Определиться бы, кто «наши», а кто «чужие»

Книга Ольги Видовой «Путин. Наш среди чужих» вышла совсем недавно, но, как говорится, сразу замечена. Это ее вторая книга о Президенте России

На одной из пресс-конференций О. Видову спросили: "Почему вы так интересуетесь Прези­дентом России?" — "Я пишу о тех гла­вах государств, чью деятельность счи­таю прогрессивной", — ответила она.
Ольга Видова — доктор филоло­гических наук, живет и работает в Казахстане. Ее научные интересы — русская культура XIX века. Известны ее исследования по этой тематике. Не менее известны и публикации о со­временной жизни на постсоветском пространстве. Изданная в 2002 году книга "Нурсултан Назарбаев. Портрет человека и политика" почти одновре­менно опубликована в Китае и России. Неожиданный для многих поворот к чистой политике объясняет просто: "Любой здравомыслящий человек не может не задуматься о своей судьбе, наблюдая происходящее в мире". Мир, безусловно, тесен — тем более в гео­политике.

Это ошибка или доброе дело

Ольга Видова
«Путин. Наш среди чужих»
Издательство «ЭКСМО», 2013 г.
 
«Путин подчеркнул, что конституционное право граждан на свободу сло­ва незыблемо и неприкосновен­но, однако ни у кого нет права сеять ненависть и тем самым ставить под угрозу жизнь, благо­получие, спокойствие миллионов наших граждан.
 
По-прежнему полагая, что всем надо «учиться жить по закону», он не раз подчеркивал, что перед законом должны быть все равны. Надо сказать, что Путин никогда не обольщался в отношении коррумпированных гражданских чиновников. Нарас­тающая волна общественного мнения против коррупции в выс­ших эшелонах власти сподвигла Путина к принятию жестких мер по пресечению этих негативных явлений…»
Книги-погодки о Путине достаточно разные при единстве героя и многих описываемых событий. Первая по сти­лю скорее информационна. Вторая — большей частью не пересказ про­исходящего (он ощущается в заклю­чительной части сочинения, чтобы не отстать от времени), а осмысле­ние, которое невозможно без четкой собственной позиции. Она выражена подборкой фактов, цитат, логикой их изложения. Оценка Ольги Видовой — молодой офицер-чекист, внесенный штормовыми переменами в политику, стал крупнейшим, кто и как бы к не­му ни относился, политиком, серьезно влияющим на события в мире. Свое личное отношение выразила в назва­нии. "Путин. Наш среди чужих". Автор просто и ясно заявил, с кем он. Оста­лось понять, почему с ним.
Еще одно уточнение — автор не историк, филолог. Поэтому книга чи­тается. И не политолог, демонстриру­ющий бескрайность своей эрудиции и мешающий этой избыточностью до­верительности разговора с читателем. Хорошо то, что Видова не навязывает свое мнение, а подводит к нему через драматическую фактологию. Она — концентрат жизни страны, каждого из нас, а не только героя повествования. Поэтому любой читающий, исходя из своего личного опыта, может быть вместе с автором, только частично соглашаться с ним или даже возму­титься прочитанным. Книга контраст­на, как и ее название, без полутонов. Автора уже и упрекают за это. Народ — олигархи, Путин — Запад — неоправ­данная и предвзятая прямолиней­ность, читаю одного из рецензентов. Какие уж тут полутона? Достаточно прочитать открытое письмо Эдуарда Тополя (его-то уж никак не обвинить ни в политической, ни в какой другой предвзятости), опубликованное в "Ар­гументах и фактах" еще в 1998 году. "Возлюбите Россию, Борис Абрамо­вич" — обратился писатель к Березов­скому, Гусинскому, Смоленскому, Хо­дорковскому. И многим, разумеется, другим миллиардерам разного кали­бра, превращающим Россию в разо­ренную, опустошенную территорию.
Ольга Видова пишет об этом, под­тверждая свое мнение цитатами Про­ханова, Зиновьева, западных полити­ков и аналитиков. Россия оказалась на грани пропасти. 9 августа 1999 года Борис Ельцин назначает Владимира Путина первым заместителем Предсе­дателя Правительства РФ. За 4 месяца он проделал стремительную карьеру
— Председатель Правительства, испол­няющий обязанности Президента. 31 декабря Борис Ельцин в телеобраще­нии заявил о своей отставке. Он ушел, терзаемый сомнениями, опасениями, с надеждой на верность своего преем­ника.
Так началась (и продолжается) путинская эпоха России. Путинский переворот, по определению Видовой. Она подробно доказывает его спа­сительную неизбежность. Вот одно из доказательств — и достаточно неожиданное. Владимир Соловьев и Николай Злобин в книге "Путин — Медведев. Что дальше?" откровенно и точно пишут: "Появление олигархов, семибанкирщина — все это печаль­ная заслуга Президента Ельцина… Для Президента Ельцина крещени­ем кровью стал 1993 год и расстрел парламента". Комплексная оценка ельцинского десятилетия: 1. Допустил Запад к участию в делах суверенного государства, по сути, противоправное вмешательство. 2. Чтобы сохранить власть, брал на Западе деньги для подкупа избирателей. 3. После всего этого Ельцин, его внешняя политика должны были соответствовать инте­ресам стран-кредиторов. "И как бы жестко это ни звучало, иначе как пре­дательство Родины, такие действия трудно назвать".
Запад, в частности США, считают единственной крупной ошибкой Ель­цина введение Путина во власть. Один из влиятельных авторитетных комму­нистов в приватной беседе заметил: единственное доброе дело Ельцина для России — Путин. И та, и другая оценка одинаково точны. За перестро­ечно-реформистские времена Запад привык определять поведение России, привык к ее безукоризненному по­слушанию. Через несколько лет пу­тинской эры пришлось привыкать к другому — к ее первым шагам к само­стоятельности, к возвращению в круг стран, определяющих жизнь мира. Слова Владимира Путина о том, что такая страна, как Россия, не может не иметь своих национальных интересов, сначала были восприняты с насмеш­кой. Позже — со злобой. Начавшееся еще в первое президентство Владими­ра Путина противостояние с Западом продолжается с переменным успехом. Достаточно сравнить события вокруг Ливии и Сирии. Согласие на приме­нение силы против "тирана" Каддафи обернулось фактическим разрушени­ем страны, предопределило последу­ющее развитие кровавых событий в Сирии. Поступи так Путин, неизбежно уже полыхал бы Иран. Хорошо, что ав­тор не побоялся затронуть эту острую тему.
Ольга Видова подробно рассказы­вает о противостоянии Россия — За­пад. О том, как она возвращает свой авторитет и свою традиционную роль. О борьбе Владимира Путина с олигархатом, пытающимся, как и при Ельци­не, "править" страной, переправляя ее ресурсы все на тот же Запад. Еще один фронт — сепаратизм. Открытый — че­ченский, поддерживаемый и междуна­родным терроризмом, и некоторыми странами, казалось бы, борющимися с ним. Объединило их стремление ос­лабить Россию. Серьезную опасность представляла и ельцинская суверени­зация регионов. Конституции, уставы республик противоречили Конститу­ции России, законы субъектов Феде­рации — федеративным законам. Даже небо над Россией не было единым. Не­которые республики законодательно закрепили за собой воздушное про­странство над своей территорией. В первый президентский срок Путину, создаваемой им команде, в основном из "питерцев", из тех, кого он лично знал и кому доверял, фактически при­шлось заново формировать страну, скрепляя ее едиными правовыми нор­мами.

