250 дней, которые потрясли мир

80 лет назад началась вторая героическая оборона Севастополя

29.10.2021 00:38

Автор: Александр Мащенко

250 дней, которые потрясли мир
Картина Александра Дейнеки "Оборона Севастополя" (1942 г.) ©  ИТАР-ТАСС/Алексей Филиппов

«Нам предстоит суровая борьба. Сознание грозной опасности укрепляет боевой дух наших войск и всех трудящихся, нашу волю к борьбе и победе. Враг рассчитывает напугать нас. Не выйдет», — говорилось в обращении Севастопольского городского комитета обороны, опубликованном 30 октября 1941 года. Начиналась вторая героическая оборона города.

Как Иван Заика заставил немцев заикаться от страха

В тот же день 54-я батарея береговой обороны под командованием лейтенанта Ивана Заики, находившаяся в сорока километрах севернее Севастополя у села Николаевка, открыла огонь по передовым частям фашистов — колонне танков и автомашин с пехотой, рвавшимися к городу. Неравный бой длился трое суток. Наши артиллеристы сражались, пока не вышли из строя все орудия. Тридцать танков и более семисот солдат и офицеров противника остались на поле сражения.

Уроженец Полтавской области и почётный гражданин Севастополя, кавалер двух орденов Боевого Красного знамени Иван Заика прожил долгую жизнь и умер у себя на родине, в Кременчуге, в 2009 году в возрасте 90 лет, слава богу, не дожив до прихода к власти на Украине последователей Бандеры и других пособников фашистов.

Однако вернёмся назад, в прошлое, в Севастополь. Первые дни обороны города наполнены героическими подвигами советских солдат — пятерых морпехов во главе с политруком Николаем Фильченковым, которые ценой своих жизней преградили путь танковой колонне врага, батальона курсантов Военно-морского училища береговой обороны имени ЛКСМУ, остановивших передовые части немецких пехотных дивизий, и многих-многих других, часто, увы, безымянных.

Всего семь-восемь километров отделяло гитлеровцев от Северной бухты Севастополя, но преодолеть это расстояние враг не смог. План генерала Манштейна взять город-герой с ходу провалился. Это дало возможность укрепить севастопольский гарнизон частями Приморской армии и другими подразделениями. Гарнизон Севастопольского оборонительного района увеличился вдвое и составил около 50 тысяч человек.

Вид из дота на мысе Фиолент в Севастополе. © Алексей Васильев/ПГ

«Сталин» и «Ленин»

Второй штурм начался 17 декабря. На этот раз немцы надеялись взять город к Новому году, и снова не вышло. Сражение за Севастополь было для фашистов больше, чем просто сражение за город, — это была битва за СССР в миниатюре.

Гитлеровцы дали севастопольским укреплённым пунктам громкие «всесоюзные» имена: «форт Сталин» (365-я артиллерийская батарея в районе Мекензиевых гор, здесь же, на северной стороне, располагались форты «Ленин», «Молотов», «Волга», «Сибирь», «ГПУ».), «форт Горький-1» (30-я береговая батарея, расположенная в районе Любимовки), «форт Горький-2» (35-я береговая батарея на мысе Херсонес).

Платя тысячами жизней за каждый метр Севастопольской земли, гитлеровцы утешали себя тем, что берут не просто очередную безымянную высоту, не просто неприметное земляное укрепление, а «захватывают» лидеров Советского Союза или целые регионы страны. Так, за две недели декабрьских боев 1941 года немцы потеряли у «Сталина» убитыми, ранеными и пропавшими без вести около двух тысяч человек, в то время как «гарнизон» самого форта составлял всего-навсего около полусотни советских солдат и офицеров.

