Закон о СМИ не может оставаться просто памятником…

Появление этого закона было насущной необходимостью, так как до этого вся сфера СМИ регулировалась и управлялась решениями партийных и правительственных органов Советского Союза.

Закон о СМИ не может оставаться просто памятником…

Фото Владимира Афанасьева

Что дал документ в то смутное время средствам массовой информации и что представляет сегодняшнее правовое поле, регулирующее сферу массмедиа? В какой степени оно соответствует задачам и вызовам времени? Какие существуют пробелы в законодательстве, что следует исправлять в первую очередь, если такая необходимость вообще существует?

Об этом — в интервью с известным журналистом, телеведущим, ныне заместителем председателя Государственной Думы Петром Толстым

-Петр Олегович, закон о СМИ, принятый еще в советское время, пережил многое, за 25 лет в него внесено немало изменений, да и государство уже другое. Тем не менее, закон действует, несмотря на то, что в общее правовое поле страны постоянно вносятся по­правки, так или иначе влияющие на деятельность средств массо­вой информации. Так как же от­носиться к этому документу: как к памятнику эпохи или как к ре­альному регулятору деятельности СМИ?

-Любой закон — в какой-то сте­пени памятник эпохи, потому что его принятие было обусловлено определенными, актуальными на тот момент обстоятельствами. Но важно, чтобы при этом он оставал­ся не просто памятником, а являлся частью нормативной базы, отвеча­ющей требованиям современности. На протяжении двадцати пяти лет главным плюсом этого закона было закрепление отсутствия цензуры, наличие свободы слова, возможно­сти свободно учреждать средства массовой информации. Эти нормы актуальны и сегодня.

Да, за годы его действия в закон действительно вносились поправки, влияющие на работу журналистов в связи с событиями, которые проис­ходили в стране. Но посмотрим, что это были за изменения. Например, ограничивались свобода слова и деятельность журналистов в связи с проведением контртеррористиче­ских операций, в условиях чрезвы­чайных ситуаций, распространение продукции СМИ, нарушающей дей­ствующее законодательство, при­нимались поправки, направленные на защиту детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. Какой нормальный, здра­вомыслящий человек может возра­жать против таких изменений?

Суть же закона остается не­изменной. В России есть свобода СМИ, свобода слова, у граждан есть возможность высказывать и узна­вать разные мнения — и это прин­ципиально важно для сохранения демократических ценностей. А вот изменения законодательства — это уже прерогатива парламентариев. Если какой-то законодательный акт устарел или есть ощущение, что отдельные его части не отвечают потребностям сегодняшнего дня, с ним необходимо работать. Ведь закон — не какая-то застывшая форма. Чтобы он жил и действо­вал, отвечая потребностям людей, то должен изменяться. Это неиз­бежно. В 90-е годы ХХ века никто в России и не думал, какую важную роль в жизни людей будет играть Интернет, какое место он займет в информационном поле страны. Те­перь эта тема одна из самых акту­альных.

Понятно, законодательство о СМИ должно и будет модернизиро­ваться. Поэтому не стоит относить­ся к закону о СМИ как к памятнику. Это фундаментальный кирпич, яв­ляющийся основой законодатель­ства о СМИ. С него периодически надо стирать пыль и обновлять.

-К вопросу об обновлении. Недавний опрос, который провел Левада-Центр, дал весьма неожи­данные результаты: 60 процентов опрошенных в той или иной форме посчитали необходимым появле­ние цензуры в Интернете. Как вы можете прокомментировать такой поворот событий и означает ли это, что в закон о СМИ могут быть внесены новые поправки как раз в части возрождения цензуры, от­сутствие которой вы сами назвали одним из достижений этого доку­мента?

