Жестокая борьба двух россиянок за одного и того же ребёнка продолжается. Каждая считает себя матерью

Осенью прошлого года 52-летняя Ольга Миримская, председатель совета директоров одного из московских банков потребовала изъять у крымчанки Светланы Безпятой её новорождённую дочку, утверждая, что этот ребёнок был обещан ей заранее. При этом в изначальных документах родителями девочки значатся Светлана и её законный муж. Согласно действующему законодательству Российской Федерации, родившая ребёнка женщина имеет приоритетное право записать его на своё имя, но Ольга Миримская пытается изменить действующую судебную практику. История, где состоятельная дама использует все возможности, чтобы отобрать девятимесячную Софию у кормящей матери, уже несколько месяцев остаётся в поле зрения СМИ.

Оригинала договора суррогатного материнства, якобы заключённого со Светланой, Миримская на суде представить не могла. Руководство клиники, с которой, по её словам, был заключён договор, категорически отрицает этот факт, пишет «Независимая газета». На Кипре, где сейчас вместе с ребёнком находится его мать, Светлана, также не признают предоставленных Миримской документов, там на неё уже заведено уголовное дело за подделку документов, сообщает «Деловой Петербург».

Однако Миримская, по версии Forbes занимавшая 22-е место в списке богатейших женщин России, не может смириться с мыслью, что ей пока не удаётся заполучить этого ребёнка. Между тем, по информации Viperson, у дамы есть трое детей и говорить о том, что Миримская пытается использовать свой единственный шанс стать матерью, нельзя. Также немаловажно, что и генетической матерью маленькой Сонечки Миримская не является, так как была использована донорская яйцеклетка. Возможно, именно этот факт объясняет сегодня поведение Ольги Миримской, которая начала настоящую охоту за девочкой. На Кипре, где находятся Светлана с дочкой, через местные СМИ была объявлена награда за раскрытие местонахождения матери и ребёнка, составляющая 150 тысяч евро,  пишут «Новые ведомости».

Согласно информации издания, чтобы отыскать малышку, Миримская даже наняла человека с судимостью, владельца ночного клуба Phanteon Hall в Лимассоле Романа Аврелли. Киприот активно ищет Софию и уже подключил к разыскным мероприятиям своих знакомых с таким же тёмным прошлым. Светлана, мать Софии, вынуждена была нанять круглосуточную охрану, чтобы хоть как-то обезопасить свою жизнь и жизнь ребёнка — опека Кипра признаёт, что эти действия были обоснованными, а опасность, грозящая крымчанке и её ребёнку, реальной.

Дело о передаче ребёнка передано в высшую судебную инстанцию Российской Федерации и будет рассмотрено в ближайшее время. Теперь от решения Верховного суда зависит, смогут ли женщины, рожающие в России детей, чувствовать себя в безопасности от тех, кто всё на свете привык покупать.

МНЕНИЯ

Ольга Красильникова, заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей:

— Женщина, которая 9 месяцев жила с этим ребёнком и родила его, имеет на него право. В каждой могут проснуться материнские чувства, и женщине отказывать в этом нельзя, даже если яйцеклетка ей не принадлежит, а мужчина-донор с ней не знаком. Я считаю, нужно сохранить за женщиной право оставить за собой ребёнка. Считаю положение российского законодательства, согласно которому у суррогатной матери есть право передумать, раскаяться и не отдавать часть себя другим людям, правильным.

Не могу понять, на каком основании Мосгорсуд при этом вынес решение в пользу Миримской, если даже яйцеклетка ей не принадлежит. А уж чтобы оторвать грудного ребёнка от кормящей матери — нет, ничего подобного раньше не происходило и поэтому дело имеет принципиальный характер.

Я вообще не считаю, что пользоваться услугами суррогатной матери этично. В российских детдомах, домах малютки есть много детей, в том числе и маленьких, от которых отказались родители в роддоме. А тема суррогатного материнства, если рожавшей женщине отводится всего лишь роль инкубатора, лежит в той же плоскости, что и продажа органов. Так нельзя. Торговли детьми быть не должно. Хоть многие влиятельные люди и пытаются лоббировать эту тему, наше общество к такому не готово в принципе.

Людмила Бокова, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству:

— При регулировании отношений, возникающих в связи с суррогатным материнством, Семейный кодекс сохраняет за суррогатной матерью право оставить рождённого ею ребёнка у себя и быть зарегистрированной в органах загса в качестве его матери.

Это положение вытекает из ст. 51 пункта 4 Семейного кодекса РФ, которая предусматривает, что «лица, состоящие в браке между собой и давшие своё согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребёнка только с согласия женщины, родившей ребёнка (суррогатной матери)». Этой нормой должны руководствоваться суды. Все, кто решился использовать суррогатное материнство, должны также иметь в виду данную норму Семейного кодекса и быть готовы к такому решению (суррогатной матери). Вопрос об изменении законодательства в этом отношении не ставился.

Олег Куликов, заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья:

— Считаю правильным положение российского законодательства, согласно которому суррогатная мать может оставить ребёнка. Ведь не исключается, что во время беременности у матери возникают чувства, которые не позволяют ей избавиться от ребёнка, передать его другим людям. То, что в ряде стран к суррогатным матерям относятся как к инкубатору, говорит о разной природе иностранцев и русских, о разной глубине их морально-нравственных чувств. Думаю, в отношении детей русские более нравственны. Что касается Украины, где суррогатная мать лишена каких бы то ни было прав на ребёнка, то это свидетельствует только о том, что украинцы пытаются копировать Запад.

 Я на стороне суррогатной матери. Если она захотела оставить ребёнка — что же, у неё никакого шанса не будет? Мать должна иметь выбор, чтобы не мучиться, отдавая рождённого ею ребёнка, которого она полюбила. Для некоторых женщин дети — единственная в жизни отдушина.

 Условия, на которых люди идут на суррогатное материнство, меры ответственности сторон должны быть прописаны в договоре от и до. А если нет — то никаких вопросов быть не может, мать есть мать. У нас и при разделе детей при разводе приоритет у матери. У нас презумпция невиновности матери, то есть женщины, которая родила конкретного ребёнка.


Просмотров 498

31.03.2016

Популярно в соцсетях