Председатель СФ В. Матвиенко в радиопрограмме «Логика власти», Интервью.

"РФ-сегодня"

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СФ В. МАТВИЕНКО В РАДИОПРОГРАММЕ «ЛОГИКА ВЛАСТИ» НА РАДИОСТАНЦИИ "ГОЛОС РОССИИ", Интервью.

 
Вопросы урегулирования ситуации на Украине ситуации на Украине, формирование Совета Федерации и работа Совета законодателей при Федеральном Собрании — эти темы оказались в центре внимания программы "Логика власти" радиостанции "Голос России". Гостем программы стала Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Представляем вашему вниманию полный текст интервью:
 
Ведущий М. Григорьев: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! В эфире программа «Логика власти». Сегодня у нас в гостях председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко. Здравствуйте!
В. Матвиенко: Здравствуйте!
 
Вед.: Валентина Ивановна, совсем недавно в Таврическом дворце состоялось заседание Совета законодателей Российской Федерации. Он работает уже два года. Активно принимает участие и Совет Федерации, и Государственная Дума, региональные власти. Скажите, что удалось сделать за это время? И удовлетворены ли Вы его деятельностью?
В. Матвиенко: Два года, конечно, срок небольшой. Но даже за это короткое время мы все убедились в правильности принятого в свое время решения. Что было до этого? Был некий Совет законодателей при Государственной Думе, был такой же аналогичный орган при Совете Федерации в силу противостояния тогда Совета Федерации и Государственной Думы, в частности, на политическом, так скажем, уровне. Это дезорганизовывало ситуацию, это дезорганизовывало, дезориентировало председателей региональных парламентов. Пользы от такой деятельности, конечно, не было никакой.
Мы с Сергеем Евгеньевичем Нарышкиным встретились и договорились, что надо создать единый совет законодателей при Федеральном Собрании. Договорились, приняли решение. Это помогло нам во многом снять проблемы, которые существовали ранее, и создать единый механизм, инструмент диалога региональных парламентов с федеральными парламентариями.
Для федеративного государства это чрезвычайно важно, потому что мы должны создать единое федеральное законодательное, правовое поле, для того чтобы человек — независимо от того, живет он в Новосибирске, на Камчатке или в Карелии — жил в едином правовом поле, пользовался едиными социальными благами, правовой защитой. Для федеративного государства крайне важны скоординированные действия региональных и федеральных законодателей. Совет законодателей стал именно такой площадкой, где ведется диалог по основным проблемам страны, где ведется диалог по перспективам законодательства в Российской Федерации, по решению тех острых проблем, которые сегодня существуют. Это реакция на требования населения: где-то улучшить, где-то поправить, где-то создать более благоприятные условия для бизнеса.
Регионы получили свой мощный голос на федеральном уровне, чего не было раньше. Их просто не слышали. Благодаря этой работе нам удалось связать в единое целое парламентаризм как таковой в Российской Федерации.
Совет законодателей за очень непродолжительное время стал очень авторитетным, уважаемым и узнаваемым органом. Сам факт, что Президент Российской Федерации регулярно проводит встречи с Советом законодателей для того, чтобы услышать мнение региональных парламентариев, для того, чтобы дать поручения, для того, чтобы поддержать те или иные законодательные инициативы, уже говорит о том, что этот орган стал авторитетным. У нас есть Государственный совет, в состав которого входят руководители органов исполнительной власти регионов, а теперь у нас есть такой же Государственный совет, но законодательный, куда входят руководители региональных парламентов. И они это очень ценят.
Вот как Вы правильно сказали, у нас прошло очередное заседание Совета законодателей в Петербурге. Мы обсудили самые актуальные вопросы: вопросы интеграции Крыма и Севастополя в правовое, экономическое, социальное, финансовое пространство и роль Совета законодателей в этом процессе. Мы обсудили вопросы межбюджетных отношений и ситуацию с региональными бюджетами, выполнение послания Президента, майских указов. При этом мы пригласили Министра финансов, который принял участие и доложил, проинформировал председателей региональных парламентов о том, какие меры Правительство Российской Федерации, Министерство финансов будет принимать для выравнивания этой ситуации. Меня очень радует, что председатели региональных парламентов выступают очень профессионально. Они выступают со знанием проблемы, что называется, «снизу», от земли, от людей. И при этом не просто констатируют проблемы, но и предлагают решения. Это опять-таки связывает региональные и федеральные власти в выработке общих подходов для решения наиболее острых проблем.
Очень важным является обмен передовыми практиками. Каждый регион не должен изобретать свой «велосипед», свои законы, а мы заслушиваем лучшие региональные практики, которые затем активно распространяем среди других субъектов Федерации. Этот опыт востребован, и мы всегда с интересом слушаем, как те или иные проблемы решаются в разных регионах. Я полагаю, что и дальше Совет законодателей будет набирать вес, набирать авторитет. И — что очень важно — региональные законодательные инициативы, на которые раньше, знаете, просто не обращали внимания или отмахивались…
 
