Вопросы гражданства* и национализма

Артур Вафин, политолог, психолог

Вопросы гражданства* и национализма
Артур Вафин, политолог, психолог

В 1991 году страна столкнулась с множеством вызовов, одним из которых оказался национализм"

В 1945 году Советский Союз вы­играл войну с расистским госу­дарством. Однако расизм не ис­чез. Неожиданно возник он и в момент распада Союза.
 
Суть расизма заключается в абсо­лютно бездоказательном измышлении о том, что одна раса (или нация) силь­нее и могущественнее других. Такой ребяческий тезис оборачивается от­нюдь не детским обоснованием прак­тики — раз мы сильнее всех, значит, мы можем делать из других народов рабов, уничтожать других для соб­ственного блага и просто для развле­чения. Алчность, ослепившая людям глаза, прикрылась идеей суверенитета республик, независимости не пойми от кого, зачем. Рационально объяснить желание всепожирающего поглощения, пробудившегося в годы перестройки, невозможно.
 
Результат — ненависть, насилие, кровь. Действительно, настоящая геополитическая катастрофа. Тем не менее, она свершилась. В 1991 го­ду возникла Российская Федерация, правопреемница СССР, историческая наследница Российской империи. Стра­на столкнулась с множеством вызовов. Одним из таких вызовов оказался на­ционализм. Что с ним делать? Пода­влять? Бороться? Или же воспитывать и направлять на благо страны, не по­вторяя ошибок прошлого? Попробуем с этим разобраться.
 
Национализм — феномен непростой. Можно говорить о двух основных типах национализма: первый тип — национа­лизм, объединяющий разные нации, народы и культуры; второй — нацио­нализм разъединяющий, легко скатыва­ющийся в рассуждения о превосходстве одной расы над другой. Ничего, кро­ме разрушения, такой национализм не несет. Разве можно иметь дело с человеком, который не видит дальше собственного носа, а во всех других лю­дях (ведь и среди «расовополноценных» должна быть иерархия) видит рабов, средства для собственных целей? «Если немецкий народ столь труслив и слаб, то он ничего не заслуживает, кроме по­зорной гибели», — симптоматичная фра­за Гитлера о поражении немцев в войне.
 
Совершенно иная суть у национа­лизма первого типа: крепкая граждан­ская нация, единым фронтом высту­пающая в защиту Родины. Простые, казалось бы, слова, однако сколько сил и труда уходит на их практическое во­площение.
В Советском Союзе не удалось сформировать гражданскую нацию. Употребив термин «сформировать», хочу специально оговориться, что под формированием гражданской нации я понимаю не просто инструментальную работу правящего класса над создани­ем национальной сущности, существа, а обоюдный процесс, в который вклю­чены как элиты, так и все общество, представляющее различные культуры и народы. Только в этом обоюдном про­цессе может зародиться живая и твор­ческая гражданская нация, продуктив­ный, не деструктивный, национализм, то есть национализм объединяющий, а не разъединяющий.
 
Что такое гражданство? Граждан­ство — это формальная принадлеж­ность к стране, в которой человек родился или обосновался. От граж­данства неотделимо понятие граждан­ственности, предполагающее некото­рую автономию от государства. Суть автономии в борьбе за свои интересы, безусловно, не в ущерб обществу и стране, в которой проживает субъект гражданской активности. Таким об­разом, быть гражданином — значит исполнять гражданские обязанности, установленные государством, а также бороться за свои права — жить в без­опасном и свободном от криминалите­та районе; ходить по чистым городским улицам; получать достойную зарплату.
 
Здесь следует сделать важное замечание: пребывать в статусе гражданина — это не частное и личное дело одного, это дело многих. Поэтому, когда речь идет о жизни в свободном от банди­тов районе или достойной зарплате, подразумевается активность не одного человека, а группы, которая заинтере­сована в лучшей жизни не только для себя как частных лиц, но и для обще­ства в целом. Гражданин не может быть одиночкой хотя бы по формальному признаку. Гражданин не одинок, по­тому что вокруг него тоже граждане, такие же, как он или она, — граждане по праву рождения или, например, по праву заслуг (российский тому образец актер Жерар Депардье). О какой ак­тивности идет разговор? Естественно, не об активности вроде судов Линча.
 