-Во-первых, Интернет и СМИ — это не одно и то же. В Интернете огромное количество всевозмож­ных ресурсов, не имеющих ни ма­лейшего отношения к средствам массовой информации и занимаю­щихся распространением того, за что в УК РФ предусмотрены впол­не конкретные сроки. Так что если дети нашли в Интернете что-то не­пристойное, это не проблема СМИ, это значит, что Роскомнадзор не­доглядел. Поэтому не нужно путать эти две сферы. Во-вторых, запрет цензуры в СМИ — это действитель­но одно из главных достижений российского законодательства по­следних 25 лет, поэтому я уверен, что России в обозримом будущем возврат к ней не грозит.

-Сегодня российские СМИ ис­пытывают много экономических проблем. Падают продажи, сокра­щается подписка, наблюдается устойчивая тенденция к уменьше­нию доходов от рекламы, ограни­чена доля участия иностранного капитала в отечественных изда­ниях. Как выживать в таких усло­виях?

-Прежде всего, давайте не будем путать политику с экономикой. Что касается запрета на участие ино­странцев и россиян с двойным граж­данством в учредительных струк­турах СМИ и ограничения участия иностранного капитала в этой сфе­ре бизнеса, то во всех, как принято говорить, цивилизованных странах такие вопросы уже решены — и не в пользу иностранцев. Ничего нового Россия здесь не придумала. Это — вопрос политического суверенитета. После событий на Украине своевре­менность таких решений становится понятной и в объяснениях не нуж­дается. Может, со временем акту­альность этой нормы отпадет, и она будет изменена. Посмотрим.

Реклама. Да, такая проблема существует, депутаты ее видят и буквально на днях мы проголосова­ли за решение, которое позволяет средствам массовой информации увеличить рекламные площади в одном номере печатных СМИ до 45 процентов. На наш взгляд, это даст возможность расширить рамки ре­кламного рынка.

-Но ведь есть и другие огром­ные проблемы, тоже связанные с экономикой: бумага, типогра­фии, распространение. Цены тут растут буквально не по дням, а по часам…

-Это сложный вопрос. Тут мно­гое связано — и цена на бумагу, и способы распространения, и воз­можности «Почты России», которая тоже сейчас будет реформировать­ся. Однако надо точно понимать, что возврата к советской системе распространения (для кого-то — к сожалению, а для кого-то — к сча­стью) не будет. Жизнь изменилась. Если обратить внимание на запро­сы читателей, то большинство мо­лодой публики читает СМИ в Ин­тернете, и за этим, на мой взгляд, будущее. Но сегодня — с социальной точки зрения — важно сохранить и бумажные версии газет и журналов хотя бы потому, что люди старшего поколения предпочитают бумагу.

Суть закона остается неизменной. В России есть свобода СМИ, свобода слова, у граждан есть возможность высказывать и узнавать разные мнения»

Проблему надо решать, но с на­скока это сделать невозможно. Тут ведь в проигрыше не одни лишь читатели. Если исходить только из того, что невидимая рука рынка все расставит по местам, то тогда мы сталкиваемся с большими дис­пропорциями в ценах, о чем, соб­ственно, идет сейчас речь. И соот­ветственно получается, что люди, работающие в области печатных СМИ, в свою очередь, сталкиваются с таким изменением делового пей­зажа, который зачастую делает их работу просто невозможной. Осо­бенно это касается региональных массмедиа, которым, конечно, нуж­на помощь от субъектов Федера­ции: может быть, какие-то решения, законодательные инициативы, на­пример, исходящие непосредствен­но от журналистов и способные из­менить ситуацию на федеральном уровне.

-То есть у законодателей име­ется представление о том, как ра­ботает закон о СМИ в регионах?

-Есть понимание, что все регио­нальные СМИ, хотя бы в силу огром­ной географии нашей страны, живут по-разному и так или иначе зависят от региональных властей. Поэтому нужно отдавать полномочия на ме­ста, чтобы у субъектов Федерации была возможность поддержки СМИ в своем регионе. Особенно это каса­ется крупных территорий в Сибири и на Дальнем Востоке. Иначе, пола­гаю, конкуренцию с телевидением и Интернетом бумажные СМИ про­играют.

