Александр Шолохов: Запрещать «Ну, погоди!» из-за того, что волк курит, — верх абсурда

Следующему созыву Госдумы предстоит принять закон о культуре, прогнозирует депутат

11.08.2021 00:00

Автор: Светлана Заверняева

Александр Шолохов: Запрещать «Ну, погоди!» из-за того, что волк курит, — верх абсурда
Александр Шолохов © Пресс-служба депутата

Проект закона о культуре затрагивает абсолютно все сферы законодательства. Именно поэтому разработка документа идёт медленно и с большой осторожностью. О том, что мешает развивать литературный туризм и проводить школьные экскурсии в музеи и почему даже самые хорошие законы нужно со временем корректировать, первый замглавы Комитета Госдумы по культуре Александр Шолохов рассказал «Парламентской газете».

- Александр Михайлович, вы долгое время руководили работой музея-заповедника Михаила Шолохова. Нужно ли, по вашему мнению, закрепить в законодательстве термин «литературный туризм» по аналогии с аграрным, чтобы развивать это направление?

- Литературный туризм, если использовать такую терминологию, — одно из важнейших направлений для формирования личности. При этом он может включать в себя и исторический, и этнографический, и аграрный туризм. Всё это возможно, когда музей, особенно музей-заповедник, выступает точкой притяжения туристов, а вокруг него создаётся современная и качественная инфраструктура. Тогда каждый посетитель получает тот комплект впечатлений, какой пожелает. Не думаю, что здесь нужны какие-то законодательные изменения. Другое дело, что развитие такого комплексного туризма обычно оказывается в зоне ответственности нескольких ведомств. А по моему опыту, как только любой вопрос оказывается на стыке двух министерств, он сразу становится неразрешимым. Начиная от бюджетов, которые разведены и не могут совместно использоваться для одного направления, и заканчивая ведомственными актами.

Если говорить о законодательстве, я скорее бы отметил избыточность некоторых ограничительных норм, которые в последние годы, например, практически похоронили детский туризм. Сегодня только очень увлечённый и рискованный педагог возьмётся за организацию не то что дальней поездки с учениками, но даже школьного культпохода в музей родного города. Это, к сожалению, существующая система реакции на какие-то негативные явления.

Безусловно, каждая авария с детским автобусом — большая трагедия. Но нельзя же после этого устанавливать такие нормы, что директор сельской школы или сразу отказывается везти учеников в областной центр, или крестится с момента принятия решения и до окончания экскурсии. Запретить всегда легче, чем организовать.

- Можно ли ожидать, что депутаты следующего созыва Госдумы скорректируют действующие в этой сфере законы?

- На самом деле законопроекты, отменяющие избыточные нормы, — постоянная тема законотворчества. Даже в Конституцию, как мы знаем, были внесены изменения. Неудивительно, что и другие законы также нуждаются в корректировке. Вот лишь один пример: посещаемость учреждений культуры детьми за последние годы катастрофически упала. Я сейчас не говорю о временных пандемийных ограничениях.

Одна из причин — в том, что, по закону, школьные автобусы сегодня нельзя использовать ни для каких других поездок, кроме как для доставки детей от дома к месту учёбы. Отвезти на нём детей в музей, планетарий, театр, тем более использовать для междугородних перевозок, — нельзя. Когда несколько лет назад я задал этот вопрос на совещании в Госдуме с участием представителей Минобразования, мне сказали, что, оказывается, всё можно на основании внутренних инструкций министерства. Но эти инструкции входят в клинч с нормативами по линии ГИБДД и Роспотребнадзора.

Я предложил подготовить методичку, как отвезти детей из села в театр, за подписью ответственных лиц, чтобы её можно было распечатать и показывать проверяющим. Документ так и не вышел, потому что никто не хочет брать на себя ответственность. Этот вопрос — как использовать школьные автобусы и по каким критериям оценивать их техническое состояние — мы обсуждаем и с новом составом кабмина, будем и дальше им заниматься.

