Зачем Владимир Путин поехал в Стамбул

В отношениях России и Турции существует целый комплекс вопросов, которые кажутся неразрешимыми, но это только на первый взгляд

Зачем Владимир Путин поехал в Стамбул

Борис Долгов. Фото: ПГ / Юрий Паршинцев

Однодневный визит Президента России Владимира Путина в Турцию, намеченный на 19 ноября, помимо торжественной части — церемонии завершения строительства морского участка газопровода «Турецкий поток», предоставит двум главам государств возможность обсудить целый комплекс вопросов, актуальных как для двусторонних отношений, так и для регионального мира и стабильности.

В интервью «Парламентской газете» ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов рассказал о том, над чем сейчас работают Москва и Анкара, где точки соприкосновения сторонам ещё только предстоит отыскать, а также по-настоящему ли поссорились Турция и США.

- Борис Васильевич, каковы, с вашей точки зрения, основные составляющие российско-турецкого диалога?

- В отношениях России и Турции существует целый ряд вопросов, требующих обсуждения. К таковым отнесу обмен мнениями о ходе реализации договорённостей, достигнутых ранее в сфере энергетики, торговли, в том числе между турецким бизнесом и отдельными российскими регионами. Актуальность не теряет тематика туризма, а также допуска турецкой рабочей силы на российский рынок.

- Помимо двусторонней повестки, весь мир отслеживает сирийскую проблематику. Как в этом плане развивается диалог?

- На мой взгляд, этот переговорный блок содержит наиболее актуальные, острые, но и весьма непростые вопросы.

Прежде всего имею в виду ситуацию в сирийском Идлибе, которая до сих пор окончательно не урегулирована. Несмотря на то, что лидеры России и Турции заключили соответствующее соглашение по решению этой проблемы.

Зона-то создана, но провокации на отдельных участках продолжаются.

Напомню, что Москва и Анкара договорились создавать в этом регионе демилитаризованную зону, согласовали конкретные шаги каждой из сторон, определили её параметры — глубину, силы, которые будут осуществлять её патрулирование, и т.д. Но пока остаются определённые сложности в этом аспекте. Зона-то создана, но провокации на отдельных участках продолжаются, сохраняются очаги пребывания там боевиков и другие проблемы.

Нужно также понимать, что в конечном итоге руководство России исходит из того, что создание демилитаризованной зоны не может окончательно решить вопрос урегулирования кризиса в Сирии.

Актуальность сохраняет тема начала и активизации политического процесса в Сирийской Арабской Республике, на повестке дня обсуждение форматов переговоров состава их участников, а также будущая модель госустройства. В сирийском блоке очень много важных и сложных вопросов, решение по которым в рамках одной встречи найти, наверное, проблематично, но систематическое их обсуждение даёт шансы на нахождение устраивающих все стороны вариантов.

- Несомненно, сейчас во всём мире тема номер один — отношения с США. Мало стран могут похвастаться стабильностью в диалоге с Вашингтоном. Как у Турции обстоят дела в этом плане?

- Отношения Анкары с Вашингтоном носят многослойный, динамичный характер. При этом отдельные составляющие порой принципиально противоречат друг другу.

В частности, по ситуации в Сирии. США поддерживали и поддерживают курдские вооружённые формирования. Демонстрируют понимание выдвигаемой руководством этих подразделений идеи о создании на сирийской территории широчайшей автономной зоны для курдов, как полагают некоторые эксперты, с прицелом на учреждение впоследствии собственного государства. Турки выступают резко против, поскольку опасаются, что такое образование будет так или иначе претендовать и на часть турецкой земли.

Фото: Пресс-служба Президента России

Нельзя забывать и тот факт, что Турция остаётся важным членом НАТО, продолжает сотрудничество с Соединёнными Штатами и в военной области, и в политической.

Пока этот вопрос Анкаре и Вашингтону удалось в какой-то степени «приморозить», стороны приняли «дорожную карту».

Необходимо помнить о том, что США подвергли Турцию санкционному воздействию, которое повлияло на экономику, вызвало обрушение национальной валюты.

В то же время нельзя забывать и тот факт, что Турция остаётся важным членом НАТО, продолжает сотрудничество с Соединёнными Штатами и в военной области, и в политической.

Нужно понимать эту двойственную в определённом смысле позицию Турции в отношениях с США и не стоит питать иллюзий, что Анкара в полном смысле противостоит Вашингтону.

- Насколько важной составляющей можно считать проект «Турецкий поток», реализация которого подошла к завершающей стадии?

- Не рискну назвать его системообразующим фактором российско-турецкого сотрудничества. Проект продвигается, но, как указывают специалисты, целый ряд вопросов ещё предстоит решить.

Турция придерживается курса на строгое продвижение своих интересов в каком бы то ни было регионе.

К тому же надо держать в уме возможность альтернативного российскому проекта газопровода — из Туркмении и Азербайджана. При его реализации Анкара превратится в важный для Европы распределительный центр, контролирующий потоки природного газа.

- Российско-турецкое взаимодействие, получается, процесс со многими переменными?

- Хочу подчеркнуть, что Турция придерживается курса на строгое продвижение своих интересов в каком бы то ни было регионе. Это касается и сирийской проблематики, и отношений с Европой, и диалога с нами. И порой интересы партнёров Анкарой, мягко говоря, игнорируются.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Иван Антонов

Ещё материалы: Владимир Путин

Просмотров 4724

19.11.2018 14:02

Загрузка...

Популярно в соцсетях