Политологи о перспективах российско-американских отношений

Эксперты журнала предсказывают сохранение «холодов» между нашими странами

01.02.2016 15:56

Автор: Сергей Борисов

Политологи о перспективах российско-американских отношений

фото с сайта rusdialog.ru

Тридцать лет назад первые телемосты СССР-США воспринимались с надеждой, что в отношениях двух стран наступает эра открытости и прямого диалога, которые приведут к взаимопониманию и сотрудничеству взамен конфронтации и подозрений. Сегодня так же в сообщениях о телефонных переговорах президентов, встречах министров иностранных дел, спецпредставителей глаз ищет признаки снижения градуса противостояния. но временные оттепели на отдельных участках, увы, весны не делают. Эксперты журнала предсказывают сохранение «холодов».

 
Сергей МарковСергей Марков,
член Общественной палаты РФ, кандидат политических наук, профессор факультета политологии МГИМО МИД России:
 
Давайте определимся: россий­ско-американские отношения сейчас находятся в критически пло­хом состоянии, и я согласен с теми экспертами, которые характеризуют его как состояние «гибридной во­йны», но войны односторонней: США ведут «гибридную войну против Рос­сии», а Россия защищается. Поэтому победа для России — отбиться таким образом, чтобы в противостоянии не было побежденных. Победа для США — осуществить свои планы го­сударственного переворота в России. Пока что эта «гибридная конфронта­ция» продолжается.
 
Дирижирует ли ею президент США? Скорее он позволил разведсообществу, а также части госдепарта­мента, части олигархических кругов и русофобски настроенной части медийного сообщества вести про­тив России эту войну. Судя по всему, Обаме обещали, что как в Сирии им удастся быстро свергнуть Асада, так и России достаточно быстро удастся нанести значительный ущерб, что за­ставит ее во внешней политике пойти на попятную. Этого, однако, не слу­чилось. И в этих условиях, как мне представляется, Барак Обама принял решение «почистить» портфель про­блем, которые он передаст будущему президенту США. Это нашло выра­жение в урегулировании проблемы с Ираном, в восстановлении отноше­ний с Кубой.
 
«Гибридная война» против России не закончится, но она несколько сни­зит интенсивность. Балансирование на грани скатывания в прямой во­енный конфликт — такое наследство Обама меньше всего хотел бы после себя оставить. Нынешний американ­ский курс не несет в себе никаких драматических изменений — просто США несколько отходят от опасной балансировки на грани. В этой свя­зи Вашингтон дал Киеву команду на частичное выполнение минских дого­воренностей (полного не будет) и со­гласился на некоторое сотрудниче­ство в Сирии, главным практическим элементом которого пока является комплекс мер по предотвращению вооруженных столкновений там между нашими двумя странами. Со­перничество же за территорию и гла­венствующую роль в политическом урегулировании между двумя коали­циями — президента Асада, которого поддерживают Иран и «Хезболла» и на помощь которой пришла Россия, и оппозиционных сил, опирающихся на США и Саудовскую Аравию, про­должится.
 
 
Федор Лукьянов
Федор Лукьянов,  председатель президиума  Совета по внешней  и оборонной политике,  главный редактор  журнала «Россия  в глобальной политике»:
 
Каких-то радикальных подви­жек в американо-российских отношениях ожидать не прихо­дится, поскольку ни та, ни другая сторона к этому не мотивированы, а базовые противоречия, начиная от идейных и заканчивая геопо­литическими, никуда не исчезли. Безусловно, это не исключает то­го, что я назвал бы «циклическими колебаниями»: ситуация в мире меняется, на эти перемены необхо­димо реагировать, в том числе до­стигая договоренностей по вполне конкретным вопросам даже с теми странами, которые не относятся к категории дружественных.
 
Сейчас мы имеем именно тот случай, когда Соединенные Штаты и Россия заинтересованы в снижении остроты конфликтов и в еще большей степени — в сни­жении риска прямой конфронта­ции, будь то на Украине или на Ближнем Востоке. Притом что фундаментальные противоречия никуда не исчезли и исчезнуть не могут и что в одном регионе, что в другом оба государства продол­жают находиться в остром проти­востоянии.
 