Вед.: Отписка такая.
В. Матвиенко: Как отписка, да. Формальные ответы. Сегодня уже и Комиссия при Правительстве по законодательству очень содержательно, внимательно относится к рассмотрению законодательных инициатив. И Государственная Дума, и Совет Федерации помогают региональным парламентам доводить, что называется, «до кондиции» тот или иной закон, потому что, чего греха таить, часто идея правильная, но изложена сырым юридическим языком. Не хватает юридической школы для того, чтобы обрести эту правильную идею в формат федерального закона. Здесь мы активно в этом помогаем.
Но и, знаете, вот такое неформальное общение председателей региональных парламентов — в этом тоже большая польза, большой плюс. Мы как бы связываем страну, мы объединяем страну единым правовым полем, контактами, взаимодействием, сотрудничеством. Ведь вы посмотрите, как те же регионы откликнулись на призыв верхней палаты помочь Крыму и Севастополю. Это не формальное, а душевное отношение и желание помочь и крымскому, и севастопольскому парламентам, и в целом народу Крыма. Хотя мы федеративное государство, но все-таки единое государство. Это еще и создает гуманитарную атмосферу единения регионов.

Вед.: Валентина Ивановна, все сейчас обсуждают Украину. Конечно, не могу не задать этого вопроса. Недавно совсем были Женевские соглашения, и мы видим, что практически все пункты из тех, которые были, украинская власть просто не выполняет. «Правый сектор» — незаконное вооруженное формирование — продолжает действовать. Здания продолжают быть захвачены, в том же Киеве. Людей, которые были арестованы на Восточной Украине, не освобождают. Людей новых, десятки людей арестовывают. А главное — идет военная операция с участием танков, с участием самолетов, с участием военной, тяжелой военной техники. Как Вы считаете, какова Ваша оценка того, что сейчас происходит на Украине?
В. Матвиенко: Для понимания того, что происходит на Украине, я не могу не вернуться к началу этого кризиса. Дело в том, что Соединенные Штаты, западные страны в очередной раз решили реализовать «цветную революцию» на Украине. Но сценаристы просчитались. Сценарий Ливии, сценарий Ирака, сценарий Югославии провалились на Украине. Они не учли, что Украина — это сорокапятимиллионное государство с народом, который уважает себя, любит свою страну. И народ не принял такого сценария. Народ Украины не принял. Сейчас — поскольку этот сценарий провалился, и это уже очевидно — надо же на кого-то свалить вину, надо на кого-то эти просчеты переложить. И, конечно же, поиски внешнего врага в лице России…
Они сегодня стараются это — хотя это все шито  белыми нитками  - но они стараются всю вину переложить на Россию. Россия не участвовала в организации этого хаоса, наоборот, предупреждала о недопустимости антиконституционных действий. Иначе как неконституционный государственный переворот, иначе как вооруженный захват власти то, что произошло на Украине, назвать невозможно. Мировое сообщество все больше и больше начинает понимать, кто заварил эту кашу, что произошло на Украине и кто несет за это ответственность.
Безусловно, народ требовал перемен. Безусловно, они были нужны. Но для этого есть демократические процедуры проведения демократических выборов и выявления воли народа, какую власть они хотят. Для этого было подписано соглашение о мирном урегулировании политического кризиса, где был составлен абсолютно внятный и четкий сценарий: конституционная реформа, формирование правительства народного доверия на переходный период и затем выборы президента. И конечно, безусловное требование разоружения незаконных бандформирований. И отмежевание власти от радикальных сил, от русофобских, антисемитских и так далее. Пошли по другому пути вооруженного захвата власти, что изначально и стало причиной эскалации ситуации, того глубочайшего кризиса, который продолжает развиваться.
Россия открыто об этом говорила. Незамедлительно все это остановить, вернуться к мирному плану урегулированию кризиса. Но для этого надо было признать провал сценария очередной «цветной» революции, которую пытались реализовать в Киеве. Те, кто организовывал эту революцию, поставили, привели к власти угодных им людей, и мы знаем, каким способом они пришли. Такая власть, прежде всего,  нелегитимна. То, что произошло, вызвало бурю возмущения в целом ряде регионов — и в первую очередь на Юго-Востоке. Потому что люди,  первое,  - не признали эту власть легитимной и, второе,  -  увидели, какими методами начала действовать эта власть. А начала она с того, что она отменила закон о языках, и тем самым восемь миллионов русскоязычного населения и другие национальные меньшинства, а Украина — многонациональное государство, поставили в разряд изгоев. Они отменили закон о запрете нацизма. Вместо того, чтобы отмежеваться от неонацистских радикальных сил, они, наоборот, послали ложный сигнал обществу.
Те действия, которые осуществляют радикальные силы: погромы, захваты зданий, убийства, расстрел людей на майдане, преследования инакомыслящих, преследование свободы средств массовой информации, грубейшие нарушения прав человека, которые происходили на Украине, антисемитская, русофобская, неонацистская пропаганда и так далее, — это привело просто в ужас население Украины. Люди стали бояться за свою безопасность. Они стали бояться угрозы возникновения таких «майданов» в своих регионах, уничижения, унижения людей. Мы видели, как обошлись с «Беркутом», с людьми в погонах, которые отстаивали конституцию, законность и правопорядок. Их поставили на колени, всех практически — я имею в виду условно: «поставили на колени», унизили.
 
