Прогноз для Украины: возможны грозы

26 мая Петр Порошенко, еще официально не объявленный президентом Украины, угощал в своем штабе вином и конфетами.

Шоколадный олигарх имел все основания не дожидаться окончательного подсчета голосов — обгонял основного соперника, Юлию Тимошенко, и охотно общался, раздавал обещания: на английском языке — одни, на русском — другие, на украинском — третьи. Праздничным салютом стреляли бутылки с шампанским, заглушая взрывы ракет, обрушившихся на Донецк. Боевая авиация, самолеты, вертолеты начали обещанный кандидатом Порошенко блицкриг. Или зачищали территорию для визита, тоже обещанного президентом Порошенко, в Донбасс… 

Прогноз для Украины: возможны грозы  
О событиях на Украине беседуем с Константином Затулиным, много лет занимающимся проблемами ближнего зарубежья и положением наших соотечественников за рубежом
 
 Константин ЗатулинКонстантин Затулин, депутат Государственной Думы I, IV, V созывов. Первый председатель Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками, председатель Комиссии по Черноморскому флоту (1995 год). Организатор и руководитель Совета соотечественников при Государственной Думе. Директор (с 1996 года) Института стран СНГ. Как депутат Государственной Думы, общественный деятель, много сделал для защиты интересов Черноморского флота и Крыма. Член Совета по казачеству при Президенте России.
РФС: Константин Федорович, пред­выборная кампания фактически на­чалась с расстрела на майдане, воору­женного переворота. То, что боевая авиация нанесла удары по повстанцам в Донецке, — ее совершенно логичное завершение. И поздравления амери­канского президента Порошенко тоже логичны. США без лишней скромно­сти признались, что вложили в укра­инскую «революцию» пять миллиардов долларов. Но вот выводы ОБСЕ — вы­боры президента на Украине соответ­ствуют всем демократическим стан­дартам, — признаюсь, шокировали.
 
К. Затулин: И поздравления Бара­ка Обамы, и пафосные выводы были очень нужны, чтобы придать благо­пристойность поспешным, судорожным выборам, состоявшимся во многом по заказу Запада и при его непосредственном участии. Мне кажется, Петра По­рошенко успели поздравить, читай — назначить, еще до начала кампании. Она не имеет себе равных, а на Укра­ине случалось всякое, по пренебре­жению всеми мыслимыми нормами и правилами. Само решение о выборах было принято в нарушение Конститу­ции. В ходе кампании появился закон, фактически отменяющий порог явки избирателей. Открытый террор против неугодных кандидатов в президенты. Против тех, кто не принес клятву на верность майдану — против сторонни­ков Конституции, не согласных с госу­дарственным переворотом 21 февраля. Наряду с гражданской войной развер­нулась и оголтелая пропагандистская. Террор, запугивание избирателей: Одесса — 2 мая, Мариуполь — 9 мая, ка­рательная операция на востоке страны.
 
РФС: Надо ли было представителям оппозиции участвовать, как вы за­метили, в выборах без выбора, тем самым подтверждая их разумность и демократизм?
 
К. Затулин: Тех кандидатов в прези­денты, которые представляли на вы­борах юго-восток, можно разделить условно на две группы. Одни — Олег Царев, руководитель КПУ Петр Симоненко — попытались использовать выборы, чтобы донести свою правду избирателям и прорвать информаци­онную блокаду. Они подвергались на­падениям, их дома и штаб-квартиры были сожжены. Им пришлось, в конце концов, снять свои кандидатуры. Но если думать о будущем, их жертва не была напрасной. Другие — предста­вители олигархов востока и сами не­бедные люди (Сергей Тигипко, Михаил Добкин) искали в выборах какую-то собственную политическую нишу при новом режиме. И, конечно, таким об­разом выполнили роль спойлеров — ассистентов киевских властей в при­влечении населения восточных регио­нов к голосованию. Мне их не жалко.
 
РФС: Как вы оцениваете выборы в целом?
 
К. Затулин: Никаких неожиданностей не произошло. Центризбирком пока­зывает явку в 60 процентов, хотите верьте, хотите — нет, проверить невоз­можно. Напомню только, что ангажи­рованные социологи предсказывали 79-81 процент. 54 процента избирате­лей отдали свои голоса Порошенко, 13 — Юлии Тимошенко. Третьим неожи­данно стал Олег Ляшко, председатель радикальной партии собственного имени — политический клоун и са­дист, издевающийся над депутата­ми и представителями юго-востока Украины. Четвертое место у Анатолия Гриценко, бывшего министра обороны Украины, призывавшего майдановцев еще в январе начать стрельбу.
 