- Какие законы в сфере культуры, по вашему мнению, должны быть обязательно приняты в восьмом созыве?

- Прежде всего — это закон о культуре. Это очень сложный проект, так как он затрагивает абсолютно все сферы законодательства. Ведь культуру мы предлагаем рассматривать не как отрасль или систему подведомственных Минкультуры учреждений, а как основополагающий институт нашей жизни. Напомню, разработка закона о культуре ведётся под контролем Администрации президента. Есть рабочая группа, в состав которой я вхожу, и редакционная коллегия — она проводит в том числе юридико-лингвистическую экспертизу, чтобы перекличка с другими законами велась на одном языке. Проект документа составлен и на основе предложений, поступивших по итогам парламентских слушаний. Надеюсь, что в ближайшем будущем он будет внесён в Госдуму.

Ещё один более частный, но важный закон, который необходимо принять в восьмом созыве, касается избыточной возрастной маркировки произведений искусства. Инициатива продвигается с трудом потому, что её противники считают, что речь идёт об отмене действующего закона. На самом деле мы стремимся уйти от совершенно не обоснованного использования в качестве запретительной той части маркировки, которая всегда носила рекомендательный характер. Вспомните, как было раньше: литература для младших, средних и старших классов. Но это не значит, что произведение, рекомендованное для выпускных классов, ученик 7-го класса прочитать не может.

Читайте также:

• Минфин проконтролирует сохранность драгоценных металлов и культурных ценностей • Приставов могут привлечь к защите исторических объектов

Важно, что он как раз должен прочитать его в этом возрасте. Мы не отменяем «18+». Эта маркировка говорит, что данное произведение может деструктивно подействовать на психику молодого человека. А сейчас «18+» издатели лепят направо и налево, чтобы не попасть под раздачу контролирующих органов. Поэтому «Тихий Дон» и другие произведения школьной программы продают в упаковке и при предъявлении паспорта. Повторюсь, смысл закона в том, что отсекающую возрастную маркировку необходимо оставить. Но при этом не маркировать «Ну погоди!» «12+» из-за того, что волк курит. Это верх абсурда.

- Какие проблемы волнуют станичников — потомков героев произведений Михаила Шолохова сегодня? И как, по вашему мнению, их необходимо решить?

- Многое, всего не перечислишь. Очень важно создать на селе достойные условия жизни. И если говорить о задачах, близких Комитету по культуре, необходимо, например, чтобы в каждом населённом пункте был современный Дом культуры. Решить эту проблему одним махом по всей стране невозможно. Минимальная сумма капремонта небольшого Дома культуры, по нашим расчётам, составляет порядка 80 миллионов рублей. В Ростовской области, которую я представляю в Госдуме, мы вышли с инициативой строить модульные дома культуры по примеру ФАПов и оснащать их, учитывая пожелания населения. Такой быстровозводимый объект обойдётся где-то в 40 миллионов рублей.

Мы предлагаем разработать несколько типовых проектов, которые могут изменяться в зависимости от требований, а затем вывести их на всероссийский уровень

Сейчас в регионе объявлен конкурс проектов на модульный Дом культуры. Мы предлагаем разработать несколько типовых проектов, которые могут изменяться в зависимости от требований, а затем вывести их на всероссийский уровень. Уверен, что это сэкономит огромное количество денег и времени и предотвратит отток населения, и прежде всего молодёжи, из сельской местности.

Александр Шолохов — внук советского писателя Михаила Шолохова (1905-1984). С 1989 года работал в Государственном музее-заповеднике М.А. Шолохова. С 2001 по 2016 год — в должности директора музея. В 2016 году избран депутатом Государственной думы РФ VII созыва от Ростовской области. С 2016 года — президент Российского национального комитета Международного совета музеев (ИКОМ России). Член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, член президиума Союза музеев России.

Читайте нас в Одноклассниках
Просмотров 20113