Российских паралимпийцев отодвигают от Кореи

Законодатели обратятся в международные организации и предлагают проработать вариант с проведением альтернативной Паралимпиады

Российских паралимпийцев отодвигают от Кореи

Президент IPC Филип Крэйвен. Фото: Reuters

Ситуация с отстранением российских паралимпийцев от участия в Играх в Рио-2016 и в квалификационных соревнованиях к Играм-2018 в Корее требует внимания ООН — такой шаг дискриминирует права спортсменов по признаку инвалидности. Комитет Госдумы по спорту готовит несколько официальных обращений, касающихся участия россиян в паралимпиадах.

Критерии Крэйвена

«Открытая дискриминация по национальному признаку» — так председатель Комитета Госдумы по физкультуре, спорту и делам молодёжи Михаил Дегтярёв назвал решение Международного паралимпийского комитета (IPC) отстранить сборную Россию от Рио-2016. Сегодня она продолжается — наши спортсмены де-факто отстранены от отбора на Паралимпиаду-2018 в Корее. Причина — лишение членства в IPC Паралимпийского комитета России (ПКР).

«Мы знаем, что Филип Крэйвен (президент IPC. — Прим. «ПГ») сделал многое для развития паралимпизма в России, называл паралимпиаду в Сочи-2016 лучшей  в истории. Тем более удивительно, как радикально изменилась его позиция. Стоит только догадываться, какое на него оказывается давление», — заметил Михаил Дегтярёв.

Стоит отметить, что ни в каких документах не указывается, что паралимпийцы России виновны — их отстранение объясняется исключением ПКР из IPC по причине некоей связи руководства нашего комитета с пресловутой «госсистемой допинга в России» — утверждения, которое сегодня упорно тиражируется на Западе даже при отсутствии весомых доказательств.

После этого в ПКР выдвинули условия его соответствия политике IPC. Однако, как пояснил глава исполкома ПКР Павел Рожков, некоторые пункты невыполнимы даже технически. А в российском парламенте отмечают: критерии не  отвечают международным правовым нормам и Олимпийской хартии. Эксперты паралимпийского движения считают, что критерии IPC направлены на то, чтобы максимально затянуть возвращение России.

«Чисто английское» вымогательство

Характерно, что многие из этих «соответствий политике» напоминают откровенную попытку «поднять денег» за счёт российского бюджета. Так, одним из критериев, выдвинутых IPC, является то, что наши спортсмены, тренеры и спортивные функционеры должны пройти обучение в ВАДА. Оплата — за счёт России. Если все получат сертификаты, то только тогда возвращение членства станет рассматриваться. Лукавство подчёркивает тот пункт, что требования к нашей стране со стороны IPC могут изменяться.

Второй критерий: если паралимпийцы так или иначе взаимодействуют с теми людьми, которые упомянуты в нашумевшем «докладе Макларена», где и говорится о «госсистеме допинга в России», то они автоматически будут лишаться права выступать на Паралимпиаде. В докладе между тем указаны фамилии высших должностных лиц России  — паралимпийцам фактически запрещают взаимодействовать с собственным государством.

Привлекает внимание и ещё один критерий IPC: кроме оплаты работы британской антидопинговой лаборатории и допинг-офицеров, которые неплохо зарабатывают на лишении лицензии РУСАДА и забирают допинг-пробы всех наших олимпийцев и паралимпийцев (всё вместе — это сотни тысяч евро),  Россию обязывают  каждый год платить ВАДА по 250 тысяч евро. И так, по задумке IPC, должно продолжаться до восстановления членства ПКР в IPC.  Чем обусловлены эти суммы, нигде внятно не указывается. «Это вымогательство чистой воды, - убеждён сенатор Эдуард Исаков.  — На мой взгляд,   если бы у Филиппа Крэйвена было желание разрешить ситуацию, то он давно это мог сделать. Никто же не мешает осуществить в России предсоревновательный допинг-контроль  — через несколько часов после проб всем будет известно, что употреблял тот или иной паралимпиец. Современные технологии это позволяют делать. Если подозреваешь, что кто-то употребляет допинг, — проверь! Но этого не происходит». 

