Толерантность сызмальства — условие формирования сплочен­ного общества

13.11.2014 13:04

"РФ-сегодня"

Толерантность сызмальства — условие формирования сплочен­ного общества

Надо переосмыслить деятельность всех органов власти, все принятые и вновь предлагаемые проекты и программы и понять, в какой степени они социально сплачивают или разобщают общество, констатирует в своей статье депутат Государственной Думы, первый Президент Республики Саха (Якутия) Михаил Николаев
 
Руководители любого государства независимо от формы его по­литического устройства всегда стремятся к формированию сплочен­ного общества, которое служит фун­даментом для всей политической си­стемы. В настоящее время, несмотря на санкции Запада, она слабо отра­жена в федеральных и региональных программах государственных и обще­ственных организаций России. Причи­на — отсутствие научной проработан­ности проблематики и близорукость органов власти.
Большинство государственных и политических деятелей России недо­оценивает значение роли социальной сплоченности. Не отсюда ли шоки­рующие данные последних опросов населения, которое полагает, что на благо народа работают Путин, Лав­ров, Шойгу, да еще Рогозин… По­скольку всерьез взялись за оборонку, которая может и должна стать тем са­мым локомотивом, который вытащит промышленность и всю экономику по пути модернизации и импортозамещения. Рейтинг остальных невысок. Конечно, рейтинги — дело не всегда надежное. И тут есть вопрос. Однако анализ выступлений и публикаций многих членов правительства, до­кументов российских политических партий показывает, что словосоче­тание «социальная сплоченность» до событий на Украине практически не встречалось в политической лексике. За исключением тех трудных месяцев, когда то тут, то там вспыхивали меж­национальные конфликты.
Стержнем неизменно является со­циальная солидарность, когда люди и группы людей объединяются ради общей цели и осознают, что имеется реальная перспектива достижения общего блага. Насколько это условие присутствует в России? Экономически активное население страны — где-то 75 миллионов человек (53 процента от численности). В экономике же занято 69 миллионов. Разница в 6 миллио­нов — число, которое в соответствии с методикой Международной органи­зации труда (МОТ) свидетельствует о реальном уровне безработицы. Это приблизительно 8 процентов от эко­номически активного населения. Независимые эксперты считают, что к концу 2014 года в России безработных будет гораздо больше. К этому нужно прибавить еще приблизительно мил­лион работников, уже находящихся в вынужденных по инициативе админи­страции простоях и в неоплачиваемых отпусках. Все это означает, что 8 — 12 процентов трудоспособного населения — экономические аутсайдеры.
Идейные позиции граждан, остав­шихся без работы, вероятно, разделят и члены их семей. Поэтому число людей, которые не могут входить в потенци­альную базу для создания социальной сплоченности, можно с полным осно­ванием удвоить. Меры, предлагаемые Правительством РФ для преодоления безработицы, не очень эффективны и пока слабо учитывают российские реалии. Нужны масштабные проекты диверсификации отечественной эко­номики, содержащие принципиально иные подходы и стратегии. Програм­мы обеспечения занятости населения должны быть увязаны с реальными возможностями трудовой миграции, возрастными и профессионально-обра­зовательными особенностями работни­ков и ситуацией в сферах здравоохра­нения, образования, жилья.
 
