Для кого страшен Смерш?

19 апреля исполняется 75 лет со дня образования Главного управления контрразведки Смерш

Для кого страшен Смерш?

Удостоверение Главного управления (ГУ) контрразведки Смерш Народного Комиссариата Обороны (НКО) СССР, 1943. Обложка.Vizu

19 апреля исполняется 75 лет со дня образования Главного управления контрразведки Смерш. Ее название «Смерть шпионам!» стало для врагов грозным мемом времен Великой Отечественной войны. Профессионалы называют её одной из самых эффективных в мире спецслужб, а западные СМИ до сих пор питают нездоровый интерес к её истории.

Барьер для агентов врага

«В начале войны действовало Управление контрразведки НКВД, по линии армии — Управление особых отделов. Иосиф Сталин переподчинил его Наркомату обороны (НКО), - рассказывает ветеран органов госбезопасности, кадровый офицер, писатель Евгений Анташкевич. - В отличие от органов разведки и контрразведки Германии, выполнявших две задачи - чисто профессиональную и политическую (уничтожение врагов рейха по национальным и политическим признакам: цыган, евреев, славян и комиссаров на оккупированных территориях), перед Смершем стояли только узкопрофессиональные задачи по очищению фронта Красной Армии от агентов врага, целью которых являлись: планы советского командования, информация о дислокации и состоянии воинских частей и так далее. Кроме этого, Смерш выявляла дезертиров и паникёров, взаимодействовала с Управлением по охране тыла Красной Армии. Создание ГУКР «Смерш» на самом переломе войны, после разгрома армии Паулюса под Сталинградом, обусловливалось тем, что противник после ряда крупных неудач повысил роль разведывательно-диверсионной деятельности. К тому моменту около 200 немецких разведшкол готовило для заброски в наш тыл большое число агентов. Их забрасывали тысячами под видом бывших военнопленных и окруженцев».

Название «Смерш» носили три независимые друг от друга организации. Главное управление контрразведки Наркомата обороны (ГУКР «Смерш» НКО СССР), подчинявшееся непосредственно Сталину, управление контрразведки Наркомата Военно-морского флота с выходом на наркома флота Николая Кузнецова, в честь которого назван тяжёлый авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», и отдел контрразведки Наркомата внутренних дел. Последний подчинялся наркому Лаврентию Берии.

Книги и фильмы, для сведения, посвящаются военной контрразведке Смерш. Более 60 процентов её информации, по данным генерал-лейтенанта в отставке, эксперта по проблемам спецслужб Александра Здановича, относилось к отчётам о проделанной работе по разоблачению агентуры противника, внедрению в его разведывательно-диверсионные органы, проведению и итогам радиоигр, оперативной работе по иностранным военным формированиям в СССР, задержанию разыскивавшихся нацистских преступников.

Сеть из мелких ячеек

О результативности Смерша говорит то, что за три года она добыла более пяти тысяч разведывательных информационно-оперативных документов и сообщений, профильтровала и проверила пять миллионов 290 тысяч 183 освобожденных из плена советских военнослужащих и граждан, угнанных на принудительные работы в Германию. Обезврежено 30 тысяч установленных шпионов, шесть тысяч террористов и 3,5 тысячи диверсантов. Это позволило привлечь к уголовной ответственности 80 тысяч военных преступников.

Свыше трёх тысяч агентов было заброшено за линию фронта, к немцам. ГУКР «Смерш» НКО провело 186 радиоигр. Благодаря им выманено на советскую территорию и захвачено в плен свыше 400 кадровых сотрудников и агентов гитлеровских спецслужб. Такие данные приводит президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации (МКТА), автор целого ряда книг об истории спецслужб Иосиф Линдер.

«Немногочисленная, но эффективная служба переиграла абвер и другие разведки противника. У Смерша имелась и зафронтовая агентура, — рассказывает он. - Ряд советских офицеров, внедрённых в органы немецкой контрразведки и службы безопасности СД, занимали высокие посты. Кого-то наградил Гиммлер, благодарность другим подписывал лично Гитлер, кто-то был послан резидентом немецкой разведки в Москву».

30 тысяч шпионов было обезврежено Смершем за три года работы. Кроме того, были нейтрализованы шесть тысяч террористов и 3,5 тысячи диверсантов.

