Пленарное заседание Госдумы

13:27Володин поручил ускорить работу над запретом продажи энергетиков детям

Украинские террористы и их пособники — угроза для общества

Эксперты и парламентарии обсудили, как бороться с идеологией укронацизма в России

Тема: Убийство военкора Владлена Татарского

07.04.2023 00:00

Автор: Никита Вятчанин

Украинские террористы и их пособники — угроза для общества
  © REUTERS/Valentyn Ogirenko

Гибель известного военкора и блогера Владлена Татарского в результате теракта в Санкт-Петербурге показала — угроза украинского терроризма, питательной средой для которого стали экстремистские либерально-оппозиционные структуры, является важной для всего гражданского общества России. При этом в Госдуме и Совете Федерации считают, что организаторы и исполнители террористических актов должны получать только пожизненные сроки без права на досрочное освобождение. Об этом парламентарии и эксперты говорили 5 апреля на круглом столе в пресс-центре «Парламентской газеты».  

Нужен Смерш

2 апреля в одном из кафе Санкт-Петербурга произошел взрыв, в результате которого погиб военный корреспондент Максим Фомин, известный под псевдонимом Владлен Татарский. Спустя два дня в Национальном антитеррористическом комитете заявили, что это убийство спланировали спецслужбы Украины с привлечением агентуры из числа сторонников запрещенной в России ФБК* Алексея Навального**. В исполнении теракта подозревается россиянка, которая является сторонницей данной организации.

«Навальнисты» могут активно переходить на службу украинским и западным спецслужбам, проникшись идеологией украинского радикального национализма. Сам украинский национализм первой половины XX века по сути является «чистейшим нацизмом» — на этом сделал акцент модератор дискуссии в «Парламентской газете», директор Фонда исследования проблем демократии и член Общественной палаты РФ Максим Григорьев. Он отметил, что сейчас перед российским гражданским обществом встает задача борьбы с идеологией украинского терроризма, так же как в свое время стояла задача борьбы с идеологией ИГИЛ и кавказского терроризма.

Максим Григорьев © Игорь Самохвалов/ПГ

Одним из жестоких и трагичных последствий крепкой связки Запада, укронацистов и «навальнистов» стал апрельский теракт в санкт-петербургском кафе на Университетской набережной. И реагировать на подобные акции, а также действовать в отношении тех, кто может их совершить в будущем, пора намного жестче, чем это происходит у нас сейчас. В этом убежден коллега погибшего Максима Фомина, член Общественной палаты РФ Александр Малькевич.

Он заявил, что в условиях объявленной России Западом «лютой войны», которая выражается не только в поставках на украинский фронт миллионов патронов, ракет и мин, военной тяжелой техники, но и в совершении терактов в российских городах, «нам крайне необходима структура типа Смерша». Это нужно, считает Малькевич, чтобы «просеивать в регионах агентов Запада, потенциальных и реальных диверсантов».

Пожизненное хуже расстрела

Большинство из них уже находится в базах правоохранительных органов РФ. Но, как говорили в пресс-центре «Парламентской газеты», многие деятели в РФ до сих пор предпочитают «не снимать белых перчаток» и «быть выше» жестких наказаний даже для явных противников государства. При этом Россия имеет успешный опыт борьбы с терроризмом на Кавказе, а после Великой Отечественной войны и на самой Украине.

Вот и смерть военкора Максима Фомина всколыхнула новую волну заявлений в соцсетях о том, что нужно восстановить смертную казнь в России. Но сейчас эта идея вряд ли может быть реализована — для этого потребуется как минимум вносить новые изменения в Конституцию России, что сегодня руководством страны не планируется. При этом, как отметил первый замглавы Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров, пожизненный тюремный срок для тех, кто его отбывает, «очень тяжелое наказание». «Сталкивался лично с ситуациями, когда человек, который осужден на пожизненное заключение. Один их них прямо говорил: лучше бы меня расстреляли», — заметил сенатор.

При этом Джабаров считает, что «нам надо исключить любые варианты, при которых возможно досрочное освобождение таких людей».

Владимир Джабаров © Юрий Инякин/ПГ

На встречу, где погиб Татарский, активно зазывали

Многому из того, что грозит после смертельными последствиями, сегодня учат уже в школе. Как сообщила первый замглавы Комитета Госдумы по просвещению Яна Лантратова, с 2017 года в школах Украины запустили трехмесячные курсы, которые учат вылавливать в интернете «кремлевский нарратив». Ведущие — специалисты из Великобритании, а выпускниками уже стали более 45 тысяч молодых людей, которые сегодня ведут информационную войну с Россией. Аналогичную русофобскую работу западные структуры, включая НАТО, проводят сегодня на постсоветском пространстве.

В связи с этим Лантратова напомнила, что в феврале направила официальный запрос в Минпросвещения, чтобы там в рамках программы по информационной безопасности для обучающихся разработали практические рекомендации, как школьникам распознавать фейки от правды и выявлять русофобский контент в Сети.

Яна Лантратова © Юрий Инякин/ПГ

Навык отличать правду от лжи сегодня может реально спасти чьи-то жизни. Как рассказал в пресс-центре «Парламентской газеты» политолог Сергей Карнаухов, по имеющейся у него данным, в питерское кафе, где 2 апреля погиб Фомин, активно приглашали и других известных пророссийских блогеров. Один из них сохранил скрин переписки (после взрыва все эти сообщения были удалены отправителем), в котором его на смертельную встречу зазывал некий «Максим Иванов». В итоге блогер, имея довольно богатый опыт распознавания фейковых аккаунтов, решил никуда не идти.

Карнаухов уверен, что на уничтожение известных медиаперсон, которые в информационном поле воюют на стороне России, «есть заказ из Великобритании и США». Реализовать его могут и готовы спецслужбы Украины. «Я задавал людям, которые являются потенциальными мишенями для украинских спецслужб, вопрос: какая работа ведется с ними нашими силовыми органами? Снимается ли информация с их каналов связи?» — рассказал он.

Политолог считает, что в условиях, когда современный терроризм характеризуется настойчивостью и адресностью, те же качества надо усиливать в своей работе и российским спецслужбам, и правоохранительным органам. «Здесь стоит отталкиваться не от поиска преступника, а от тщательной работы с его потенциальной мишенью», — считает Карнаухов, который более пятнадцати лет являлся сотрудником МВД России.

Между тем 4 апреля в Госдуме депутаты всех фракций поддержали предложение спикера Вячеслава Володина проработать вопрос об ужесточении наказания за терроризм в России. Как заявил депутат Госдумы Михаил Шеремет, это должно касаться не только исполнителей, но и тех, кто создает для террора «питательную среду». «Считаю, что Алексей Навальный и подобные ему деятели должны получать в России пожизненные тюремные сроки», — считает он.

* Признан в РФ иноагентом и экстремистской организацией.

** Внесен Росфинмониторингом в перечень террористов и экстремистов​.