26 мая при бомбардировках и артобстрелах Донецка и Луганска погибли более 100 человек. Среди жертв мирные жители, женщины и дети.
РФС: Пришли ли новые люди во власть?
 
К. Затулин: Конечно, нет, хотя избира­тель хотел именно этого. Он «наказал Тимошенко, чьи люди (Турчинов, Аваков, Яценюк) несут ответственность за развязывание гражданской войны. Избиратель ожидаемо провалил пред­ставителей вчерашней власти (Тигипко, Добкина). Но он, думаю, поддался соблазну увидеть в конфетном короле новую компромиссную фигуру, кото­рой Порошенко не является. Ему не пришлось прилагать особых усилий, чтобы с первых дней захватить лидер­ство в президентской гонке. Порошен­ко — умный, циничный, изворотливый и медийный человек — играл роль спа­сителя, не причастного ни к чему, ни в чем не замешанного. Но, напомню, он находился при власти и служил по крайней мере трем последним прези­дентам — от Кучмы до Януковича. За­нимал очень ответственные посты — секретарь совета безопасности, пред­седатель Совета национального банка, министр экономики и даже министр иностранных дел. Всю свою империю формировал и выстраивал, находясь на госслужбе.
 
Порошенко последовательно пре­давал своих патронов, когда их звезда начинала закатываться. Ему не отка­жешь в политическом чутье. Бывший министр экономики Януковича стал одним из главных спонсоров майдана. Украине действительно очень нужен новый лидер. Но я сомневаюсь, что им будет Порошенко, и его первые шаги после избрания это доказывают. Уже сами по себе нынешние выборы пре­вратились в мощное средство эскала­ции конфликта, усиления раскола. И возобновление карательной (антитер­рористической, как он сам ее называ­ет) операции в первый же день после выборов — убедительное тому под­тверждение. Обещанная им поездка в Донбасс — еще один способ резкого обострения обстановки на востоке. В первые же сутки после выборов пре­зидента на Украине пролилось крови больше, чем за все время противосто­яния при старой власти.
 
РФС: Как быть России? Признавать или помедлить с признанием Порошенко президентом Украины?
 
К. Затулин: Какой Украины? Я уже говорил — их две. И он по-разному относится к ним, они — к нему. В си­лу различных обстоятельств, надеясь на успокоение в стране, на западе и в центре Украины поддержали Порошенко. Эти иллюзии ненадолго — по­литический конфликт обернется еще и социально-экономическим. Над стра­ной зреют грозы.
 
Накануне выборов на Украине Президент Путин предупреждал, что они смогут стать шагом в правильном на­правлении в том случае, если будет прекращена войсковая операция на востоке, состоится общенациональный диалог и будут приняты обязывающие все стороны конфликта решения о бу­дущем устройстве страны.
Все сделано наоборот. В этих ус­ловиях заявления Порошенко о его готовности и желании встретиться с Путиным — попытка таким путем вы­рвать у России признание своей леги­тимности. Как мы видим, Порошенко даже не в состоянии при этом приглу­шить конфронтационную риторику: он уже живописует, как будет отсу­живать Крым у России. Я сомневаюсь, что с такими намерениями, да еще на фоне разливающихся рек крови на востоке, возможны полноценное при­знание и встреча Путина с Порошенко. Поздравлять человека, радующе­гося расширению масштабов бойни в Донецкой области, просто неуместно.
 
Новороссия — это огром­ный край между Черным и Азовским морями, большая часть которого никогда не была украинской. В 20-х годах прошлого века Москва передала Киеву Харьковскую, Луганскую, Донецкую, Херсонскую, Никола­евскую, Одесскую области, не имевшие никакого отношения к Украине. 24 мая, накануне пре­зидентских выборов, руководители Донецкой и Луганской республик, представители остальных регио­нов юго-востока подписали Акт о создании Новороссии. На ее долю приходится 40 процентов населе­ния Украины, 80 процентов ее ВВП.
РФС: Как же должна вести себя Рос­сия?
 
К. Затулин: Я думаю, ничто не мешает России поддерживать определенный уровень отношений с Порошенко и его людьми как с фактическим пра­вительством в Киеве. Вопрос о более глубоких отношениях, таким образом, зависит от их собственных действий, а не слов.
 
Если войсковая операция, бомбеж­ки городов не будут остановлены, нужно самыми разными способами, кроме введения войск на территорию, помочь Донецку, Краматорску, Луган­ску, Мариуполю. Тем, кто отстаивает свои права, мужественно встал против набравших силу и потому распоясав­шихся бандеровцев и их ставленников во власти в Киеве. У нас тоже не оста­лось выбора. Мы или поднимем руки и потеряем все. Или добьемся достойно­го компромисса на Украине.
 