Он обратил внимание, что в докладе Макларена косвенно упоминается о нескольких  паралимпийцев. Россия просит уточнить фамилии, а в IPC отвечают, что пока, мол, вы не разберётесь с «госпрограммой по поддержке допинга», мы с вами не будем работать. Именно поэтому, по мнению Эдуарда Исакова, нам нужно прорабатывать и второй вариант — проведение альтернативных Паралимпийских игр у нас в стране.

Внимание, ООН!

Анализ ситуации, честно говоря, внушает мало оптимизма в отношении перспектив российских паралимпийцев выступить на Играх-2018 в Корее. Суды, где рассматриваются иски наших спортсменов, находятся в Европе, включая Спортивный арбитраж в Лозанне, где иск России на отстранение  паралимпийцев будет рассматриваться 7 апреля. И пока вердикты судей заставляют, мягко говоря, недоумение. Например, Верховный суд Германии признал оправданным действия IPC лишь потому, что спортсмены, за которыми вины судьи не обнаружили, «должны мириться с ограничением прав» в связи с наличием в России… «госсистемы поддержки допинга». Такого в европейских судах не припомнят и опытные юристы, такие, например, как депутат Госдумы Олег Смолин: «Мы наблюдаем поразительное нарушение именно европейских ценностей. Представьте, что ситуацию в уголовном праве, когда даже если ты не совершаешь преступления, то тебя это не освобождает от вины! А именно так происходит сегодня с нашими паралимпийцами. Честно говоря, с таким сталкиваюсь впервые».

Он предложил активно привлекать внимание к ситуации комиссии ООН по делам инвалидов. По мнению парламентария, «мы наблюдаем прямой случай дискриминации по мотивам инвалидности». Ведь ещё недавно люди, напрямую уличенные в допинге, были допущены к Олимпийским играм (речь идёт о ряде американских легкоатлетов), а невиновные паралимпийцы соревнований лишены.

Между тем депутат Госдумы Александр Прокопьев убеждён: IPC оказывает психологическое давление на людей с инвалидностью, заставляя паралимпийцев защищаться в судах. Парламентарий напомнил о предложении Владимира Путина принять резолюцию ООН по деполитизации спорта. «Нам надо работать над наднациональным законодательством — такой документ, как международная конвенция по защите прав спортсменов, нам действительно нужен», — считает он. Есть и заключение международных омбудсменов — действиями IPC в отношении российских паралимпийцев нарушается международное право. В связи с этим депутат Госдумы Марат Бариев заявил: надо выступать с открытым обращением в международные организации.

IPC тянет время

Между тем в ПКР просят парламентариев посодействовать в сотрудничестве с МИД и Минюстом, а более всего со Следственным комитетом России, который должен представить итоги следствия по тому, употреблялся ли допинг нашими паралимпийцами или нет.  Как заявил Михаил Дегтярёв, профильный комитет Госдумы направит соответствующий запрос в СКР.

А его коллега, известный футбольный тренер Валерий Газзаев предложил подготовить обращение в IPCпо поводу наших паралимпийцев и пригласить его руководителей в Россию. Такое обращение от «спортивного» думского комитета будет подготовлено сразу на двух языках — русском и английском. Правда, есть сомнения, что руководители IPC приедут в Россию. В этой связи депутат Госдумы, легендарный хоккеист Вячеслав Фетисов, который в своё время баллотировался на пост президента ВАДА, предложил не «ждать у моря погоды» и самим приехать к Филипу Крэйвену — разговор с ним нужен не ему, а нам.

На этой неделе министр спорта Павел Колобков сетовал: «Хотелось бы, чтобы МПК работал оперативней, на контакт они идут тяжело». Хотя со стороны «неповоротливость» IPC напоминает то, что в футболе называют «затяжкой времени». Кстати,  это считается нарушением и карается жёлтой карточкой. И пока непонятно, кто может показать её IPC. Некоторая ясность наступит в апреле — мае,  тогда будет рассматриваться большинство исков российских паралимпийцев в международных судах.



Автор: Никита Вятчанин

Просмотров 1497

08.02.2017

Популярно в соцсетях