Вед.:  А часть уже и в тюрьме ведь сидит сейчас…
В. Матвиенко: Теперь пытаются ложно обвинить и сделать их виновниками расстрела на майдане, хотя и международное сообщество, и Россия требовали независимого международного расследования гибели людей на майдане. Почему же Украина, их патроны отказались от независимого международного расследования, а быстро сляпали уголовное дело и всю вину повесили на правоохранительные органы? Хотя мы точно знаем о том, что не было ни одного преступного приказа стрелять в людей либо проводить какие-то силовые акции, да просто «Беркут» не был вооружен! Он, безоружный, выдерживал потоки камней, файеров, «коктейлей Молотова» и стоически стоял на защите конституции.
В итоге дальше что происходит? Дальше сажают инакомыслящих, сажают в тюрьмы, народного избранного губернатора в Донецке Губарева, даже не пускают родственников, даже не пускают миссию ОБСЕ, не проводят никаких следственных действий, потому что там нечего проводить, ему нечего обвинить. Люди его выбрали и доверили ему отстаивать их права. Это политические заключенные. Но так называемые поборники прав и свобод граждан почему-то не требуют незамедлительного освобождения политзаключенных. Не требуют прекратить преследования средств массовой информации. Не требуют свободного допуска журналистов для того, чтобы была объективная информация. Они боятся правды. И взамен этого они зомбируют население Украины опереточными, голливудскими постановками того, что, якобы, происходит со стороны России, угрожают России, пугают население, показывают какие-то безумные передвижения военной техники, вооруженных людей, якобы, в сторону Украины.
Все это ложь! Все это неправда. Но поскольку у людей нет других источников информации, которые давали бы объективную картину происходящего на Украине, многие жители Украины начинают в это верить. Они просто поставили задачу настроить людей против России. Но это временная ситуация. Никогда братские народы — российский и украинский — никому не удастся разорвать. Потому что нас так много объединяет. Потому что время этого антинародного режима, который сегодня действует на Украине, пройдет, а то, что нас связывало веками, это между нашими народами останется.
Дальше Юго-Восток. Ведь на самом деле там мирные протесты граждан. И это мы хорошо видим. Женщины, даже с детьми люди приходят, молодежь, пожилые люди, которые требуют одного — они устали жить в нестабильном государстве на протяжении двадцати с лишним лет в том режиме, в котором это происходит. И они выдвинули абсолютно мирные требования: мы хотим иметь больше полномочий, мы хотим сами определять развитие своих регионов, мы хотим говорить на своем родном языке, мы хотим детей учить в русских школах, мы хотим стабильности в стране. Дайте нам возможность провести референдум или примите те условия, те требования, которые мы выдвигаем.
Взамен этого, вместо диалога со своим собственным народом, со своим собственным населением, объявляется какая-то безумная антитеррористическая акция. Кто террористы? Вот эти тысячи мирных людей на площадях на Юго-Востоке? Это собственный народ назвать «террористами»… Где там террористы? И это язык угроз, язык шантажа, демонстрации силы в виде вертолетов, самолетов, тяжелой техники.
Мы предупреждали, публично предупреждали нынешние киевские власти, что недопустимо кровопролитие, недопустимо вести страну в состояние гражданской войны. Недопустимо вести разговор со своим населением силой, шантажом, угрозами. Это тупиковый путь. Это путь к эскалации ситуации на Украине. Остановитесь, господа, одумайтесь, что вы делаете!
И не только в первую очередь к Украине наше обращение. Мы не отказываемся, наоборот, инициируем диалог с Соединенными Штатами Америки, с западными странами. Давайте остановим все то, что происходит на Украине. Вы эту кашу заварили, вы имеет влияние на радикальные группировки, на «Правый сектор», который вы поддерживали, финансировали, позволяли вооружаться, раздавали им пирожки. Вы имеете влияние — остановите этих людей! Потребуйте разоружения этих незаконных бандформирований. Однако мы не видим в этой части никакой реакции. Худо-бедно, договоренности в Женеве состоялись, и смысл этих договоренностей — добиться опять-таки разоружения радикальных группировок, освобождения зданий. Значит, киевские власти начинают трактовать, что это относится только к Юго-Востоку. Но они вынужденно организовали отряды самообороны, чтобы защитить свои семьи, защитить себя и не допустить прихода этих радикальных группировок к ним в регионы, потому что от них идет угроза. Потому что мы видим, что произошло с мэром Харькова… Пожалуйста, уже стреляют…
 
