О противодействии распространению запрещённой информации

Развитие сетевых технологий, их распространение среди широкого круга пользователей, повышение уровня информатизации общественного взаимодействия и перенос значительной части коммуникационных процессов в онлайн-сферу являются причинами постепенной унификации подходов к законодательному регулированию множества вопросов, ответы на которые были даны уже довольно давно при разработке норм, регламентирующих внесетевые формы взаимоотношений. Безусловно, онлайн-процессы обладают собственной спецификой, но это совершенно не означает, что по своей сущности соответствующие действия, совершённые в интернет-пространстве, чем-то отличаются от таких же действий, совершённых вне Сети. Например, оскорбление не перестаёт являться оскорблением вне зависимости от того, как оно было выражено — сказано в личном разговоре, содержалось в направленном по почте письме или было отправлено в мессенджере.

Существенное же различие между сетевыми и несетевыми способами коммуникаций состоит в том, что интернет-среда предоставляет участникам общественных процессов возможность максимально оперативного и анонимного взаимодействия, что, в свою очередь, создаёт основу для игнорирования сложившихся правил поведения, разработанных в том числе для обеспечения общественной безопасности. В этой связи распространение на онлайн- взаимодействие тех подходов, которые являются общепризнанными для регулирования привычных общественных отношений, является не только разумным, но также более чем обоснованным. И ограничение распространения информации, представляющей потенциальную угрозу для общественной безопасности, не является в этом контексте каким-либо исключением.

Внесённый в октябре 2019 года на рассмотрение Государственной Думы законопроект “О внесении изменений в статью 10-1 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» призван устранить различия в подходах к ограничению распространения запрещённой в Российской Федерации информации посредством использования мессенджеров и сервисов электронной почты. Так, законопроектом предлагается распространить на сервисы электронной почты действующие в настоящее время правила об ограничении использования мессенджеров лицами, которые используют их для распространения запрещённой информации.

Предусмотренная законопроектом инициатива в полной мере согласуется с международными подходами к регулированию соответствующих вопросов.

Так, особый интерес в этой связи представляет опыт Китая, которому удалось обеспечить функционирование масштабной системы безопасности интернет-пространства, предъявляющей высокие требования к обеспечению сохранности персональной информации пользователей и позволяющей обеспечить оперативное реагирование на сетевые угрозы безопасности граждан и государства.

В соответствии с законодательством Китая операторы Сети, оказывающие услуги по предоставлению доступа пользователей к Сети и регистрации доменных имён для них, а также организации, оказывающие услуги по предоставлению доступа к стационарной или мобильной телефонной сети, либо оказывающие пользователям услуги, связанные с публикацией информации или обменом мгновенными сообщениями, должны требовать от пользователей предоставления реальной идентифицирующей их информации при подписании договоров с пользователями или подтверждении факта предоставления услуг (статья 24 Закона о кибербезопасности Китая).

Законодательство Китая также позволяет обеспечить экстренное реагирование на локализованную деятельность организованной преступности путём принятия временных мер в отношении сетевых коммуникаций в специально обозначенных регионах. Такие меры могут выражаться, к примеру, в ограничении передачи сообщений между пользователями. Законом о кибербезопасности Китая предусмотрено, что соответствующие меры могут применяться для обеспечения защиты национальной безопасности и общественного порядка, а также для предотвращения ситуаций, представляющих серьёзную общественную опасность.

Сингапур, являясь одним из самых продвинутых в вопросах цифровизации экономики и сферы услуг государств, также предпринимает схожие меры регулирования общественного взаимодействия в интернет-пространстве. Так, в 2019 году в Сингапуре был принят Закон «О защите от недостоверной информации и манипулирования в сети Интернет», предусматривающий комплексное правовое регулирование, направленное на предотвращение распространения недостоверной информации (false statement of fact) на территории Сингапура, выявление, контроль и предотвращение злоупотреблений с онлайн-аккаунтами и ботами. Соответствующие законодательные положения позволяют при выявлении факта намеренного распространения физическим лицом недостоверных сведений или совершения иных подозрительных действий с определённой учётной записью в сети Интернет запретить такому физическому лицу пользоваться услугами сервиса предоставления услуг в сети Интернет для отправки любых сообщений посредством использования одной или нескольких учётных записей. Такой запрет при этом может носить временный (до трёх месяцев) или бессрочный характер.