Гражданская активность предпо­лагает указание на болевые точки, которые существуют в государстве, их общество и государство должны изле­чивать совместными усилиями. При­веду простой пример, к сожалению, часто возникающий в российской дей­ствительности: случилось несчастье, и вот одни таксисты взвинчивают цены, а другие бесплатно подбрасывают людей до нужных пунктов назначения. Мне могут возразить: знаем мы этих такси­стов, как знаем и их национальность, и зачастую отсутствие российского гражданства. Неужели? Как и в любой другой профессии, среди таксистов множество представителей различных народов и граждан, главное не это, а то, что это люди: одни жестокие и бесчело­вечные, другие — нет. Когда случаются трагедии вроде терактов, можно ли ду­мать о наживе? Оказывается, можно. Алчность ослепляет, хотя и не всех. Кто остается зрячим? Тот, кого можно на­звать человеком и гражданином.
 
Могут ли интересы одних граждан сталкиваться с интересами других, ес­ли те и другие жители одной страны? Да. Таков мир. Без конфликта интере­сов движение невозможно. В статике нет развития. Однако развитие бывает как поступательным, так и форсиро­ванным, с уймой ошибок и промахов, ведущих к торможению процесса. Граждане одного государства имеют право на конфликт друг с другом, при этом не имеют права на войну между собой. Греки назвали бы это варвар­ством. Также к варварству следует от­нести и убийства, основанные на не­приятии других культур, других цветов кожи. Все это расизм.
 
Понятна боль людей, близкие кото­рых погибли от рук приезжих. Понятно их желание мести. Но и они должны понимать, что местью ничего не реша­ется. Наказание вершит суд. Только суд может назначить правых и виноватых. Если же мы ставим суд под сомнение, то, следовательно, мы ставим под со­мнение и целостность государства. Если так, то да — пусть все рушится к бесам! Пусть торжествует расизм. Пусть бу­дет война всех против всех. Пусть на территорию России приходят самые хищнические иностранные компании и эксплуатируют нашу природу. Пусть погибнет наша экология. Пусть все уми­рают от страшных болезней. Пусть все станут рабами более сильных господ.
 

Гражданство — это формальная принадлежность к стране, в которой человек родился или обосновался.

 
Как вам такая инфернальная досто­евщина? Не нравится?
 
Что же, тогда не стоит уподобляться варварам. Воспитывайте в себе циви­лизованного человека. Воспитывайте в себе гражданина. Или вы думаете, что гражданина в вас воспитает государ­ство? Государство может вам в этом только помочь, но начинать следует с себя.
 
Какой сферой деятельности вы бы ни занимались, быть гражданином — не только формально — никогда не поздно.
 
Зарождение гражданской нации в России происходит. Медленно. Посту­пательно. Но спешить не стоит, так как в спешке умножаются варвары, а вар­варства пока, увы, хватает. Пусть все идет естественным образом, своим че­редом. Глядя на опавшие листья, вспо­минаешь лето, ждешь весны. Расцвету можно помогать, но без перегибания палок и превращения деревьев в коря­ги. Искусственные гибриды и образо­вания России не нужны. У гражданина России есть родная культура и история, очень непростая, но своя, включаю­щая память как об имперском, так и советском прошлом. А еще у гражда­нина России есть настоящее. Сложное, цветущее всем многообразием красок жизни. Политологи отмечают, что в современной России не сложилось по­нимание того, кто мы есть. Чем отлича­ется советский человек от россиянина, и есть ли здесь место русскому? Четко­сти и определенности нет. Нужна ли в таком случае граница? Да. Для форми­рования крепкой гражданской нации граница просто необходима.
 
Кажется, что есть три опции: советский человек, россиянин и русский. К счастью, российская действительность не столь упрощена и механизирована. Нельзя поделить одних, вычесть других и прибавить третьих. Понятно, что советский человек — это не прошлое, а живая история. И никто не вправе отказать людям считать себя наследниками такой сверхдержавы, как Советский Союз. Тем не менее, СССР не существует на карте мира, но существует в головах. Союз — это воспоминание, это прошлое. Не прошлое сам человек, который там жил и хранит в своем сердце память о своей молодости, боевой славе… Сегодня мы — в Российской Федерации, где проживают различные народы и нации. Страна может гордиться своим культурным разнообразием. Именно поэтому нам ни к чему графа в паспорте, представитель каждой нации и так знает, кто он. Потому граница мета-географична. Она объединяет нас всех — тех, кто жил в Союзе, кто живет в России настоящей и кто будет жить в России будущей. 
Читайте нас в Дзен
Просмотров 4450