Счёт за эксперименты. Кому выписывать?

2014- год культуры

Должен ли налогоплательщик платить за творческое самовыражение художника

На круглом столе в «Парламентской газете» режиссёры, актёры, законодатели говорили о том, каким они видят будущее русского театра, о творческих экспериментах на подмостках — удачных и не очень. Классический сюжет потому называют вечным, что он актуален для каж­дой эпохи. И одеть в современные костюмы героев Шекспира или Мольера — значит приблизить их к нам, персонажам сегодняшнего времени. Слова пьесы тогда звучат совсем иначе, ещё острее, ещё злободневнее. Когда-то в растянутый свитер нарядил своего Гамлета режиссёр Таганки Юрий Любимов. Главную роль в его спектакле сыграл Владимир Высоцкий. Он, как и Принц Датский, был героем своей эпохи.

Синтез систем

Могут ли эпатажные режиссёры реализовывать на сцене все свои смелые творческие замыслы?

Каким должен быть современный театр — репертуарным или антрепризным? Президент Владимир Путин назвал репертуарный театр конкурентным преимуществом нашей страны. А если совмещать репертуарный и контрактные варианты? Пробуют уже давно. В 1988 году Рудольф Фурманов основал в Петербурге первый в России контрактный репертуарный театр. Он решил, что это эффективнее, чем западная модель, когда по нескольку лет ставят одну-две постановки и актёров порой набирают лишь для одной пьесы. А в дореволюционной России существовала контрактная труппа с постоянными актёрами. Почти десять лет спектакли театра Фурманова ставились на разных сценических площадках, только в 1996 году он получил здание на Петроградской стороне. «Русскую антрепризу» имени Андрея Миронова полюбили зрители, здесь выступали Аркадий Райкин, Андрей Миронов, Евгений Леонов, Иннокентий Смоктуновский, Николай Караченцов. Как и много лет назад, Рудольф Фурманов сегодня не сомневается: театр не должен ждать подачек от государства, он может зарабатывать деньги сам. На связи с пресс-центром «Парламентской газеты» по скайпу режиссёр рассказал: «Театр должен иметь субсидии, но нужно заставлять руководителя самому думать об артистах, а не ждать от города повышения зарплат». А ещё он считает, что репертуар должен утверждаться на год, чтобы у актёров и режиссёров была возможность развиваться, строить перспективные планы.

И опыт — сын ошибок трудных

Закона о театральной деятельности пока нет, зато есть поле для многочисленных интерпретаций. Например, не так давно «Гамлет» Шекспира в новой постановке и вольном толковании одного сыктывкарского режиссёра наделал много шума. Зрители сдавали после просмотра билеты и даже подавали на Академический театр драмы имени Виктора Савина в суд. Мотивировали тем, что режиссёр оскорбил их высокие чувства. «Я пришёл на спектакль вечером со своей девушкой, а в постановке Офелия с женихом на сцене чуть ли не сексом в открытую занимаются», — рассказывал один из возмущённых зрителей.

«Профанация, и даже в чистом виде порнография, когда зритель приходит на спектакль и видит на сцене мужчину и женщину, инсценирующих половой акт», — считает актёр, председатель Независимого профсоюза актёров театра и кино Денис Кирис.

«Слава тебе господи, у нас в цыганском театре «Ромэн» не раздеваются догола и не встают на голову, — заметила актриса Екатерина Жемчужная. — И я не понимаю, как случается, что берут пьесы Шекспира, Гюго и переворачивают их по своему усмотрению».

Однако сегодня в стране существует множество налогоплательщиков — любителей искусства, готовых потратить свои деньги на смелые театральные эксперименты. Заместитель художественного руководителя Театра на Малой Бронной Варвара Пушкарская — одна из них, она уверена, что в любом деле — в театральном или музейном — эксперимент, новое прочтение просто необходимы. Без этого не бывает движения вперёд.

Новое, как правило, не всегда принимают или не хотят понимать. И часто, не разобравшись, режиссёров обвиняют во всевозможных грехах. В Москве театр «Практика» — поле для всевозможных экспериментов. И конечно, мишень для критики. Однако там не боятся ошибаться. В Театре документальной пьесы (Театр.doc) ставят спектакли, сюжеты которых основаны на реальных событиях — их находят в интервью, в газетных статьях, молодые режиссёры пытаются приблизить искусство к жизненной правде. Такие экспериментальные площадки особенно любит молодёжь, которую во все времена привлекало новое, взрывающее устои. Мейерхольда в 20-х годах обвиняли в «буржуазном декадентстве». Ругали за то, что он сторонник циркового, мюзик-холльного театра, осуждали за пестроту и оглушительный шум, за варварскую «негритянскую веселость, большой частью с приправой порнографии». Между тем биомеханика Мейерхольда и сегодня вызывает огромный интерес. Она рекомендует идти от внешнего к внутреннему, от найденного движения к интонации, к правде на сцене. Мейерхольд считал, что положение тела даёт толчок чувству. Был уверен, что существует рефлекторная связь мысли с эмоцией, движением. Кстати, он основывал свою теорию на работах великих учёных, на исследованиях Бехтерева, на экспериментах Павлова, которые говорили о первичности физической реакции по отношению к реакции эмоциональной.

Театр — живой организм, он не останавливается в развитии, сегодня в нём тоже идут духовные поиски. Режиссёр Роман Виктюк уверен, что необходимо разделять смелые постановки на особое видение пьесы и на пустоту: «Она выражается в увлечении внешними факторами и часто вызывает в зале животный смех. На цинизм, на то, что корёжит замысел драматурга, налогоплательщики тратить свои деньги ни в коем случае не должны».

Задачи современного театра — показать разные взгляды на искусство, считают актёры и режиссёры. А в задачи законодателей входит оградить людей от пошлости, но не убить желание создавать новое, экспериментировать, ведь без нового слова в современном театре не будет развития.

мнение

Виктор Лопатников

первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике:

- Все творческие начинания, здравые инициативы необходимо поддерживать, но чтобы они работали на благо общества, а не наоборот. Одним из камней прет­кновения является статус творческого работника. Нужно чётко понимать, кто является им, а кто нет. Во времена СССР была создана структура взаимодействия с каждым человеком, занятым в творческом процессе. Теперь ситуация осложнилась. Сегодня важно прописать в законе, кто является театральным работником, вписывается в этот процесс, а кто работает на любительском уровне. Важен вопрос тарификации творческого работника, степень его занятости. Вопрос конкурсов при отборе в соответствующую труппу. Хватит вести общие разговоры о том, что культура важна и ей не хватает средств. Мы готовы поддержать любые здравые предложения так, чтобы это соответствовало и потребностям общества. А каким будет театр — репертуарным, антрепризным, — всё это зависит от художника и от способностей художественного коллектива жить и функционировать. Да, может быть, антрепризные театры и имеют жизненные перспективы, но как нам быть с теми театрами, которые исторически работали стационарно? Радикализм здесь неуместен. Театральное дело живое, в нём многое зависит от традиций, но и время меняет сцену, и к этому тоже надо прислушиваться.

Просмотров 522

10.04.2014 20:51