Путин. Игра в долгую

Левые и правые, крупные и малые политические фигуры, чувствуя возрастающее внешнее давление и нарастание внутренних трудностей, часто требовали от президента перехода к мобилизационной модели экономики для общего развития страны. Правда, крики эти чаще всего были ветром, порхающим в парламентских покоях и СМИ.

А мобилизация-то тем временем давно идёт своим солярисным курсом. И (главное!) президент Путин ни от кого её не скрывал, впервые обозначив в дипломатически аккуратных терминах это направление своей политики ещё в 2004 году с трибуны ООН, а затем в знаменитой мюнхенской речи ещё раз разъяснил для тех, кто понимает, что храп натовских солдат не только мешает спать нашим пограничникам, но и серьёзно беспокоит Россию. А для тех, кто не понимает, сказал просто и ясно в Послании Федеральному Собранию (2018 год) — «Послушайте сейчас».

Правда, он ни разу не произносил грозного слова «мобилизация» поскольку, видимо, понимал его гораздо объёмнее, чем это принято. Он не говорил и о том, что осуществить её можно только за счёт одного стратегического резерва любой нации — за счёт народа. Возможно, сначала у президента были другие надежды. Известный скопидом, министр А. Кудрин, молча терпевший нарекания и упреки, в «тучные годы» аккуратно складывал львиную долю доходов в придуманные им фонды. На них и был расчёт, который в целом оправдался на старте. Механизм мобилизации был запущен.

Стоит попутно отметить, что своей политикой Кудрин спас заметную часть народного достояния от разграбления оборзевшим олигархатом (справа) и от банального проедания нажитого добра без простой мысли «А завтра что?» (слева). Политика скопидомства, которой его, видимо, хорошо обучили на экономическом факультете Ленинградского университета, спасла страну, когда упала цена на нефть. Фонды таяли, как весенний снег, но до аховой ситуации конца 90-х дело не дошло.

«Тучные годы» чудесные канули в нескончаемую Лету, и пришлось затягивать пояса. Пришла пора замораживания и снижения уровня жизни основной массы граждан, чем многие сегодня справедливо недовольны. Формы мобилизационных действий государства в подобных условиях могут быть разными — от тоталитарного рабства до относительно мягких подходов типа «пушки вместо масла». Россия всегда была ближе к жёстким способам их решения. Но, думается, сегодня, в условиях сложившего экономического уклада переход к ним невозможен.

Тут уместно вспомнить, что Россия приняла на себя невероятно тяжёлый груз советских долгов. Остальные 14 республик вышли из этой ситуации с нулевым балансом, то есть с большим выигрышем. Подобно счастливым выпускникам советских вузов они начинали самостоятельную жизнь с чистого финансового листа, получили возможность для бурного экономического старта, неведомую в иных обременённых долгами странах планеты. Чем закончилось это радостное, свободное и демократическое детство хорошо известно. Уже через несколько лет, не сумев избавиться от своего родового проклятия — «всемирной отзывчивости», Россия занялась денежным, нефтяным, газовым, транзитным «спонсированием» всех без исключения суверенных, свободолюбивых и самоуверенных государств. Более того, когда им что-то не нравилось в экономических намерениях тоже, кстати, суверенной России, они впадали в настоящую истерику. Стоит только вспомнить возмущённые демарши по поводу сокращения кормившего страны Балтии транзита российских грузов в Европу или нынешние пляски святого Витта вдоль «Северного потока — 2». Больше всего за постсоветские годы досталось Украине. Выступая 22 апреля 2014 года в Государственной Думе Дмитрий Медведев признал, что объём этой поддержки составил «порядка 250 миллиардов долларов» «за счёт всякого рода преференций» (цитирую по «Интерфаксу»). Это примерно годовой бюджет России в прошлом году.

Россия вышла из распада униженной и оскорблённой. Справедливости ради надо сказать, что вместе с внешними долгами России достались и долги, которыми другие страны были обязаны СССР. Но древнее восточное торговое правило «баш на баш» применительно к России не сработало. 140 миллиардов долларов долгов Россия за полтора десятилетия нового века великодушно простила старым друзьям-просителям. Честно сказать, до сих пор не понимаю, почему это делалось. Пусть бы висели себе моральным укором должникам. Правда, тут же вспоминается затаившийся в бесчисленных правительственных департаментах невидимый коллективный «миша два процента» и логика прощения обретает живительную силу простого и ясного объяснения.

Россия, прощая и спонсируя, тащила на себе груз старых долгов. Достаточно сказать, что обугленная мировой войной страна окончательно рассчиталась за славный и нужный ей в критические времена ленд-лиз только в 2006 году, спустя 60 (!) лет после Победы, за которую она заплатила больше всех. А последнюю выплату по долгам СССР (Боснии и Герцеговине, хотя такого государства во времена СССР и не существовало!) совершила только в 2017 году!

Болезненный для России негативный зигзаг мировой конъюнктуры, случившийся в конце нулевых, был в середине текущего десятилетия эффективно заострён западными «партнёрами». Веер антироссийских санкций быстро превратился в огромное восточное опахало. Причинами были не дела Магнитского и упрятанных куда-то Скрипалей, не шпионские скандалы и крики о нарушениях гражданских прав. Причиной была Россия как таковая, изменение траектории её развития, случившееся с приходом Владимира Путина. На Западе быстро учуяли эти изменения, а затем осознали, что слова российского президента не расходятся с делом.

