Законодатели открывают охоту на браконьеров

Для борьбы с лесными пиратами в России могут создать новую силовую структуру — природоохранный спецназ

Законодатели открывают охоту на браконьеров   ФОТО: Игорь Самохвалов

Численность дичи в охотничьих угодьях ежегодно падает. Всему виной неуёмные аппетиты браконьеров, урезонить которых не помогают ни высокие штрафы, ни профилактические беседы.

Закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» действует восемь лет. За это время выявлены как сильные, так и слабые стороны документа. Главный его недостаток, по мнению специалистов охотничьего хозяйства, — это слабое соответствие специфике отрасли. В законе не учтены многие охотоведческие термины, не обозначены проблемы охотничьих угодий. В итоге в Красную книгу скоро можно будет заносить виды диких животных, которые сегодня пока ещё остаются охотничьим ресурсом.

Куда делись олени?

Как рассказал «Парламентской газете» эксперт-охотовед с 30-летним стажем Валерий Кузенков, в России сейчас растёт только популяция хищных зверей: волков, бурых медведей и лисиц. Численность лося, оленя благородного, косули катастрофически падает.

«Площадь охотничьих угодий в Латвии всего 6 миллионов гектаров, для сравнения, такую территорию занимает Костромская область, — приводит пример специалист. — Так вот, в 2016 году в этой стране охотниками было добыто 12 тысяч европейских оленей. По данным Минприроды, вся Россия, у которой охотничьи угодья составляют более 1,7 миллиарда гектар, добыла в это же время около 5 тысяч оленей».

Лимит отстрела оленей в стране — всего 9 тысяч голов. Он устанавливается исходя из учётных данных всей популяции. Если бы в лесах было много оленей, то и разрешений на охоту на них выдавали бы больше.

Ещё немного цифр. В России ежегодно добывается около 30 тысяч косуль двух подвидов: европейская и сибирская. А Франция и Германия совместно добывают 1,5 миллиона голов только европейской косули. У нас проблемы и с диким кабаном: 35 тысяч против 700 тысяч голов, добываемых опять же во Франции и Германии. Швеция ежегодно отстреливает 100 тысяч лосей, Финляндия — 65 тысяч, а у нас, от Камчатки до Калининграда, добывается всего 20 тысяч сохатых. Эти данные позволяют сделать вывод, что диких копытных животных у нас становится всё меньше.

«В Белоруссии больше стреляют диких животных, чем мы в разы, — продолжает Кузенков. — По той простой причине, что они браконьерство искореняют, как класс. В стране создан аппарат органов государственного контроля над незаконной охотой на диких животных и птиц, рыболовством, вырубкой леса и нелегальной добычей полезных ископаемых, ценных минералов». У нас же браконьерство захлестнуло страну. И масштабы его просто угрожающие.

Браконьеры умеют считать деньги

Санкции за незаконную охоту в действующем законодательстве достаточно строгие: максимальный предел для браконьера — 300 тысяч рублей штрафа или два года лишения свободы. Однако попробуй его сначала поймай.

19 млрд рублей составляет ежегодный ущерб от незаконной охоты
Официально наши угодья охраняют от браконьеров 4,2 тысячи инспекторов государственного охотнадзора. То есть на одного инспектора в среднем приходится 500 тысяч гектаров территории. В Ямало-Ненецком автономном округе, например, всего 14 инспекторов, в Калмыкии — 13, в Кировской области — 6, в Курской — 4, в Калининградской — 2.

Именно инспекторы, практически в одиночку, должны вылавливать вооружённых до зубов браконьеров. По данным Минприроды, даже такими силами  в год задерживается в среднем 50 тысяч нарушителей. Правда, всего 300 из них привлекаются к уголовной ответственности — в основном за незаконный промысел лосей и тигров, охоту со снегоходов, автомобилей. Остальные отделываются административным штрафом.

«Кто-то берёт ружьё и идёт браконьерствовать от нужды, потому что ему нечем кормить семью, — поясняет Валерий Кузенков. — Но в основном это прежде всего выгодный бизнес. Цена на тушу лося в Москве доходит до 150 тысяч рублей. Обеспеченные люди охотно платят браконьерам за экологически чистое мясо. Привозят из Вологодской, Костромской и Кировской областей».

Чёрный рынок угрожает полным исчезновением и многим видам краснокнижных животных. По словам эксперта, численность тигров не меняется с 1984 года и держится в районе полутысячи особей. При этом, как мы знаем, заботу об этом виде животных проявляют первые лица государства. Однако браконьеры безжалостно уничтожают ту часть популяции, которая должна составлять прирост численности полосатого хищника.

Убитых животных вывозят в Китай. Тигр в китайской медицине — просто ходячая аптека. Считается, что порошок из его костей продлевает жизнь человека на 15-20 лет, а настой из сердца предохраняет от инфаркта.

Весь тигр имеет свою цену. В ход идёт всё: глаза, хвост, усы. К примеру, стоимость одной шкуры составляет около 20 тысяч долларов, а стоимость килограмма костей — 1,2 тысячи долларов.

После того, как ужесточили пограничный контроль на границе с Китаем, сделали невозможным вывоз тигровых туш, браконьеры переключились на контрабанду мелких частей зверя, которые труднее обнаружить при досмотре: коленные чашечки и клыки. Китайские целители готовы платить за дефицит огромные деньги. В то время как на охрану всех краснокнижных животных страны, включая тигра и леопарда, официально выделяется всего восемь миллионов рублей в год. Сюда входит и проведение учёта, и содержание инспекторов охотнадзора.

Новая силовая структура   

«Сегодня размах браконьерства превысил объёмы легальной охоты, поэтому необходимо срочно предпринимать меры, — настаивает первый зампред Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Николай Валуев. — 14 марта наш комитет проведет парламентские слушания, по результатам которых будут подготовлены конкретные предложения по изменению закона об охоте».

По мнению депутата, эти поправки должны помочь искоренить браконьерство. Предлагается вернуться к системе материального поощрения инспекторов охотнадзора за обезвреженного браконьера, а также в комитете обсуждают возможность создания специальной силовой структуры по борьбе с двуногими хищниками.

Речь идёт о сильной и многочисленной государственной природоохранной инспекции, так сказать, силовиков в области охраны воспроизводимых ресурсов. Они должны быть обеспечены всем необходимым: снегоходами и вездеходами, оружием, формой, социальной защитой. Такая служба существует во многих странах мира, и, по мнению экспертов, нужна и нам.



Автор: Геннадий Мельник

Просмотров 3095

14.02.2017

Популярно в соцсетях