Все о пенсиях в России

вчераПутин подписал закон об индексации военных пенсий с октября на 5,1%

два дня назадДепутат Чаплин рассказал, как будут индексировать выплаты работающим пенсионерам

10.07.2024Совфед одобрил закон о двух пенсиях для детей-инвалидов и инвалидов с детства

Что происходит на Учкуевке после ракетного удара

Пляж закрыт, работают водолазы и саперы, у входа устроены импровизированные мемориалы

26.06.2024 20:00

Автор: Александр Мащенко

Что происходит на Учкуевке после ракетного удара
Импровизированный мемориал у Екатерининской мили. © Александр Мащенко

Я вырос в десяти минутах ходьбы от Учкуевки. То были благополучные семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века. Сегодня пляж моего школьного детства знают в каждом уголке России — от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. Повод, увы, страшный.

Такого удара не было ни разу

Я приехал сюда в среду, 26 июня, на третий день после ракетного удара ВСУ, в результате которого погибли четыре человека, в том числе двое детей, а пострадали более ста пятидесяти. Моим родителям, которые по-прежнему живут рядом с Учкуевкой, повезло: во время удара они были дома. Одна из соседок вернулась с пляжа с маленьким ребенком за полчаса до удара, другая как раз в это время убирала в автокемпинге, над которым разорвалась ракета. С ней тоже все обошлось.

Севастополь — уже давно воюющий город. Сиреной воздушной тревоги здесь никого не удивишь. Но удара с такими трагическими последствиями не было еще ни разу. В другой ситуации на Учкуевке в это время яблоку было бы негде упасть, а сейчас безлюдно. И, кажется, в жарком летнем воздухе, наполненном треском субтропических цикад, разлито тревожное нервное напряжение. Парк, разбитый на Учкуевке после воссоединения Крыма с Россией на средства правительства Москвы, и одноименный пляж закрыты. У входов дежурят сотрудники полиции и МЧС.

На песке недалеко от берега лежат брошенная кем-то в спешке подстилка и полиэтиленовый пакет с вещами. Рядом — розовая детская сандалия. Одна, без пары. Почти все вещи, оставленные отдыхающими после ракетного удара, волонтеры собрали и перевезли в специальный штаб, устроенный в кинотеатре «Моряк», а эти забыли.

Вкопанные в песок таблички предупреждают: «Опасная зона! Купаться запрещено». В пустынном, чуть волнующемся море покачиваются оранжевые буйки, а рядом то и дело выныривают черные, тоже напоминающие чем-то буйки, только выкрашенные в траурный цвет, головы водолазов в гидрокостюмах — они ищут на дне неразорвавшиеся боеприпасы от кассетного американского «Атакамса». Уже обследовано несколько гектаров морского дна, работы продолжаются.

При чем здесь Екатерина Великая

На набережной стоят машины саперов МЧС. Хозяин небольшого пляжного кафе Андрей рассказывает, что видел ракетный удар своими глазами. Раненых для оказания первой помощи приносили в том числе и к нему в заведение.

На скамейке у входа на пляж люди устроили импровизированный мемориал с иконами, венками, цветами, мягкими игрушками. Такой же — выше, у входа в парк, перед Екатерининской милей. Уверен, пройдет немного времени, и на месте трагедии обязательно установят настоящий мемориал памяти погибших.

Да, здесь рядом проезжала в 1787 году Екатерина Великая, обозревая присоединенную четырьмя годами ранее к России Тавриду. С тех пор на этой земле было много всякого. Ее пытались отнять у России не раз, не два и не три — в Крымскую войну англичане, французы, итальянцы и турки. В Первую и Вторую мировую — немцы. После распада СССР вроде бы даже отняли американцы — хитрым, как сейчас говорят, гибридным, способом — «с помощью квазинезависимой Украины», но в 2014 году Крым вернулся туда, где его законное историческое место, — в Россию.

Прямо сейчас занимающий стратегическое положение в Причерноморье полуостров опять пытаются отнять у России — не столько Украина, сколько пресловутый коллективный Запад. Ракеты, которыми был нанесен удар по Севастополю 23 июня, — американские. Наводили на цель их тоже не бандеровцы.

Еду в кинотеатр «Моряк», где работает пункт, в котором можно забрать брошенные в суете после ракетного удара вещи: пляжную обувь, игрушки, надувные матрасы и круги, в общем, обычное пляжное барахло. Волонтеры — школьницы-старшеклассницы рассказывают, что в день приходит человек по десять, не больше. Один мужчина уже третий день безуспешно пытается отыскать свои очки с диоптриями…

Скорбь и ненависть

Дальше — в Свято-Никольский храм на Братском кладбище, где все эти дни молились за упокой душ погибших и за выздоровление раненых. Однако, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай. Огромную работу проделали врачи — и местные, севастопольские, и московские, прибывшие срочным рейсом МЧС в ночь после ракетного удара. В итоге 22 пострадавших, в том числе 12 детей, находящихся в тяжелом состоянии или требующих уникальных медицинских операций, отправили в Москву — в Боткинскую больницу, НИИ скорой помощи имени Н. В. Склифосовского, Национальный медико-хирургический центр имени Н. И. Пирогова, НИИ неотложной детской хирургии и травматологии и другие клиники. Столичные врачи оценивают состояние 12 пациентов как стабильно тяжелое, включая двоих детей, которые ранее были в крайне тяжелом состоянии.

В севастопольских больницах на сегодняшний день остаются 47 пострадавших, в том числе 12 детей. Состояние одного взрослого пациента, который был в тяжелом стабильном состоянии, стало лучше, сейчас врачи оценивают его как средней тяжести.

Свято-Никольский храм. © Александр Мащенко

А еще сегодня в Севастополе простились с двухлетней малышкой Лизой Кирнос, убитой американской ракетой «Атакамс» с кассетной боевой частью на пляже в воскресенье. «Это белокурое чудо не пойдет в школу, не приготовит свой первый пирог, никогда не примерит свадебное платье и не воспитает своих детей и внуков. Все это могло быть и уже никогда не будет. Лизу лишили жизни, которая только началась. Нет ничего страшнее, чем хоронить своего ребенка. Лиза была третьим, долгожданным ребенком и единственной дочкой. Два брата до сих пор не могут поверить, что сестры больше нет. Никакие слова сейчас не успокоят родителей. Но они знают: их горе — это наше общее горе. Весь Севастополь сегодня вместе с родителями Лизы», — написал в своем Telegram-канале губернатор Михаил Развожаев.

Лизу похоронили на «Аллее славы» на кладбище Кальфа, где свой покой обрели все севастопольцы, погибшие в специальной военной операции.

Чувства, которые обуревают сегодня севастопольцев, — скорбь, смешанная с ненавистью. Эта земля точно никогда не будет ни украинской, ни американской, сколько бы «Атакамсов», «Штормов» и «Нептунов» по ней ни выпустили.

Читайте также:

• В АТОР рассказали, как вернуть деньги за путевки в Крым и Дагестан