Предотвратить «войну по случайности»

Доктор Александр Ной представляет в Бундестаге ФРГ Левую партию (Die Linke).

 Он — член комитета обороны и курирует вопросы внешней политики, безопасности и взаимоотношений с НАТО. В начале июля в составе делегации Российско-Германской парламентской группы депутат побывал в нашей стране

25.07.2015 15:56

Предотвратить «войну по случайности»
 
Обычно контактным лицом для СМИ является руководитель делегации, однако Александр Ной дал в Москве специальную пресс-конференцию. Ее цель — донести до россиян информацию о настроениях в Германии относительно развития осложнившихся отношений с Россией. Вывод: единого взгляда в немецком обществе нет. Он подчеркнул, что по­зиция его партии отличается от пози­ции правительства ФРГ, но выражает мнение значительной части населения.
 
По словам Александра Ноя, вопро­сы российско-германских отношений, взаимодействия России с Западом очень важны сегодня. Теперь понятно, что вчерашнее благополучие во многом определялось сговорчивостью России. Запад был счастлив от победы в холодной войне. После решения Ми­хаила Горбачева «предоставить» свобо­ду Восточной Европе началось строи­тельство новой, объединенной Европы. Параллельно обновлялась архитектура безопасности на континенте. В про­цессе этого в Европе стала возрастать роль НАТО, который расширял про­странство, обеспечивая на нем свое влияние. В 90-е годы с ростом числа членов Евросоюза блок увеличил тер­риторию контроля чуть ли не вдвое, приблизив свои границы вплотную к границам России.
 
Первый сигнал озабоченности Мо­сквы прозвучал в 2001 году, когда еще обсуждалось множество совместных проектов сотрудничества. Но тогда Владимиру Путину аплодировали во время его выступления в Бундестаге. Спустя шесть лет на Мюнхенской кон­ференции по вопросам политики безо­пасности он заявил о неприемлемости для современного мира однополярной модели и необходимости совместного обсуждения путей строительства бу­дущего. В этой речи отмечался и факт выдвижения НАТО своих передовых сил к государственным границам Рос­сии. После этого на Западе заговорили о возвращении холодной войны, а кое-кто даже о том, что объявил ее Пре­зидент РФ.
 
В 2008 году появилась новая про­блема — кризис в Грузии, что подлило масла в риторику конфронтации. Но все же западные страны не восприня­ли угрозу дестабилизации мира в Ев­ропе всерьез. В конечном итоге это и привело к событиям на Украине. В ос­нове их лежало намерение НАТО про­должать экспансию на Восток, и это надо признать. Запад занял позицию: восточноевропейские суверенные госу­дарства сами решают вопрос, вступать ли им в НАТО и Евросоюз или нет.
 
Формально правильно, а по сути, клуб НАТО сам должен был заявить: мы не хотим вас принимать, потому что не хотим ухудшать отношений с Россией, что значимо, потому что Рос­сия играет важную роль в мировой по­литике. Но этого не произошло. И тогда Запад сказал: берем все, что есть, все, что можем взять. Кризис на Украине — выражение этой позиции и конфликта интересов. Это не изолированное собы­тие, а результат движения политики в сторону однополярного мира.
 
В России, заметил Александр Ной, не раз задавали вопрос: насколько люди в Германии осведомлены о со­бытиях, предшествовавших развя­зыванию конфликта на Украине? Не стоит иметь иллюзий относительно объективного изображения реальной действительности в СМИ. Есть немало журналистов, которые сами считают себя политиками и политологами. Они используют предоставленную им трибуну для освещения информации в определенном русле. Много СМИ од­носторонне подают ситуацию. Между тем в немецком обществе несколько другое восприятие происходящего. У нас уже был опыт осмысления собы­тий в Югославии.
 
Люди стараются черпать информа­цию из разных источников, в том чис­ле из Интернета. Но очень много СМИ генерируют в чистом виде чистую пропаганду. И она имеет воздействие.
 