Американцы за широкой спиной Людмилы Павличенко

Навсегда вошли в историю подвиги двух девушек — пулемётчицы Нины Ониловой и снайпера Людмилы Павличенко. На счету каждой сотни уничтоженных фашистов. Нина Онилова, которую называли Анкой-пулемётчицей в честь героини фильма о Чапаеве, погибла в Севастополе в марте 1942 года, до конца отстреливаясь от врагов в разбомбленном доте. В госпитале, куда её, смертельно раненную, успели отнести, Нину навестил командующий Приморской армией генерал Иван Петров. На прощание он сказал девушке: «Спасибо, дочка. От всей армии спасибо. Тебя знает весь Севастополь, узнает вся страна». Посмертно Нине Ониловой было присвоено звание Героя Советского Союза.

Уроженке украинской Белой Церкви Людмиле Павличенко повезло больше. Она пережила войну — её, раненую, эвакуировали в Новороссийск во время последнего, третьего, штурма Севастополя. «Нам ли с Ниной Ониловой меряться числом уничтоженных врагов? В штабе 25-й стрелковой дивизии ей насчитали 500 фашистов, отправленных на тот свет. У меня к середине декабря 1941 года было чуть больше двухсот. Но самое главное — они перестали воевать, топтать нашу землю, убивать наших соотечественников», — писала Павличенко в своей книге «Я — снайпер. В боях за Севастополь и Одессу». А ещё Людмила вошла в историю тем, что во время поездки в составе советской молодёжной делегации в США в 1942 году сказала американским журналистам: «Мне 25 лет, на фронте я успела уничтожить 309 фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?».

Пушка — «дура», штык — молодец

Третьему штурму Севастополя предшествовала ожесточённая, никогда невиданная в истории бомбардировка города. Начиная с 20 мая 1942 года на протяжении более чем двух недель фашисты методично разрушали квартал за кварталом. Сотни самолётов группами, сменяя одна другую, от рассвета до заката обрабатывали каждый метр Севастопольской земли. Немцы стянули к городу восемьдесят процентов всей имевшейся у вермахта тяжёлой артиллерии, включая самую большую в мире пушку «Дора», прозванную защитниками города «Дурой». Как подсчитали западные историки, только за последние 25 дней сражения за Севастополь немецкая артиллерия выпустила по городу 30 тысяч снарядов, а авиация сбросила 125 тысяч тяжёлых бомб. «Во Второй мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступлении на Севастополь», — признал в своих мемуарах и сам Манштейн.

Читайте также:

• Что будут помнить дети про День Победы • Подводные памятники Херсонеса и Балтики защитят законом • День, когда вспоминают героев Крымской войны

Штурм начался 7 июня. На каждого нашего бойца приходилось два вражеских, на каждое орудие — два орудия противника, против одного нашего танка действовало двенадцать фашистских, против каждого самолёта — более десяти вражеских.

Вечером 30 июня, когда были использованы последние возможности вести борьбу, по решению Ставки Верховного главнокомандования Севастополь был оставлен. Наши войска отошли на мыс Херсонес. Официально оборона города завершилась 4 июля 1942 года и продлилась в общей сложности 250 дней, однако на самом деле бои на мысе продолжались до середины июля.

Батарея Матюхина на Малаховом кургане сражалась с фашистами до 30 июня 1942 года. © Алексей Васильев/ПГ

Год за век

«Подвиг Севастополя останется в веках, — подытожил на пресс-конференции, приуроченной к 80-й годовщине начала обороны города, известный российский учёный, старший научный сотрудник Института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ Алексей Исаев. — Чтобы взять Севастополь, немцам, которые находились в тот период на пике своего военного могущества, пришлось потратить огромные ресурсы, которых им в итоге не хватило на других участках фронта».

«Под Севастополем было перемолото около 250 тысяч фашистов — больше, чем за весь период до начала Великой Отечественной войны на Западном фронте», — уточнил учёный секретарь Военно-научного общества Черноморского флота Сергей Горбачев.

Ну а подытожила всё заведующая сектором истории Великой Отечественной войны Музея-заповедника героической обороны и освобождения Севастополя Ирина Агишева: «Есть города, судьбой своей врастающие в историю страны в её переломные моменты. Таков Севастополь. За 238 лет его недолгой истории на её страницах уместилось столько событий, имевших мировое значение, что многим городам и странам хватит на тысячелетия».