РФС: Каким вы его видите?
 
К. Затулин: Достойный компромисс — это, по сути, федеративная Украина (не важно, как по названию), в кото­рой населению Луганска, Краматор­ска ничто не угрожает. И не только им самим, но и будущему их детей, русскому языку, культуре, общению с Россией.
 
РФС: Константин Федорович, в программе Владимира Соловьева вы были оппонентом председателя Комитета Госдумы по обороне Ирины Яровой. Почему?
 
К. Затулин: Она считает, что вся на­ша поддержка юго-востока Украины должна сконцентрироваться на про­пагандистских и дипломатических усилиях. В момент, когда в Донецке льется кровь, мне кажутся неумест­ными поучения и наставления вроде советов «формировать институты го­сударственности».
 
Бомбы, ракеты, снаряды уносят все больше жизней. В Донецке, Луганске произошли народные восстания. Там нет батальонов штирлицев — только местное ополчение. Оно противо­стоит государственной военной ма­шине, нашествию бандеровцев. Не все знают, что на этих территориях действуют три силы одновременно — государственные структуры, со­храняющие верность Киеву, местные советы, контролируемые Ринатом Ахметовым. И, наконец, народные, неопытные и потому допускающие немало ошибок органы. Им необхо­дима немедленная помощь. По госу­дарственной линии Россия оказать не может. Но вот через общественные организации — вполне.
 
РФС: Вы заметили, что история Кры­ма еще не закрыта и для нас самих. Что вы имеете в виду?
 
К. Затулин: Россия оказалась в новой для себя ситуации. Четверть века мы постоянно что-то отдавали и впер­вые — присоединили. Понятно, что никакого опыта ввода новой террито­рии в сложившуюся федерацию у нас нет. Отсюда опять-таки неизбежные ошибки. Они обусловлены еще и тем, что полуостровом сейчас занимаются новые министерства и ведомства, для которых он один из дотационных ре­гионов.
 
РФС: Не кажется ли вам, что Украина для нас какой-то злополучный Бер­мудский треугольник, в котором по­стоянно поджидают сплошные непри­ятности и загадки.
 
К. Затулин: Категорически против такого сравнения, отвлекающего от осознания сути фундаментальной про­блемы. Украина — поле столкновения не равных по сегодняшним возмож­ностям сил: Запад — Россия. Мы еще держимся на каком-то приличном уровне благодаря общему прошлому, общим корням. Но посмотрите, каких разительных успехов добились на­ши конкуренты за 20 лет. Их успехи — результат последовательной, целе­направленной, интенсивной работы и бездеятельности украинских элит, так и не разобравшихся в своих инте­ресах. Наших собственных ошибок и просчетов — тоже.
 
Последние 20 лет занимаюсь иссле­дованиями и проблем постсоветского пространства и, к сожалению, вижу, что многие в нашей элите (или груп­пах, причисляющих себя к ней) так и не поняли его значение для будуще­го России. Она поистине уникальная, самодостаточная и самообеспеченная страна, не нуждающаяся в особых территориальных приобретениях. Благодаря географическому положе­нию, ресурсам, историческому опыту способная, если обеспечит себе пе­риод хотя бы относительно мирного развития, вернуть авторитет, роль, позиции в мире. Поэтому нам нужно иметь вокруг себя пояс дружествен­ных государств и достаточно тесную экономическую интеграцию. Но это осознают и наши конкуренты-со­перники. Чтобы не позволить России вновь стать сильной, они стремятся превратить пояс безопасности в пояс уязвимости.
 
РФС: Как когда-то говорили: санитар­ный кордон.
 
К. Затулин: Терминология разная, суть одна. Виктор Янукович и пострадал только за то, что по разным причинам предпочел ТС и Россию вхождению в ЕС. Пользуясь случаем, попытались дать показательный урок и Владимиру Путину, сумевшему найти пути для интеграции сердцевины постсоветского пространства. Януковича они умело переиграли. Путина явно недооценили, и Россия приросла Крымом. Теперь любой ценой пытаются взять реванш на юго-востоке. Если его удастся подавить и Петр Порошенко как победитель на белом коне въедет в Донецк, Украина надолго станет нашей проблемой, плацдармом НАТО.
 
Беседовал Леонид Левицкий
Фото Игорь Самохвалов
 
Редактор отдела «РФ сегодня» Леонид Левицкий беседует с директором Института стран СНГ Константином Затулиным

Просмотров 12009

31.05.2014 15:56