Общественный комитет «Российская семья» — детище Михаила Николаева
 
Политика занятости населения в условиях экономического кризиса должна быть зоной особого внимания федеральных и региональных руково­дителей. На начальной стадии кризиса снова, как и в 2008—2009 годах, значи­тельно возросла финансовая помощь, оказываемая отдельным крупным корпорациям и банкам для погаше­ния убытков и выплат по неэффек­тивно использованным кредитам. А общая сумма задолженности россий­ских банков и предприятий западным кредиторам превышает сотни милли­ардов долларов. И Правительство РФ предполагает выделить значительные суммы для поддержки отечественных банков и предприятий. Наряду с этим представители отечественного бизнеса должны осознать, что их деятельность имеет далеко идущие социальные по­следствия. В условиях кризиса уси­ливается желание предпринимателей любой ценой добиваться снижения издержек производства и повышения его рентабельности. Одни из них, на­пример, готовы воспользоваться более дешевой иностранной рабочей силой, предпочитая ее местным работникам. Другие идут на снижение социальных обязательств. В результате усиливается социальная разобщенность общества.
А самая взрывоопасная проблема — межнациональная. Откуда она? Только что прилетел из бескрайнего сурового региона… И снова люди спрашивали: как в Москве, Питере с национальным вопросом? Они недоумевают, почему он вообще возник на просторах еди­ной страны. Ведь у якутов издревле повелось «не думай о другом челове­ке плохо, не говори о другом человеке плохо, не делай другому человеку пло­хо». Мы воспринимаем дружелюбие, благородство, широту и открытость души как естественное проявление ха­рактера сильного и здорового челове­ка. Кто не наслышан о доброте, кото­рая сродни наивности, о великодушии, щедрости, заботливости и других пре­красных душевных качествах северян? Даже не любимые мной анекдоты о не­отесанном чукче волей-неволей свиде­тельствуют именно о лучших челове­ческих качествах, невинности перед лицом циничной цивилизации и о не­испорченности нравов народов Севера.
В XVII веке первая встреча корен­ных жителей Якутии с представите­лями западной цивилизации оказала во многих случаях негативное воз­действие на этот естественный стиль жизни. Запад принес на Север алко­голь, табак, наркотики, азартные игры, невиданные доселе болезни — туберку­лез, оспу и многое другое, весь букет сорняков цивилизации. Естественный уклад жизни был сильно подорван. Вместе с тем пришли новые знания, расширились горизонты мироздания, стали доступны лекарства и передо­вые традиции науки и культуры Ста­рого Света.
То есть толерантность на Северах была заложена самой природой, естественным ходом событий. И при советской власти с национальным вопросом не было практически ни­каких проблем. Но XXI век преподнес нам достаточно сюрпризов. И прежде всего, как многие теперь убедились, у нас в запущенном состоянии нахо­дится образование. Если в 1990 году, по признанию ЮНЕСКО, наше образо­вание было лучшим в мире, то ныне похвастаться нечем. Школы ежегодно закрываются тысячами, только в 2012 году закрылись двери 2400 школ. И в 201—2014 годах негативная тенденция не умерила свои обороты. Зарплата молодого учителя где-то по-прежнему совсем мала. Педагогами работают практически одни женщины пенсион­ного или предпенсионного возраста. Честь им и хвала! Но скоро они уйдут, кто их заменит?
Государство немедленно обязано поднять престиж профессии учителя на должную высоту, чтобы в школу шли самые талантливые, высокооб­разованные люди. По призванию. Дабы, как заметил в свое время пре­зидент США Джон Кеннеди, снова «победу одержал русский учитель!..» Необходимо пересмотреть школьные программы, увеличить гуманитарное углубленное обучение. Поменять ори­ентиры — с подготовки учеников на успешную сдачу ЕГЭ (заброшенного Западом на свалку истории) на глу­бокое проникновение в культуру, как в мировую, так и в национальную. Не забывая и точные науки. Правитель­ство требует, чтобы учитель получал заработную плату на уровне средней по экономике региона. Но в Москве это 52 тысячи, а в Туве — 15 тысяч… Кто в Туву приедет? Или в другие ре­гионы, где практически нет промыш­ленного производства, которое укре­пляло бы экономику.
Я бы предложил поднять зарплату учителя до 100 000 рублей! Повсемест­но. Где взять средства? В крупных го­сударственных и частных компаниях, которые сорят деньгами на корпоративах, бонусах, при покупках имени­тых спортсменов. И на многом другом. Об этом надо думать. А в стратегию развития страны закладывать равно­мерное, а не выборочное развитие территорий.
Семейное воспитание — краеуголь­ный камень в становлении личности. Не случайно вместе с соратниками 11 лет тому назад я создал националь­ный общественный комитет «Россий­ская семья», который многое сделал на уровне регионов по решению проблем семьи и детства. Но безработица на некоторых территориях 30—40 про­центов. Между тем экономический фактор порой превалирует и над политикой, и даже над идеологией. И совершенно необходимо иметь обще­ственный договор народов России по межнациональному согласию, специ­ально провести форум или конгресс российской интеллигенции. Именно интеллигенции. Простой народ, особо подчеркну, что на Кавказе, что в тун­дре, понимает: жить надо только в ми­ре и согласии. А есть и определенная прослойка, у которой в голове совсем другое… Их пригласить и заключить договор. Всенародно! И хорошо осве­тить в СМИ, Интернете.
