76 лет назад курортный Крым превратился для фашистов в кошмар

8 апреля 1944 года началась Крымская наступательная операция

76 лет назад курортный Крым превратился для фашистов в кошмар

Салют в освобожденном Севастополе. Май 1944 года. Фото Е. Халдея. Фото: пресс-служба министерства обороны

Красная армия «завязала» фашистов в крымском мешке (взгляните на карту: полуостров действительно напоминает мешок) ещё осенью 1943 года. Понимая, что его вот-вот отрежут от основных частей, расположенных на Украине, командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Эрвин Йенеке разработал операцию, в соответствии с которой его войска должны были через Перекоп уйти на материк. Уже были отданы соответствующие приказания, но за несколько часов до начала операции Гитлер запретил её проведение. Потеря Крыма, который фюрер мечтал превратить в Готенланд — рай для избранных арийцев, была для него немыслима. Немцы решили удерживать полуостров до последнего снаряда, патрона. На их вооружении было 300 самолётов, более 100 танков, 2800 орудий и миномётов.

Богатыри Сиваша

По освящённой веками крымской исторической традиции главные оборонительные укрепления фашисты возвели на Перекопе. Однако советское командование решило нанести основной удар оттуда, откуда гитлеровцы ждали его меньше всего, — с плацдарма на южном берегу Сиваша.

«Исходили мы из того, что именно здесь главный удар, в случае его удачи, выводил наши войска в тыл укреплениям врага на Перекопе, а следовательно, позволял нам гораздо быстрее вырваться на просторы Крыма», — объяснял в своей книге «Дело всей жизни» один из маршалов Победы Александр Василевский.

Карта Крымской наступательной операции

История создания Сивашского плацдарма в ноябре 1943 года стоит того, чтобы упомянуть о ней хотя бы в нескольких словах. Для успешного форсирования Гнилого моря нужен был проводник. В селе Строгановка тогда ещё жил Иван Оленчук, который провёл в 1920 году через Сиваш войска Михаила Фрунзе. Но ему уже было семьдесят лет, да и Строгановка находилась в 16 километрах от места намеченного форсирования.

«В конце концов нашли двадцатилетнего парня из села Камрат-Казеут (ныне Дружелюбовка) Василия Заулочного», — рассказывает лучший знаток истории Северного Крыма Лев Петрович Кружко, которого в этих местах иногда уважительно называют Львом Перекопычем.

В 70-х годах прошлого века Василий подробно рассказывал краеведу, как это было: «На побережье Сиваша у мыса Кугаран я познакомился с тремя разведчиками, с которыми мне предстояло идти через залив. Это были гвардии сержанты Дмитрий Михайлов и Степан Кудымов и гвардии рядовой Николай Кармышин. День 1 ноября выдался прохладным, но тихим. Мы шли друг за другом, впереди — я. Воды было по грудь, а местами больше…»

Форсирование Сиваша нашими войсками началось сразу после того, как проводник и разведчики, добравшись до берега, зажгли сигнальный костёр. Сотни бойцов, медленно передвигаясь по грудь и по шею в холодной ноябрьской воде, шли в Крым.

«Когда я вспоминаю, как мы переходили Сиваш, то у меня ещё и сейчас мурашки по спине пробегают, — замерзли, аж зубы стучат. Посмотрю на своих товарищей, а у них лица синие, глаза выпученные, а некоторые идут с глухим стоном», — вспоминал один из участников тех событий Михаил Андреевич Заиченко.

«В ряду героев нашего народа имена четырёх богатырей Сиваша займут особое место. Они стали проводниками тысяч бойцов. Их подвиг осветил дорогу к Победе и вдохновил», — написала через несколько дней газета 51-й армии.

Нихт курорт, нихт санаторий. Дас ист кошмар…

Отсюда, с Сивашского плацдарма, и началось 8 апреля 1944 года освобождение Крыма. Главный удар нанесла 51-я армия. Одновременно начался штурм вражеских укреплений на Перекопском перешейке — там атаковали войска 2-й гвардейской армии. Через два дня, 10 апреля, оборона противника на севере Крыма была прорвана.

В день освобождения Симферополя танк Т-34 с бортовым номером 201 командира роты капитана Павла Заргаряна одним из первых ворвался в город. Когда Крым был полностью освобождён от фашистов, машина номер 201 была установлена на пьедестале в сквере Победы. Фото: Алексей Васильев/ПГ

С востока перешла в наступление Отдельная Приморская армия. 11 апреля была освобождена Керчь. Советские войска широким фронтом теснили фашистов к морю. 2-я гвардейская армия двигалась западным берегом полуострова на Евпаторию; 51-я армия — через степи прямо на Симферополь; Приморская армия — через Феодосию Южным берегом Крыма.

13 апреля в Москве трижды прогремел салют в честь освободителей полуострова — наши очистили от фашистов Евпаторию, Феодосию и Симферополь. 14 апреля был освобождён Судак. На следующий день советские войска при поддержке партизан выбили гитлеровцев из Алушты и двинулись к Ялте, которую они, спасаясь бегством, попросту бросили, заминировав перед этим всё, что возможно. Только благодаря усилиям партизан и подпольщиков удалось предотвратить разрушение знаменитых винных подвалов Массандры и всемирно известных южнобережных дворцов. 16 апреля, когда наши войска вошли в Ялту, была Пасха, и горожане встречали освободителей словами: «Христос воскрес!»

Обелиск Славы на горе Митридат в Керчи. Фото: Алексей Васильев/ПГ

В одном из номеров «Красной звезды» в те дни читаем описание такой сцены:

«…Приводят партию пленных. Их обступают наши бойцы.

- Ишь отъелись на крымских харчах, — говорит один.

- Крым — курорт. Крым — санаторий. А? — насмешливо спрашивает другой.

- Нихт курорт, нихт санаторий. Дас ист кошмар, — лепечет черноволосый и бледный немецкий ефрейтор.

Красноармейцы смеются.

- Не то ещё будет, когда прижмём вашего брата к морю…»

Семь дней потребовалось советским войскам, чтобы освободить почти весь Крым и прижать немецких «небратьев» к морю в Севастополе. Однако битва за город русской славы — это уже немного другая история.

Просмотров 3343

08.04.2020 00:01