Семнадцать звёзд Решата Садрединова

«Немецких самолётов в небе над нами было столько, что, казалось, они, словно тучи, закрывают солнце»

В Бахчисарае Решата Садрединова знают все. Да и как может быть иначе. Решат Зевадинович - почётный гражданин города. За что ему такая честь? За сбитые немецкие самолёты. За бои на Курской дуге. За освобождение от фашистов Киева и Западной Украины. Нет, Садрединов - не лётчик. Садрединов - зенитчик. Все знают, что советские лётчики рисовали на фюзеляжах своих крылатых машин звёзды за сбитые фашистские самолёты. Зенитчики поступали точно так же. На орудии Садрединова таких звёзд было семнадцать.

Если завтра война

Мы пьём кофе по-восточному. Решат Зевадинович рассказывает: «В 1938 году на экраны вышел художественный фильм «Если завтра война» о готовности СССР дать достойный отпор агрессору. И когда война на самом деле началась, мы были уверены, что быстро разобьём врага. На деле всё оказалось гораздо сложнее».

В 1941 году Садрединов учился на третьем курсе факультета татарского языка и литературы Крымского пединститута. В июле Решата и многих его однокашников призвали в армию и направили в Севастопольское зенитно-артиллерийское училище. «Науку побеждать» приходилось постигать в буквальном смысле под бомбами. Гитлеровская авиация наносила массированные авиаудары по главной базе Черноморского флота. Так что Садрединов и другие курсанты почувствовали на собственной шкуре, как стране нужна современная зенитная артиллерия. «Немецкие самолёты тогда летали в нашем небе, как у себя дома, практически не встречая сопротивления», - вспоминает ветеран.

В начале октября училище эвакуировали в Уфу. Учёба продолжилась там, в глубоком тылу. Правда, практических стрельб почти не было. «Преподаватели говорили, что каждый снаряд 76-го калибра стоит как две пары хромовых сапог», - замечает Решат Зевадинович.

Выпуск состоялся в январе 1942 года. На войне, если хочешь остаться живым и победить, нужно учиться быстро. Так что трёхгодичный курс уместился в полгода. Садрединову присвоили звание лейтенанта. «Кубиков на петлицы не было, поэтому я сам смастерил их из кусочков радиаторов и зубных щёток», - говорит он.

В пекле

В самое пекло Садрединов попал на Курской дуге. «Немецких самолётов в небе над нами было столько, что, казалось, они, словно тучи, закрывают солнце, - рассказывает ветеран. - Моя батарея сбила несколько «фокке-вульфов» и «мессершмитов», но в конце концов все четыре орудия вышли из строя. Из 74 человек личного состава в живых остались 15. Вокруг - дым пожарищ, не видно ни черта, как будто день превратился в ночь».

А потом на их позиции пошли прорвавшиеся «тигры», «пантеры» и «фердинанды» - новейшие фашистские танки, с помощью которых Гитлер надеялся снова склонить чашу весов в этой войне в свою пользу.

«Мы укрылись в блиндаже, - вспоминает Садрединов, - танки прошли над нами, и мы оказались в тылу врага».

Надо было пробираться к своим. По приказу Садрединова, оставшиеся в живых зенитчики переоделись в немецкую форму и в таком виде ночью перешли линию фронта. Поначалу наши приняли их за власовцев, и дело едва не закончилось плохо, но в конце концов разобрались.

«За то, что я вывел из окружения 15 человек, меня наградили, наверное, самой дорогой для меня медалью «За отвагу», - Решат Зевадинович показывает потемневшую от времени медаль на пиджаке. Рядом с ней другие боевые награды - медаль «За боевые заслуги», орден Красной Звезды, орден Богдана Хмельницкого.

В списках не значится

Ещё раз Садрединов попал в окружение под Гомелем. «У нас почти месяц не было еды, - рассказывает он. - Питались, чем придётся. Голод - страшное дело, никого не щадит, ни командира, ни товарища. После этого я дал себе слово, что если у меня будет вдосталь хлеба, больше мне от жизни ничего не надо. И детей, и внуков, и правнуков этому учу!»