Я с удивлением смотрел итоги по­следней переписи населения России: в некоторых регионах русская на­ция, которая цементирует наше го­сударство, Российское государство, составляет всего 0,5 процента, один процент, два процента… Что будет с этими территориями? Кто принесет туда русский дух, русскую филосо­фию, культуру? И все-таки что неиз­менно беспокоит людей больше всего? Несправедливость. И в большом, и в малом. А корень зла в том, что субъ­екты, повторюсь, очень неравномерно развиваются. И в коррупции!
Можно с полным основанием ут­верждать, что уровень различий в до­ходах — это показатель социальной разобщенности общества. В России уровень неравенства доходов высок и продолжает расти, достигнув в сред­нем 16 раз. Самая высокая поляриза­ция населения по доходам — в Москве. Она здесь достигает 40 раз. Столица остается субъектом РФ с самым боль­шим количеством малообеспеченных. Для преодоления негативной тенден­ции надо активнее использовать воз­можности налоговой политики. А му­ниципальные власти должны знать по­именно беднейшие семьи и оказывать им адресную помощь.
Необходимо продолжить форми­рование законодательства, в котором надо предусмотреть социальную от­ветственность бизнеса в кризисных экономических ситуациях. На первое место должны выходить не экономи­ческие, а социальные проблемы, от ре­шения которых зависит стабильность общества. Интегрировать социальное измерение в экономическую жизнь. Необходимо создать правовые осно­вания и реальные механизмы, с помощью которых институты гражданско­го общества могли бы контролировать бизнес и органы власти, а также вли­ять на распределение ресурсов.
Пока лишь закладываются отдель­ные элементы. Чтобы они стали эф­фективным средством, нужно создать систему реального участия граждан в политической жизни общества, пре­одолеть политическое отчуждение и социальную апатию. Социальная сплоченность возможна при реаль­ном включении граждан в принятие управленческих решений. Она самым непосредственным образом связана с созданием и функционированием демократической системы управления. Это относится не только к тому, какой процент граждан голосует на выборах или иным образом активно участвует в демократическом процессе. И как органы власти приходят к тем или иным решениям, до какой степени они учитывают широкие интересы обще­ственности. В связи с чем стратегиче­ский замысел формирования сплочен­ного общества должен опираться на интенсивное развитие местного само­управления, а не только на укрепле­ние вертикали политической власти.
Собственные доходы — самая сложная проблема местного само­управления, особенно на селе. В по­давляющем большинстве сельских администраций их доля колеблется в пределах 5—7 процентов. Не лучше обстоят дела и на районном уровне, необоснованно отнесенном к системе местного самоуправления. Между­народный опыт показывает, что для обеспечения организационной и фи­нансовой самостоятельности органов местной власти доля этих доходов должна составлять порядка 75 про­центов. В сельских поселениях Рос­сии этот показатель в 12—15 раз ниже общепризнанного норматива. Уровнем самостоятельности, соответствующим общемировым стандартам, у нас об­ладают не более 5 процентов муни­ципальных образований. Вдобавок ко всему, не устану повторять, ката­строфическая разница в уровне со­циально-экономического положения российских регионов. По объему вало­вого регионального продукта на душу населения российские регионы отли­чаются более чем в 40 раз. По уровню безработицы — в 50 раз. По объему ин­вестиций в основной капитал на душу населения — в 250 раз.
Устойчивой тенденцией остается растущая концентрация экономики России в Москве, Санкт-Петербурге, Тюменской области с автономными округами, Татарстане. В числе эконо­мически отсталых территорий — окра­инные северные и восточные регионы России, которые в силу большой уда­ленности от центра, слабой транс­портной освоенности и длительного периода относительной замкнутости хозяйства развивались замедленны­ми темпами. Централизация доходов и полномочий по принятию решений ведет к снижению бюджетной автоно­мии регионов. В результате регионы становятся более зависимыми от фе­деральной помощи. Поступления от «собственных» налогов покрывают ме­нее 40 процентов расходов региональ­ных бюджетов и лишь 13 процентов — расходов местных бюджетов. Внутри регионов финансирование всех соци­альных отраслей также постепенно пе­рераспределяется вверх—с местного на региональный уровень. Фактически со­циальные функции и обеспечивающие их расходные полномочия все дальше «отодвигаются» от самого близкого к населению уровня принятия решений. Политика перераспределения ресурсов порождает сильные иждивенческие настроения. Порой становится выгодным быть слабым.