В Америке сейчас начинается совершенно особый период: стар­тует официальная часть избира­тельной кампании. Это значит, что политический истеблишмент будет поглощен ею, а для Соеди­ненных Штатов избирательный процесс — основное содержание политики, а президентские выбо­ры — вообще ее стержень. С одной стороны, Обама воспринимает­ся всеми как «уходящая натура», с другой — как любому уходяще­му президенту, ему совсем не хо­чется остаться в памяти челове­ком, все свои проблемы оставив­шим сменщику.
 
Все это в совокупности объ­ективно отвлекает внимание от двусторонних отношений и, со­ответственно, не дает оснований надеяться на какие-то серьезные сдвиги, с другой стороны, остав­ляет место для некоторых такти­ческих подвижек. И та, и другая сторона используют их для реше­ния каких-то вполне конкретных прагматических задач. У нас тоже ситуация не в граните высече­на — она меняется в зависимости от экономического положения, расстановки сил. Так что и Рос­сия, и США практикуют вполне прагматичный подход. Не следу­ет обращать большое внимание на риторику, поскольку она по большому счету не меняется, не исключено, что она будет даже обостряться. Но за ней просма­тривается желание по отдельным конкретным вопросам понизить возможный ущерб.
 
 
Алексей МухинАлексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации:
 
Единственным принципи­ально новым моментом в последнее время в российско-американских отношениях стало успешное проведение Россией во­енной кампании по освобождению территории Сирии от ИГИЛ. Имен­но успехи на этом направлении заставили Соединенные Штаты, во-первых, поменять риторику, во-вторых, начать поиск точек сопри­косновения. Ведь до этого любые попытки как-то наладить отноше­ния встречали высокомерное не­брежение со стороны политическо­го истеблишмента США. И лишь успех нашей операции в Сирии вы­нудил Вашингтон сделать вид, буд­то ситуация поменялась.
 
Мне это напоминает события, связанные с открытием второго фронта во Второй мировой войне. Когда Советский Союз сумел изме­нить ход военных действий и над­ломить хребет германской военной машине, союзники — американцы и британцы — решили: пора и им начинать военные действия в Европе. Главным образом, чтобы успеть поучаствовать в дележе победных трофеев. В Сирии происходит при­близительно то же самое, только в куда меньших масштабах.
 
Обратите внимание: никаких серьезных заявлений по итогам телефонного разговора Обамы с Путиным, переговоров Керри с Лавровым и даже Нуланд с Сур­ковым не последовало. Что может свидетельствовать о том, что сто­роны достигли вполне конкретных результатов без оглядки на какие-то предыдущие договоренности, например между США и Украиной.
 
В этой связи представляется, что положение у США гораздо более деликатное, нежели у России. Ведь российское руководство вело себя достаточно открыто и совершало именно те действия, о которых объ­являло и предупреждало заранее, в том числе и об использовании ВКС на территории Сирии. Наши западные партнеры позволить се­бе такую роскошь не могут. Более того, на них давят ошибки, кото­рые они уже успели наделать (под­держивая, например, украинское руководство, захватившее власть после переворота, стимулируя на­плыв мигрантов в Западную Евро­пу). Теперь они вынуждены дого­вариваться с Россией по текущим проблемам, но груз собственных ошибок мешает признать это чест­но и открыто.
По сути, речь идет о банальном торге: США пытаются предложить России некие возможности им же самим помочь, сохранив лицо, вый­ти из очень сложной и губительной для их репутации ситуации. При этом со свойственным им прагма­тизмом они еще и пытаются полу­чить какие-то преференции. Между тем по опыту известно: когда мы начинаем «дружить», нам это обхо­дится дороже, когда же отношения находятся в холодной зоне, это по крайней мере честно.
 
Читайте нас в Дзен
Просмотров 4020