Книга Иосифа Линдера и ветерана военной контрразведки Николая Абина «Загадка для Гиммлера» получила премию ФСБ и выдержала несколько переизданий. В ней рассказывается о двух реальных офицерах Смерша, один из которых был внедрён в органы абвера, смог расшифровать и доставить через линию фронта более ста личных дел агентов германской контрразведки, а данные ещё на 87 человек -  выучить наизусть. Это позволило потом почти всех их выловить и дезавуировать. Второй был внедрён в разведывательно-диверсионный центр СД «Цеппелин» и в качестве его резидента вернулся в Москву.

Оба прожили долгую жизнь, но написать о них стало возможным только после их смерти. Один из разведчиков работал завлабораторией в Институте имени Лесгафта, где никто и не догадывался, чем он занимался во время войны. Таких были десятки и сотни, но мы узнаем только о единицах.

Смерш против абвера

О многом говорит тот факт, что Гитлер не имел никакой агентурной информации из ставки Верховного главнокомандования о планируемых стратегических операциях. Зато сюда поступала упреждающая информация практически обо всех стратегических операциях, которые планировал противник. То, что Смерш занималась глубинной разведкой, подтвердил в одном из своих интервью генерал армии, Герой Советского Союза, бывший смершевец Пётр Ивашутин, легендарный руководитель ГРУ на протяжении 24 лет. В случае необходимости, по его словам, для выполнения специального задания направлялись разведчики в Берлин, Париж и любое место за линией фронта.

«На немецкой территории Смерш вела борьбу с нацистской тайной террористической организацией «Вервольф», на Украине и в Прибалтике — с националистическим бандподпольем, руководимым из Берлина и (позже) Лондона. По эффективности Смерш сравнима только с четвёртым управлением НКВД во главе с Павлом Судоплатовым (разведывательно-диверсионная и партизанская работа в тылу противника), - убеждён Линдер. Гриф высочайшей секретности не позволял сотрудникам и после войны показывать награды, рассказывать о своей судьбе и выполненных заданиях.

Выявлять диверсантов и лазутчиков из числа германской агентуры было очень непросто. В большинстве своём они были выходцами из народов СССР, знали русский язык, специфику советских реалий (среди них хватало бывших уголовников, коллаборантов, украинских и прибалтийских националистов, потомков эмигрантов). Смершевцы, помимо чисто оперативной и разведывательной работы, использовали приёмы быстрой замены порядка оформления документов, правил ношения формы и наград.

По эффективности Смерш сравнима только с четвёртым управлением НКВД во главе с Павлом Судоплатовым.

В советское время об этой структуре практически не писали. Почему? «Этот вопрос довольно сложный, — отметил Евгений Анташкевич. - Люди из спецслужб - народ не очень разговорчивый. Нас так воспитывали. Первым молчание прервал Владимир Богомолов, создавший роман «В августе сорок четвёртого». С точки зрения профессионалов, он информативен и интересен».

Альтернативные историки намекают на карательную функцию Смерша. Неправда. Никаких заград-отрядов у неё не было, в спины она никому не стреляла. Приговоры выявленным шпионам и диверсантам выносили суды. Искоренялось ли инакомыслие в армии? «Конечно! Это естественно и в годы войны, и в мирное время. А обратная позиция вытекает даже не из либерализма, а его некоего извращения», — полагает эксперт.

Что считать «тёмными пятнами»?

После 90-х появились публикации о так называемых болезненных сторонах истории. Да, победили в войне, но какой ценой? Да, Смерш была эффективна, но она не щадила не только чужих, но и своих. Приводится довод: в армии к смершевцам относились настороженно. Александр Зданович объясняет: «До трети информации Смерша относилось к недостаткам в боевой готовности войск, фактам очковтирательства со стороны командующих фронтами и армиями, грубым нарушениям ими правил скрытого управления войсками, расследованию крупных чрезвычайных происшествий, сопряженных с гибелью большого количества личного состава и материальных средств и так далее».

Никто не оспаривает значения в войне пехоты, артиллерии, танков, кораблей, авиации. Но без разведки и контрразведки сложно или даже невозможно воевать. Иногда пишут, что смершевцы отсиживались за спинами фронтовиков, обратил внимание Анташкевич. На самом деле служить в Смерше было так же опасно, как и на передовой. Опера в среднем за три месяца выбывали по ранению или смерти. Из 15 тысяч сотрудников погибли более шести тысяч, сотни пропали без вести. Четверо стали Героями Советского Союза посмертно.

