительности, относительности и неточности. К чему совершенствоваться, если дефектов не бывает в принципе? Зачем двигаться вперед, если все направления одинаково важны? Нет плохого — значит нет и хорошего.

Советскому Союзу не снилась такая уравниловка. Худшие школы нашего детства не знали такой диктатуры троечников.

Сколько времени пройдет от запрета говорить «у него нет слуха» до ликвидации оперы за оскорбление чувств безголосых и балета - за моральную дискриминацию бодипозитивщиков? Кто только что сказал «абсурд»? Между прочим, Олимпийские игры теперь нацелены не на победу, а на участие — тех самых бесчисленных гендеров. Мировые кинопремии и кинофестивали этот скорбный путь уже прошли.

Сколько времени потребуется, чтобы педофилию на Западе признали вариантом сексуальной нормы? Каннибализм — особенностью вкуса? Нацистскую символику на форме укровояк подслеповато трактуют как орнамент. Думаете, это другое?

Запад приблизился к краю вплотную. Дальше — тишина. Бездна деградации. Иллюзорный мир неминуемо провалится, рассыплется, разобьется, с кровью и криком вспомнит, что такое боль. Нынешняя Россия, слава богу, твердо отказалась разделять его судьбу.

Отмена слов — это всегда замена смыслов. Борьба с лексикой означает борьбу с определенными понятиями и установками. «Сидеть на попе ровно и не крякать», по одному меткому выражению. Не крякать первостепенно.

Многим из нас свойственно недооценивать силу слова. Едва поднимешь тему защиты родного языка, тут же набегают критики: «Ерундой занимаетесь!» Не ерундой. Краеугольным вопросом. На каждое произнесенное слово эхом откликается тебе целый мир — тот или иной, с теми или иными ценностями, ориентирами, традициями, целями, прошлым и будущим.

Мы в мир перевернутой, опрокинутой, растоптанной нормы рвемся? Нет? Ну так и не надо к нему взывать.