Не отстают в вопросах регламентации безопасности интернет-пространства и государства Европы. Так, например, законодательство Германии также предусматривает механизмы удаления размещённой в Сети противоправной информации. Законом Германии «О совершенствовании правоохранительной деятельности в социальных сетях» на социальные сети возлагается обязанность по мониторингу и реагированию на жалобы пользователей, а также удалению противоправного контента или ограничению к нему доступа. За невыполнение указанных требований предусматриваются существенные штрафы в размере до 50 миллионов евро.

Законодательством Франции предусмотрено право уполномоченного государственного органа потребовать от любого сервиса в сети Интернет удалить материалы террористического характера (статья 6 Закона №2004-575 от 21.06.2004 года «О достоверности в цифровой экономике»).

В апреле 2019 года Правительством Великобритании в целях обеспечения безопасности интернет-пространства был разработан комплекс мер, направленных на обеспечение безопасности интернет-пространства (Online Harms White Paper). В соответствии с разработанным регулированием компаниям рекомендуется предпринимать все необходимые меры, направленные на выявление и предотвращение распространения ложной и противоправной информации, обнаружение и удаление анонимных и спам-аккаунтов.

 Кроме того, комитет палаты общин по цифровой и медиасфере, культуре и спорту в своём отчёте “Дезинформация и fake news» отмечает важность определения ответственности технологических компаний за распространение на их платформах вредоносного и незаконного контента.

Соответствующие меры, направленные на противодействие распространению запрещённой информации, принимаются и на уровне Европейского союза. Так, Европейской комиссией были приняты План мероприятий по борьбе с дезинформацией (Action Plan against Disinformation) и Кодекс практики Европейского союза в отношении дезинформации (EU Code of Practice on Disinformation), положениями которых предусматривается обязанность IT-компаний принимать меры по обеспечению ограничения доступа к фейковым аккаунтам и вводить системы идентификации и допустимости функционирования автоматизированных аккаунтов (ботов).

В мировой практике встречаются и более «радикальные» подходы к решению проблемы обеспечения безопасности интернет-пространства. Так, к примеру, в Египте Законом «О регулировании прессы и средств массовой информации» предусматривается возможность блокирования личных аккаунтов в социальных сетях и блогов, охватывающих аудиторию в размере от пяти тысяч человек, в случае распространения на таких интернет-страницах недостоверной информации.

В Турции компании обязаны по запросу удалять нелегальный контент, который был признан таковым Управлением телекоммуникаций и связи (Telecommunications Communication Presidency). По запросу регулятора также может временно приостанавливаться работа интернет-сайтов и сервисов обмена сообщениями, как это имело место в случаях с такими ресурсами, как YouTube, Facebook и Twitter.

В Венесуэле, согласно Закону против ненависти и за терпимость и мирное сосуществование (Law Against Hatred, for Tolerance and Peaceful Coexistence), в отношении сетевых сервисов, которые не удаляют в течение шести часов после запроса сообщения, содержащие оскорбления на национальной, расовой, религиозной, политической или иной почве, могут быть применены штрафы и блокировки.         

Обоснованность реализации на национальном уровне соответствующих мер, направленных на противодействие противоправному поведению в сетевой сфере, не вызывает никаких сомнений и подтверждается примерами значительного числа государств, законодательство которых уже предусматривает необходимые механизмы. И чем раньше на законодательном уровне будут устранены совершенно надуманные различия между правилами общественного взаимодействия в онлайн- и офлайн-пространствах, тем более эффективными будут являться гарантии прав и свобод человека, а также меры по обеспечению общественной безопасности

Автор: Андрей Клишас

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 1311

11.10.2019 17:40




Загрузка...

Популярно в соцсетях