Остаются и вопросы, и надежды

Казалось бы, все это известно, все происходило на моих глазах. Но кон­центрация на нескольких десятках книжных листов событий тех лет по­ражает обилием и сложностью сде­ланного. Особенно если учесть, что бесконтрольная и неуправляемая бюрократия и в центре, и на местах сопротивлялась наступающей феде­рализации, угрожающей ее свободе и доходам. И для автора книги, и для читателя достаточно ясно — кто был "наш", кто — "чужой" в той борьбе. Но шли годы, основательно утверди­лась новая элита, потеснив прежнюю, сформировалась и действует партия власти, сопровождая в парламенте все инициативы правительства, пре­вращая их в законы. Те, кто открыто противился переменам, — далеко от Москвы, в других столицах. Судьба Михаила Ходорковского для многих стала предметным уроком. И не по­тому, что напугал казематами "дик­татор" Путин. "Посадка", пожалуй, самого сильного из олигархов, имев­шего тесные связи с высшими поли­тическими и экономическими круга­ми Америки, предупредила: Запад не защитит. Так что прежние "чужие" приняли новые условия: бизнесу — бизнес, государству — политика. Что в конечном счете обернулось для них же огромным выигрышем. Лояльность крупного бизнеса, бюрократии всех уровней "оплачена" смягчением кон­троля и ответственности перед госу­дарством.
Задача равноудалить бизнес от власти решена самым парадоксаль­ным образом — коррупционной смыч­кой. Результат — офшоризация всей страны, расцвет коррупции, бегство капитала. Ольга Видова не умалчи­вает об этой теневой стороне нашей жизни. И объясняет ее: Россия стала богаче — стали больше и воровать. И тут же рассказывая о принимаемых антикоррупционных мерах, цитируя резкие оценки Путина коррупции и коррупционеров. Она приводит в при­мер отставки Сердюкова, Скрынник. Примеры, скажем помягче, малоубеди­тельные. Более показательные — почти приобрели большую партию австрий­ских пистолетов по цене, словно они вылиты из золота. Начальники тюрем успели купить электронные браслеты для своих подконтрольных на домаш­ней отсидке, переплатив 1,5 миллиар­да рублей.
Это не критика вдогонку уже вышедшей книги и ее автора, совершившего трудовой подвиг, собрав и осмыслив огромный материал о нашей жизни. К сожалению, реальные сценарии ее намного сложнее литературных. Попробуй тут разобраться, кто "наш" и кто "чужой". Но Ольга Видова уверена, что в нашем обществе будет царить справедливость, все без каких-либо исключений будут жить в нем в соответствии с законами. Возможно, в своей третьей книге о Путине она расскажет о том, как удалось построить такое общество.
 
Леонид Левицкий

Просмотров 3846

31.10.2013

Популярно в соцсетях