4 сотрудника Смерш стали Героями Советского союза посмертно.

Внутри системы ФСБ есть небольшие, скромные музеи с галереями героев, в каждом управлении на местах — чекистские кабинеты. В основном там и сохраняется память о тысячах бойцов незримого фронта. Действующие сотрудники и ветераны посещают мемориальные места, чтобы почтить своих предшественников.

Этот долг корпоративной этики отдается совсем без рекламы. Ещё и потому, что горячие бои завершились десятилетия назад, а война за умы и сознание нашего народа не прекращается. Как её не называй — холодной или гибридной.

В средствах западные друзья-партнёры не стесняются. Последним доказательством служит высказывание министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона, который уподобил предстоящий в России чемпионат мира по футболу Олимпийским играм 1936 года в Германии со всеми вытекающими отсюда реминисценциями… Немедленная реакция нашего МИД — заявление официального представителя ведомства Марии Захаровой о подготовке сюрприза всем, кто проводит какие-то параллели между нашей страной и нацистской Германией.

А потом об этой службе раструбят по Би-би-си

Очень активно исследует тему Смерша корпорация Би-би-си. Как юбилейная дата, так обязательно отметится, а потом с её подачи тексты об «инструменте репрессий» расходятся по Всемирной паутине. Как во времена Владимира Высоцкого, воспевшего её в своем творчестве. Главные тезы её авторов: Смерш — орудие репрессий, инструмент борьбы с чужими и своими.

Иосиф Линдер не удивляется. Геополитически Запад, и в частности англосаксонские элиты, противостоит нашей стране на протяжении веков, отмечает он. Об этом много интересного в его новой книге «Тайные игры спецслужб». Хартленд, или Ось истории, — центральное понятие в геополитической концепции Британской империи. Речь о Евразийском континенте, ключевую часть которого занимал СССР. Огромные природные богатства и геоположение этой «срединной земли» - угроза могуществу морской и торговой державы Великобритании, а позднее США. Отсюда и всегдашнее сдерживание России в любые времена - империи, советского периода и сегодня. «Дело Скрипаля» лишь очередная провокация.

Запад — ладно. «Но и у нас дома почему-то выходит «продукция», например в кино, где главным противником Красной Армии значится не немецкий захватчик, практически исчезнувший с экрана, а полит-работник и чекист, - недоумевает Евгений Анташкевич. - Никакой правды. Чекист на экране ещё и в «чекистской» форме ходил, так называемые краснопёрые. Военные контрразведчики носили форму подразделения, в котором служили. Авторы фильмов «Мы из будущего», «Свои», «Сволочи» предъявляют свое личное отношение к войне, не имеющее к реальности никакого отношения. Эту же линию на инвалидизацию истории Великой Отечественной войны поддерживает Голливуд».

В фильме «Сволочи», считает он, всё переврано на сто процентов. Подразделения из молодых уркаганов создавали не мы, а немцы.

Авторы фильмов «Мы из будущего», «Свои», «Сволочи» предъявляют свое личное отношение к войне, не имеющее к реальности никакого отношения.

У нас подросток — «сын полка», который ходил в разведку или воевал в партизанском отряде. Это не скрывалось, а, наоборот, пропагандировалось. «Вот «Звезда» по Эммануилу Казакевичу сделана на хорошем литературном материале. В фильме «В августе 44-го» есть удачные режиссёрские находки и актерские работы, но только не персонаж в исполнении Евгения Миронова, - признаётся эксперт. - По характеру поведения и особенно эмоциям он «не наш». Вибрирующий главный герой - самое неудачное в картине. Остальные актёры ещё как-то соответствуют, потому что мужики, у них оружие в руках смотрится естественно».

Не выходить из контекста эпохи

«Во время войны приходится думать иначе, чем в мирное время. Поэтому историк не должен выходить из контекста эпохи, — продолжает эксперт. - Оценивать прошедшую войну с позиций сегодняшнего дня - антинаучно. Война - это антижизнь. Если не уничтожить врага, предателя, он уничтожит нас. Один предатель может привести к гибели взвод, роту, разведгруппу, батальон, полк, даже армию».