-С 1995 по 2005 год в России действовал закон о государствен­ной поддержке средств массовой информации, где были прописаны конкретные инструменты экономи­ческой помощи СМИ, включая льго­ты по налогам. Если мы говорим, что сфера массмедиа имеет соци­альное звучание, может, стоит раз­работать и принять аналогичный документ, насытив его, естествен­но, современным содержанием?

-Для СМИ с госучастием это было бы объяснимо, но как это объяснить с точки зрения частных изданий? И, кроме того, ведь есть у нас СМИ, ориентированные на ком­мерческий, рекламный успех, и есть те, кто ориентирован на высокока­чественную журналистику. Это два разных мира.

По поводу же льготного налого­обложения Минфин тут же задаст вопрос: кто и как будет компенси­ровать выпадающие доходы? И бу­дет прав, исходя из нынешней не­простой экономической ситуации.

Понятно, что с господдержкой любая отрасль вытянется, но где взять столько средств? Сейчас в кри­зис это особенно ощущается. Конеч­но, в более благополучные времена легко было раздавать обещания о господдержке. А сегодня, как мне представляется, поддержку нужно оказывать тем, кто в условиях ры­ночной экономики и конкуренции вовлечен в решение политических задач общей важности, тем, кто не­зависимо от политических взглядов поддерживает суверенитет страны, в том числе суверенитет информаци­онный. СМИ, которые над этим ра­ботают, государство помочь обязано.

-Ожидаются ли в обозримом будущем какие-то еще законода­тельные инициативы, так или ина­че связанные со СМИ?

-Думаю, что изменения будут, работа в этом направлении идет постоянно. Комитет Государствен­ной Думы по информационной по­литике, информационным техно­логиям и связи активно работает и с изданиями, и с законодателями. Полагаю, что Госдума нынешнего созыва, в значительной степени от­личающаяся от своих предшествен­ниц, выступит здесь достаточно конструктивно и постарается вне­сти изменения, которые почувству­ют наши коллеги-журналисты.

Есть вещи очевидные, и мы по­стараемся их как-то решить. Например, в связи с последними событи­ями возникла тема страхования жизни и ущерба здоровью журна­листам, работающим в «горячих точках» — ДНР, ЛИР, Сирии и так далее. И ее надо решать с точки зрения защиты журналистов. Есть много проблем, связанных с эконо­микой «бумажных» СМИ, о чем мы сегодня говорили. Есть проблемы с рекламным рынком. Есть пробле­мы, связанные с регулированием российского сегмента Интернета, часто вступающим в противоречие с государственной политикой.

Есть такое понятие «нацио­нальный фильм»: это кинопро­дукция, которая была создана на деньги государства, с помощью Фонда кино или каких-то других госорганизаций. Создатели таких фильмов очень страдают от ин­тернет-пиратства, несмотря на действующие законодательные нормы. Нужна дополнительная работа и в этом направлении. Получается, государство деньги тратит, а фильмы еще до премье­ры появляются в Сети, делая бес­смысленными все экономические затраты. В Европе подобные дей­ствия наказываются достаточно серьезными штрафами.

В любом случае уверен, что в Государственной Думе уже в бли­жайшее время будут обсуждаться законодательные инициативы, на­правленные на то, чтобы действую­щий закон о СМИ не оставался про­сто памятником, а отвечал совре­менным запросам и потребностям как общества, так и журналистов. В конце концов, мы все заинтере­сованы в том, чтобы деятельность такого общественно важного инсти­тута, как СМИ, отвечала интересам всех — и с точки зрения экономики, и с точки зрения содержания.

Закрытый киоск «Печать»   Фото PhotoXPress​Закрытый киоск «Печать» Фото PhotoXPress

Просмотров 2789

02.12.2016 15:56