Острейшая социальная проблема — массовая бедность. Она содержит потенциал для социального распада, в частности, для разрушения семьи, формирования неблагополучных рай­онов, роста уровня преступности. По экспертным оценкам, доля малоиму­щих достигает почти 30 процентов населения. География бедности самым непосредственным образом зависит от региональных различий в доходах на­селения. Минимальную долю бедных имеют нефтегазоэкспортные округа Тюменской области (7—8 процентов). Максимальный уровень — в Ингуше­тии (57) и Калмыкии (49). В большин­стве регионов уровень бедности вы­ше среднего по стране, который, по официальным данным, составляет 19 процентов населения. Крайняя бед­ность все более смещается в сельскую местность. Доля сельского населения в России — 27 процентов. Но на него приходится более половины всех бед­ных домохозяйств страны. Это озна­чает, что уровень бедности в сельской местности в два раза выше, чем в го­роде. В результате наблюдается отток людей из села — и оно приходит в упа­док. Между тем основу благополучия России всегда составляли сельские семьи, которые кормили всю страну. Сельским семьям нужны доступные кредиты и безвозвратные ссуды для того, чтобы приступить к производ­ству продуктов на современной осно­ве с использованием новой техники и новейших технологий.
Серьезно обострились проблемы демографии. Перспектива старения общества ставит вопрос о том, как скорректировать пенсионную систе­му, чтобы социальная защищенность пожилых людей сочеталась в ней со справедливостью между поколениями. Основные идеи, предлагаемые в насто­ящее время, просты и прямолинейны. Очень мало обсуждаются возможности создания условий для профессиональ­ного долголетия. Увеличение пенси­онных взносов требует соответству­ющего уровня экономического роста. В условиях кризиса это труднодости­жимый путь. Поэтому стратегический замысел должен быть направлен не столько на увеличение пенсионных накоплений, сколько на рост продол­жительности трудоспособной жизни. Нужно с помощью законодательной базы изменить политику занятости та­ким образом, чтобы более пожилые ра­ботники не вытеснялись с рынка труда, а стареющие работники обеспечива­лись подходящими рабочими местами. Также надо пересмотреть фактически сложившиеся правила возрастного ограничения карьерного роста. Глав­ное же — нельзя подрывать положение пенсионеров, добросовестно прорабо­тавших всю свою жизнь и получивших право на достойную пенсию.
Продолжается снижение значения семьи. Две трети браков распадает­ся. Почти 10% семей не состоят в за­регистрированном браке. Следствием становится ряд социальных проблем, главными среди которых являются де­мографический кризис, рост детской беспризорности и сиротства, духовное оскудение людей. Необходим «желез­ный» механизм экономического сти­мулирования создания многодетных семей. Надо прекратить вбрасывать в общество мысль о возможности за­вершения практики материнского капитала. Предоставлять родителям при рождении третьего ребенка хоро­шие земельные участки с привязкой к коммуникациям, вблизи городов, поселков. Нужны налоговые посла­бления работникам, имеющим детей. Все общество должно осознать, что социальные расходы на семью — это наиболее продуктивные инвестиции.
Велики различия получения ква­лифицированной медпомощи в зави­симости от места проживания. Наи­более ущемленными в доступности к медицинским услугам опять оказы­ваются сельские жители. И поэтому село «превосходит» город по уровню смертности на 20 процентов. Силь­ное влияние на состояние социальной сплоченности оказывают права на жилище. А ведь они признаны целым рядом международных документов. В России обеспеченность жильем со­ставляет в среднем около 20 кв. м. Но надо иметь в виду, что эти показатели скрывают сильную имущественную поляризацию. За два десятилетия ре­гиональная дифференциация в обе­спеченности жильем увеличилась с 2,3 до 4,1 раза. Различия зависят от уровня урбанизации, экономического развития и освоенности территории. Высок уровень ветхого и аварийно­го жилья. Добиться перелома можно, лишь изменив всю градостроительную политику. Следует развернуть массо­вое коттеджное строительство с уча­стием граждан. Надо больше строить в малых городах и сельской местности. Необходимо внедрять новые строи­тельные технологии и материалы. И воскресить старые — крупное панель­ное домостроение. Каждый гражданин должен реализовать свое право на до­стойное жилье по разумной цене.
Надо переосмыслить деятельность всех органов власти, все принятые и вновь предлагаемые проекты и про­граммы. Нужно понять, в какой сте­пени они социально сплачивают или разобщают общество. Совместно с общественными и политическими ор­ганизациями необходимо сформулиро­вать стратегию достижения социально справедливого и единого общества.
В какой-то мере нам в этом по­могли жестокий кризис на Украине, санкции Запада. Внешние угрозы всегда сплачивали наш народ. Однако присутствует и инакомыслие, что по­казали сентябрьские митинги, выска­зывания отдельных деятелей культу­ры, политиков. То есть людей, готовых расшатать лодку, достаточно. Потому у нас нет времени на раскачку, надо действовать решительно и эффектив­но в интересах всех россиян.
Читайте нас ВКонтакте
Просмотров 4008