Вед.:  Чуть ли не убили человека…
В. Матвиенко: Это покушение уже на жизнь государственного деятеля Украины. Так тогда жизнь обычных людей вообще никак не защищена. Поэтому организация сил самообороны: первое — это безопасность жизни своей и своих семей и второе — люди хотят участвовать в обсуждении будущего Украины.
Это их право. Это огромная часть Украины. Дайте им такую возможность. Они предлагают свои изменения конституции и четко их формулируют: мы не сепаратисты, мы хотим жить в едином государстве, но на других условиях. Продекларируйте эти условия. Выслушайте народ! Власть обязана учитывать мнение людей. Иначе эта власть — временная. Ничего особенного они не требуют. Пропишите в конституции, можно это назвать «федерализацией», можно не называть «федерализацией», но пропишите в конституции требования, которые население выдвигает: децентрализация власти, большая степень самостоятельности регионов в своем экономическом, социальном развитии и так далее. Я уже говорила об этих требованиях.
Приезжайте к народу. Ведь никто не едет, не встречается с людьми, только некие заявления из Киева, а люди уже не верят этой власти. Пропишите конституцию, вынесите ее на референдум, чтобы народ проголосовал, примите ее, чтобы это был закон страны, который никто никогда не изменит. И на базе этой конституции проведите в стабильной стране, в мирных условиях выборы. Пусть сам народ определится, кому доверить власть. Но это же самозахват власти в Киеве одной группой людей, где нет представителей ни Юга, ни Востока. Правительство, которому народ не доверяет. Как это правительство может принимать какие-то решения? У него нет общенародного мандата. У него нет доверия населения. И любые решения, которые они будут принимать, народ не поддержит, потому что к этим людям, к этим решениям нет доверия.
 Это — тупиковая ситуация. Либо вы, нынешние власти,- проводники геополитических интересов Запада, тогда открыто об этом скажите. Если же вы думаете о своей стране, о своем народе, о сохранении единства страны, стабильности, тогда действия должны быть абсолютно другие. Абсолютно другие. Люди же видят, что все происходит не так.
И, конечно же, Россия будет жестко стоять на том, чтобы не допустить кровопролития, чтобы защитить проживающих там людей, всеми доступными законными, юридическими способами: и Совет Безопасности ООН, и усилия международного сообщества, и иные демократические процедуры. Вернуться к договоренностям от 21 февраля, к договоренностям женевским, и выполнение, наконец, этих договоренностей украинскими властями. Иначе они дальше будут заводить страну в тупик.
И главное — экономическая ситуация с каждым днем ухудшается, потому что властям не до экономики, никто не хочет ее спасать и принимать реальные шаги для развития экономики, для сохранения социальных условий для людей. Скоро это приведет просто к коллапсу.
 
