Байкал жив, Байкал жил, Байкал будет жить…

Уникальное озеро по-прежнему живо, сколько бы ни ходило слухов о его загрязнении и гибели экосистемы

Байкал жив, Байкал жил, Байкал будет жить…

Туристы на острове Ольхон озера Байкал. Фото Евгений Епанчинцев / ТАСС

Таким внушающим оптимизм утверждением обрадовал профессор Максим Тимофеев, возглавляющий Научно-исследовательский институт биологии Иркутского государственного университета на пресс-конференции по случаю 20-летия включения Байкала в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Панацея из толщи вод

Приятное для всех ценителей природы заявление, конечно, не означает, что Байкалу и его радетелям не о чем беспокоиться, но, во всяком случае, не даёт повода впадать в панику. Слова доктора биологических наук Максима Тимофеева отнюдь не голословны. Его институт уже более 70 лет занимается мониторингом состояния Байкала, что само по себе является уникальным в мировой практике достижением (отмеченным, кстати, в Книге рекордов России и представленном для включения в «Книгу рекордов Гиннеса»). Стаж наблюдений за Женевским озером на два десятка лет короче, а озеро Мичиган привлекло пристальное внимание учёных только 40 лет назад. Притом многие результаты исследований, полученные на заре байкальского мониторинга, обретают заслуженную славу только в последние годы, публикации о них регулярно появляются в самых престижных научных журналах мира.

Чрезмерная чистота воды может стать для живых организмов экстремальной средой обитания.

Одна из причин связана с повышенным интересом к микроскопическим обитателям озера со стороны фармакологических компаний. Иркутский институт стал воистину местом паломничества для разработчиков лекарственных препаратов из многих стран. Дело в том, что вода в глубинах Байкала содержит так мало естественных примесей, что по этому показателю близка к дистилляту. «Ей жизни не хватало – чистой, дистиллированной воде», – писал ещё 70 лет назад поэт Леонид Мартынов. Не будучи биологом, он тем не менее угадал главное: чрезмерная чистота воды может стать для живых организмов экстремальной средой обитания. А приспособившиеся к ней микрообитатели байкальской водной толщи порой вырабатывают в процессе жизнедеятельности соединения, на основе которых могут быть созданы лекарства от болезней, с которыми науке пока что не всегда по силам справиться.

Как ни печально, отечественные производители медикаментов к работам института проявляют интерес намного более слабый, чем иностранцы. Профессор Тимофеев не скрыл опасений, что многое из основанного на результатах его института окажется воплощённым за рубежом. Самим же байкаловедам подобного рода работы и не по профилю, и не по средствам. Финансирование уверенно сокращается, и если бы появившаяся в последнее время надежда на помощь одного из благотворительных негосударственных фондов, то будущее представлялось бы совсем мрачным.

Туристический бум: плюсы и минусы

На пресс-конференции были озвучены и весьма показательные данные социологического исследования «Что есть Байкал для россиян?». Оказалось, в частности, что для усреднённого российского гражданина в списке самых известных достопримечательностей страны озеро стоит на втором месте после Московского Кремля. А вот для жителей Сибири «славное море» вышло на первое место, потеснив Кремль на следующую ступеньку.

Также многие россияне предпочли бы Байкал зарубежным красотам и курортам, но здесь их сдерживают только неподъёмные расходы на проезд. Впрочем, даже с учётом всё растущих аппетитов авиаторов и железнодорожников, а соответственно – и повышения тарифов, численность гостей Байкала уже исчисляется миллионами, а к 20-м годам ещё более увеличится, принося в регион новые доходы, рабочие места и массу радости от общения с природой.

Однако же туристический бум наряду с плюсами чреват и минусами. Среди них не в последнюю очередь занимает проблема сбережения озера и окрестных территорий. Доходит до парадоксов. Одна из крупнейших естественных монополий страны, объекты которой сами по себе – интереснейшие приманки для путешественников, уже провела со стражами Прибайкалья первые переговоры о сотрудничестве, а в то же время принадлежащее РЖД депо, где моют вагоны, беззастенчиво сбрасывает в озеро стоки от своих железнодорожно-гигиенических процедур, провоцирующие, в частности, рост водорослей. Другой пример, из приведённых на пресс-конференции: озеро бороздят почти семьсот туристических судов, а сбором с них загрязнённых вод занимается всего-навсего одно…

То же и с туризмом. Не все же согласны жить в палатках. Потому нужна инфраструктура посовременнее. Но комфортабельный отдых – это прежде всего гостиницы, а значит – и бесконечные стирки. Так, на Женевском озере вышли из положения, запретив использование моющих средств с фосфатами, хотя реальные результаты получили лишь через 20 лет. Недаром директор ФГБУ «Западное Прибайкалье» Михаил Яблоков, в ведении которого находятся четыре территории, обладающие статусом особо охраняемых, отметил важность просветительского и экологического туризма. Сейчас в «Западном Прибайкалье» готовят концепцию развития этой сферы своей природоохранной деятельности… Словом, Байкалом мало дорожить и гордиться. Уникальное озеро надо ещё и охранять и беречь.

Автор: Олег Дзюба

Просмотров 3587

06.12.2016 13:40





Загрузка...

Популярно в соцсетях