В то же время надо признать, со стороны общества существует опре­деленный контроль за прессой, на нее оказывается давление в целях адек­ватного освещения событий. Это отме­чают и сами представители немецких СМИ. Кстати, они сетуют на большое количество «троллей» из России, кото­рые наводняют Интернет своими по­стами и даже блокируют целые СМИ. Большое беспокойство у немецкой прессы вызвало появление на миро­вом медийном рынке компании «Раша Тудей».
 
Сейчас наряду с Украиной горячая тема — Греция. Пропаганда в Германии достигла чрезвычайных масштабов по поводу решения Алексиса Ципраса провести референдум. Журналисты писали, что референдум недемокра­тичен. А что может быть демократич­нее волеизъявления народа? Грече­ского премьера ругали за то, что он не чувствует ответственности перед европейскими партнерами, хотя он высказался более чем ясно о своей ответственности перед теми, кто его избрал. Отсюда видно, что немецкие политики не хотят дать шанс левому правительству в Греции.
 
В Берлине, как и Брюсселе, Порту­галии, Испании (где вскоре пройдут парламентские выборы), состоялись демонстрации в поддержку греческо­го «нет» жестким реформам. Прави­тельство ФРГ озабочено этими высту­плениями. Дело в том, что испанская партия «Подемос», как и греческая ко­алиция «СИРИЗА», выступает за пере­смотр механизма выплаты долгов и радикальное решение проблем с без­работицей. Правящие элиты Европы хотят уничтожить модель «СИРИЗЫ», чтобы предотвратить ее распростране­ние. Наша партия ее решительно под­держивает, подчеркнул Александр Ной.
 
В ходе российских встреч постоян­но возникал вопрос о санкциях. Ко­митет Бундестага по экономическому сотрудничеству с Восточной Европой в свое время их одобрил. Сначала в обществе было спокойно, но сейчас все громче звучат критические голоса. Работающие в Москве крупные немец­кие компании не понимают, в чем их смысл. Да, это, может, соответствует интересам немецких политиков, но не интересам бизнеса. В результате санк­ций около 300 тысяч немцев потеряли работу.
 
«Минск-2», полагает Александр Ной, — это хороший подход к решению про­блемы украинского кризиса. Но про­явления агрессии как со стороны Кие­ва, так и со стороны его оппонентов в Донбассе, если верить высказываниям ОБСЕ, могут затормозить выполнение соглашения. Киев не реализует проект федерализации Украины. Трудно ска­зать, насколько намеченные на осень муниципальные выборы осуществимы в формуле, закрепленной в документе «Минск-2». Но, несмотря на сложности, других реальных альтернатив деэска­лации вооружённого конфликта пока не видно.
 
Еще один часто задаваемый во­прос: как в Германии относятся к уве­личению присутствия НАТО в Европе и боевой группировки на границах? Ясно, что расширение НАТО на Вос­ток не успокаивает ситуацию на евро­пейском пространстве. Напротив, оно рождает впечатление, что холодная война и не кончалась. Самое пугаю­щее, что так начинает думать молодое поколение. В риторике используются выражения из словаря 70-80-х годов прошлого века. Перемещения танков и артиллерии к границам провоцируют соответствующие действия с россий­ской стороны. А ее реакция — ответ­ные шаги НАТО.
 
Ситуация приобретает реактивный характер и развивается по спирали. Это опасно само по себе. Вряд ли кто-то в реальности хочет развязать вой­ну, но угроза нежелательного противо­стояния возрастает, и даже небольшое случайное обострение может вывести ситуацию из-под контроля. Факты по­явления кораблей НАТО в Балтийском и Черном морях или же участившиеся выходы российских кораблей в эти ак­ватории, полеты авиации — все вместе способствует непредсказуемому раз­витию эскалации.
 
Еще несколько лет назад у европейских политиков появилось понятие «война по случайности». Отношения сторон, где одна реакция обусловливает другую, а другая - третью и так далее, содержат в себе угрозу крупного военного конфликта. Наша задача - его не допустить, заявил немецкий парламентарий. В этом смысле парламентские контакты - это мост для поддержания диалога двух стран. Мы не обречены на однополярный мир. Одна из гарантий тому - появление сегодня новой силы в лице БРИКС.
 
Записала Людмила Глазкова
Фото РИА НОВОСТИ
Читайте нас в Telegram
Просмотров 5127