Решат освобождал Белгород, Орёл, Киев. При переправе через Днепр, в ноябре 43-го, его батарея попала под бомбёжку, и он едва не утонул. Уже в воде успел открыть дверь в машине и выплыл на берег.

Именно за бои под Киевом Садрединов был награждён орденом Красной Звезды. А вот орден боевого Красного Знамени он так и не получил, хотя и был представлен к этой награде за освобождение Западной Украины.

Решата вычеркнули из наградных списков. Он вспоминает разговор с замполитом. «Вызывает он меня и говорит: «Твой наградной лист не одобрен командующим фронтом». «Почему?» - спрашиваю. «А ты разве не знаешь, что всех крымских татар выслали из Крыма?» - «Как выслали? За что?» - «За то, что они были на стороне Гитлера».

Так, осенью 1944-го, только через полгода после депортации, Садрединов узнал, что его соотечественников выселили из Крыма за пособничество фашистам.

От Решата до Решата - 90 лет

9 мая 1945 года  Решат встретил в Чехословакии, на Моравских островах. Однако  для него война продолжалась  ещё несколько недель. Последние фашисты сложили своё оружие в Чехословакии только 24 мая.

После Победы Садрединов отпросился в отпуск, узнать, что с семьёй. Приехал в Симферополь - никого из татар нет. Как был, отправился в НКВД - в форме гвардии капитана Красной армии, в медалях и орденах, с наградным пистолетом в кобуре. Однако узнать о судьбе семьи не удалось. Пришлось ехать в Москву. Только там Решату рассказали, что его родных выслали в Узбекистан. Туда Садрединов добирался шестеро суток на крыше ташкентского поезда - в вагонах мест не было. Отыскал родных в небольшом узбекском городке Беговате. Они жили в землянках. Благо на книжке у Решата было 36 тысяч советских рублей. Он купил в соседней Фергане дом для семьи и вернулся назад в часть.

В 1946 году командир 4-й зенитной батареи 1362-го зенитного артиллерийского Проскуровского Краснознамённого ордена Богдана Хмельницкого полка 25-й зенитной артиллерийской Карпатской ордена Богдана Хмельницкого дивизии, гвардии капитан Решат Садрединов уволился в запас. Однако все эти регалии вкупе с медалями и орденами не спасли его от обидного статуса спецпереселенца в далёком Узбекистане. Каждый месяц надо было отмечаться в комендатуре. За самовольное оставление места проживания запросто могли влепить 20 лет каторжных работ.

Я спрашиваю у Решата Зевадиновича, как он относился к Сталину?

«Сталин был для нас богом, - отвечает ветеран. - У меня, между прочим, семь благодарностей от Верховного главнокомандующего за взятие городов Проскуров, Станислав, Дрогобыч, Михальовце, Моравска Острава, Цешин, а также за успешное преодоление карпатских перевалов. Мы до последнего верили в Сталина, в его величие. Даже узнав о депортации крымских татар, я винил не Сталина, был уверен в том, что он не знает о том, что произошло. Думал, Иосиф Виссарионович узнает правду о крымских татарах и вернёт их на родину. Когда он умер в 1953 году, я плакал…»

На родину Садрединов вернулся через много-много лет после смерти генералиссимуса, в 1990 году. Поселился в Бахчисарае - вместе со своей многочисленной семьёй. У Решата Зевадиновича трое детей, пятеро внуков и десять правнуков. Одного из правнуков назвали в честь деда - Решатом. Младшему Решату сейчас четыре года, старшему - 94.

Дай Аллах ему дожить до столетнего юбилея.

Решат Зевадинович поддержал воссоединение Крыма с Россией. «Украина за 23 года не сделала для нашего народа ничего», - говорит он.

 

Кстати

Крымские татары - герои Советского Союза: Аметхан Султан, Абдураим Решидов, Абдуль Тейфук, Узеир Абдураманов, Сейтнафе Сеитвелиев, Ибраим Беркутов, Анатолий Абилов, Эмир-Усеин Чалбаш,


Просмотров 1560

08.05.2016

Популярно в соцсетях