Вед.:  Мы постоянно, наш Фонд, и Общественная палата, конечно, отслеживаем ситуацию на Украине. И, Вы знаете, они ведь уже придумали объяснение проблем. Недавно их генеральный прокурор заявил о том, что, оказывается, Янукович вывез тридцать два миллиарда долларов с Украины. Несусветная цифра. Понятно, что их невозможно не то, что вывести… Это получается одна пятая всего ВВП страны.
Но вопрос у меня другой. Вот мы смотрим, что там происходит. Недавно были кадры: лидер коммунистов выступает на трибуне Верховной Рады, выбегают депутаты, партия «Свобода», начинают его избивать, стаскивают его практически с трибуны. Или Ирина Фарион, которая прямым текстом говорит, что в Восточной Украине надо просто расстреливать людей, что это не люди. Это дословная цитата, она говорит, что это «какие-то существа». Вот как бы Вы могли оценить такие заявления официального органа, депутатов Верховной Рады Украины?
В. Матвиенко: Вы знаете, нынешние власти Украины постоянно делают столь экзотические заявления, которые любого здравомыслящего человека приводят в состояние шока. Причем, они настолько противоречивые, они настолько неправовые, они настолько иногда кажутся просто неприемлемыми для современного этапа мирового развития, что кажутся просто дикостью. Это от неуверенности, от неумения взять ситуацию в стране в свои руки, от неспособности противодействовать «Правому сектору» и экстремистским силам, если не считать, что они заинтересованы в сохранении этого «Правого сектора» как силовой составляющей для проведения своей политики.
Поэтому относиться серьезно к заявлениям нынешних властей невозможно. Они не легитимны. Они не обладают общенародным мандатом. Я еще раз хочу высказать свою точку зрения, и думаю, что она правильная. Те преступные приказы, которые издаются, те люди, которые будут исполнять эти преступные приказы, они по определению преступники, потому что нельзя действовать против своего народа силой. Если они запачкают свои руки кровью народа, их будут судить, придет время, они понесут самое суровое наказание и самую суровую ответственность за свои противоправные действия. Серьезно к таким заявлениям относиться нельзя. Это состояние агонии, непонимание, что делать. Состояние растерянности у властей, потому что власть уходит у них из рук, а она им очень нравится, им хочется быть при власти.
 
Вед.:  Валентина Ивановна, наверное, последний вопрос. Естественно, то, что происходит в Совете Федерации, серьезно интересует людей. Много лет подряд уже обсуждается вопрос прямых выборов членов Совета Федерации. С другой стороны, согласно Конституции, Совет Федерации представляет собой представительство регионов. Как Вы относитесь к этой идее и как совместить, с одной стороны, представительство регионов, а с другой — в будущем, возможно когда-то, прямые выборы членов Совета Федерации?
В. Матвиенко: Я уже неоднократно на эту тему высказывалась. Конечно же, выборы — это самая демократичная процедура, самая понятная форма волеизъявления населения. И последнее время вы видите, как много у нас произошло в стране. Идет демократическая реформа, она продолжается. И сам факт, что мы вернулись к выборам глав регионов, когда само население выбирает свою власть, — это было правильное решение.
Но в федеративных государствах, где, как правило, есть две палаты — палата нижняя, которая избирается населением, является не только законодательным, но и представительным органом власти, и верхняя палата — здесь другая логика. Международный, мировой опыт показывает, что палата регионов — это палата, которая представляет интересы этих регионов и должна формироваться регионами.
Если вы сегодня опросите мнение органов власти регионов, оно неоднозначное. Взять точку зрения:  давайте только прямые выборы. Чем тогда будут различаться верхняя и нижняя палаты? Практически ничем. Верхняя палата как палата регионов, защитница интересов регионов и как площадка диалоговая между федеральным центром и регионами утрачивает смысл. И порядок формирования, такой, как у нас есть нынешний, от исполнительных и законодательных органов власти, существует в большинстве стран: например, в Германии… Он немного модифицирован. Но все-таки сами регионы делегируют в верхнюю палату своих представителей. И в этом есть определенная ценность.
Мы максимально все-таки в рамках действующей конституции пошли, чтобы население имело возможность — опосредованно, но все-таки выразить свое волеизъявление при формировании верхней палаты, в частности представителей от исполнительной власти. А что касается представителей от региональных парламентов, то там и так эта процедура соблюдается. Региональные парламенты избираются прямым голосованием населения, и потом один из этих представителей, избранных населением, делегируется в верхнюю палату. Поэтому, на мой взгляд, в настоящий момент это оптимальный закон, оптимальный порядок формирования верхней палаты. Но, конечно, жизнь не стоит на месте, она развивается. Возможно, мы еще раз переосмыслим, еще раз вернемся к теме прямых выборов, косвенных…
 
Вед.:  Спасибо за участие в передаче.
В. Матвиенко: Спасибо большое!
Просмотров 5823

03.05.2014 21:37