Ещё одна претензия к Смершу касается жёсткого отношения к тем, кто вернулся из немецкого плена. Чем они виноваты? — скорбят современные правозащитники. «Это очень тонкая вещь, - считает собеседник издания. - Одно дело, когда человек попадает в плен, будучи без сознания, раненым, контуженным. Другое дело - не раненым, с оружием и ещё хуже, если он командир. Командир должен умереть на поле боя, уничтожив как можно больше солдат противника. Это реальность войны и его прямая задача в соответствии с уставом. И даже, допустим, если командир любого ранга поднял руки, сдался, попал в лагерь, потом согласился работать на немцев, был подготовлен, заброшен и пришёл в Смерш, он всё равно подпадал под уголовное расследование за то, что сдался в плен. В случае его согласия идти обратно на ту сторону и действовать по заданию советской разведки командование принимало решение, можно ему доверять или нет. А после военный трибунал решал, искупил ли он свою вину. Логика войны. С кадрового офицера особый спрос. Поэтому после войны порядка 300 тысяч человек бывших военнопленных отбывали наказание в лагерях. За переход на сторону врага, за необоснованную сдачу в плен. Если закончились снаряды, но в пистолете остались патроны, должен отстреливаться. Нет патронов, но рядом трехлинейка со штыком - подними и иди на врага. Это война! Долг солдата, командира, что рядового, что офицера, что сержанта - умереть в своём окопе или под вражеским танком, взорвав его. Не выполнил - статья УК. Случалось ли беззаконие? Да. Срабатывал человеческий фактор. Но после войны осудили только тех, кто сдался в плен или перешёл на сторону врага. Возможность проверить была».

Идёт война гибридная

«Взять паникеров. Опасны ли они на войне? Ещё как. Они могли своими действиями деморализовать и подразделение, и целую часть. Арестовывали того, кто подзуживал: немец сильнее, немец нас победит, пора домой, я знаю, как добраться до леса… Или того, кто подговаривал «грохнуть командира» и уйти с передовой. Это дезертир. А Солженицын, «прохаживавшийся» в своих письмах в адрес Верховного главнокомандующего? Антисоветский агитатор. Разрушение боевого духа, нарушение субординации и дисциплины. По законам военного времени было запрещено писать дневники. Развивай память, если «прёт», после войны отпишешься! Командир, орденоносец, разлагал других командиров и тыл, стал опасен, поэтому был арестован», — рассуждает Евгений Анташкевич.

Гибридная война будет продолжаться, а значит, нашу пропаганду следует вести жёстко и наступательно. Иначе проиграем.

Би-би-си сетует на то, что архивы разведки до сих пор ещё не полностью открыты. Анташкевич усмехается: «Архивы — это «интим» государства. Британцы выкладывают рассекреченный документ, на котором полстраницы зачеркнуто жирным химическим маркером. Американцы, защищая тайну убийства ими Джона Кеннеди, вбрасывают в общественное пространство десятки тысяч никому не нужных пустых бумаг. Китайцы вообще никому не показывают своих секретов».

Если мы признаем неприемлемость сравнений во внешнеполитической сфере двух социальных систем, то возникает вопрос: а допустимо ли это во внутреннем дискурсе? Выходит, что те наши граждане, кто в соцсетях с чужой подачи вслед за политологом Леонидом Гозманом находят сходство между Смершем и гитлеровской СС, отрабатывают линию Лондона?

«Гибридная война будет продолжаться, а значит, нашу пропаганду следует вести жёстко и наступательно. Иначе проиграем. У людей в сознании должен быть свой «город Солнца», к которому можно стремиться. Как в войну народ стремился к Победе. И одновременно — реперные точки, ниже которых нельзя опускаться. Чтобы не переходить в ходе свободного обмена мнениями с парламентской формы дискуссий в формат деструктивизма. Даже внутри страны», - заключает Иосиф Линдер.

Абсурдно оценивать работу Смерша с позиции представлений XXI века о правах человека. Тем более что Запад, как заказчик правил мировой игры, сам их нарушает, когда ему требуется. Провокации будут и впредь, потому что это звенья наступательной идеологической тактики геополитических соперников России. Нам надо не оправдываться (в том числе и у себя дома), а наступать. Не только экономически, но и идеологически.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 1943

19.04.2018 00:00

Загрузка...