Запад хорошо видел, что в России были реанимированы и стали ускоренными темпами развиваться судо- и авиастроение, задышали российские Севера, очнулась от голодного обморока оборонная промышленность…

Появились масштабные проекты и заделы на весь ХХI век. Как птица Феникс, возродился атомный ледокольный флот, казалось бы, окончательно похороненный в ельцинские времена. Двинулась на Север плавучая атомная станция «Академик Ломоносов». Транспортная инфраструктура разного рода и назначения зазмеилась по российским пространствам и за их пределами — «Сила Сибири», «Северный поток», «Турецкий поток», Северный морской путь, на котором вновь замигали неутомимые маяки, «золотая пряжка БАМ» — Северомуйский туннель (а скоро и второй Байкальский вступит в строй), скоростные пассажирские магистрали, десятки современных аэропортов международного класса, новые космодромы… Спутники многострадального ГЛОНАСС, расправив наконец-то крылья слежавшихся солнечных батарей, стаей зашелестели по орбите, решая все дела и оставив без работы в России хвалёную GPS.

Эти проекты подобно александровскому Транссибу стоят очень дорого, но будут работать века.

Конечно, не железом единым жив человек. Десятки перинатальных центров, растаявшие очереди в детские сады, возвращение (пусть неполное пока) к советской модели диспансеризации, национальные программы по детству и здоровью женщин, борьбе с онкозаболеваниями, курением, обнявшая страну инфраструктура спортивных центров и многие другие социальные программы — все это уже даёт эффект, но невооружённому глазу он будет виден не сразу. Это игра вдолгую, и здесь предстоит сделать гораздо больше уже сделанного.

Да и за пределами Отечества дела во многих «точках роста» идут в гору. На мировом рынке хлеба Россия совершила невиданный рывок. Ещё тридцать лет она торговалась за зерновые, ползая по иноземным сусекам, а сегодня, по американским оценкам, контролирует 22 процента мирового рынка пшеницы (США только 13).

Россия прочно держится в мировой тройке производителей титана, является безусловным лидером по добыче алмазов, быстро вошла в мировой клуб лидеров по поставкам СПГ.

Сохраняя вторую позицию на рынке вооружений, Россия серьёзно продвинулась на рынке мирного атома. Получены десятки зарубежных заказов на строительство блоков АЭС, за три года введены три новых блока АЭС в России.

Я уж не говорю (все и так знают), что мы единственные космические извозчики на планете, без которых МКС уже давно приказала бы долго жить.

Таков пунктирный набросок векторов развития. Любой желающий в центре и на местах может его дополнить.

В марте прошлого года народ своим неодолимым решением вручил Владимиру Путину мандат доверия. Главные требования, вложенные в этот мандат, — запросы на безопасность и справедливость. Это народные задания президенту на все шесть лет.

Требование обеспечения безопасности страны в современном, все более нестабильном мире произрастает из неистребимого свободолюбия российского народа, всех этносов, населяющих Россию. Этот стержень национального характера. За свободу и независимость русские и другие народы России были готовы платить (и платили) любую цену. Поэтому начатые ещё в нулевые годы шаги по укреплению армии и флота, не афишируемые до времени вложения в оборонную промышленность, давшие сегодня дружные всходы, были с удовлетворением восприняты обществом.

Со справедливостью, прежде всего социальной, дело обстоит сложнее. Её, если говорить честно и прямо, решительно не хватает. На самых дорогих в мире яхтах плывут российские миллиардеры, успешно освоившие общенародное добро, мимо обманутых дольщиков, нищенствующих пенсионеров, пособие которых это цена одной затяжки из дорогой сигары, больных детей, на операции и лекарства которым нет денег, мимо безработных и миллионов соотечественников, уныло бредущих по социальному дну.

Но Россия сосредотачивается. Сосредоточение — это, как правило, сокровенный внутренний процесс, часто не замечаемый даже острым взглядом. А в нынешние времена, когда одна новость вытесняет другую со скоростью распространения электронного сигнала, оно незаметно, я уверен, большинству.

На верхнем уровне власти сегодня есть понимание этой проблемы — её философия изложена в майском указе президента. На вошедшие в него проекты планируется за шесть лет направить 28 триллионов рублей. Упор сделан на здравоохранение, образование, демографию и жильё. Дело за малым — обеспечить целевое и, главное, честное и справедливое расходование этих средств. 

Принято считать, что в Отечестве нашем нет пророков. Правда, после ухода некоторых соотечественников в мир иной пусть не сразу, но появляется понимание того, что человек, оказывается, видел многие черты и проблемы будущего развития.

Я хочу завершить эти заметки пророчеством выдающегося русского мыслителя ХХ-ХХI веков Александра Зиновьева. Автор «Зияющих высот» и «Катастройки» незадолго до смерти справедливо полагал, что нам нужно «отбросить всякие иллюзии насчёт ХХI века. Он будет не веком благополучия, праздников и развлечений, а веком ожесточённой борьбы одних — за выживание, других — за господство над первыми, одних — за национальные интересы России, других — за закабаление её западническим сверхобществом. Рассчитывать, что произойдёт какое-то чудо, что кто-то нам поможет, кто-то нас спасёт, бессмысленно. Все зависит от нас самих, от того, сможет ли наш народ выдвинуть из своей среды достаточное число мужественных, честных и умных людей или нет, сможет ли народ поддержать борьбу этих людей за его же интересы или нет, окажется ли власть и интеллектуальная элита на стороне своего народа или нет».

Россия всегда жила трудно. Наивно думать, разглядывая картинки в гламурных журналах, что это ушло в прошлое. Сила нашего народа как раз в умении жить в непростых и суровых условиях. Тысячелетняя история тому свидетельство.

Ещё материалы: Александр Дегтярёв

Просмотров 3193

22.01.2019 15:14



Загрузка...

Популярно в соцсетях