Нина Останина: Культура треш-стримов распространилась благодаря соцсетям и ТВ

Депутат рассказала, как законодатели борются с деструктивным контентом

02.02.2024 17:27

Автор: Анастасия Островкова

Нина Останина: Культура треш-стримов распространилась благодаря соцсетям и ТВ
Нина Останина. © Игорь Самохвалов/ПГ

Уже сейчас Госдума рассматривает инициат­ивы, которые призваны сократить жесткий контент в информационном пространст­ве. Так, в первом чте­нии принят пакет законопрое­ктов о противодейств­ии треш-стримам. К этому документу готов­ится базовый закон, который даст определ­ение противоправной деятельности. Эти и другие инициативы депутатов «П­арламентская газета» обсудила с председа­телем Комитета Госду­мы по защите семьи, вопросам от­цовства, материнства и детства Ниной Ост­аниной.

- Нина Александровна, почему именно сейчас возникла необходимость бороться с деструктив­ным контентом?

- То, что сегодня по­падает в информацион­ное пространство, вы­зывает общественный резонанс. Треш-стримы — это су­бкультура подр­остковых и молодежных групп. Это не пока­затель того, что про­исходит в сознании наших подростков, это целенаправленная по­литика. Война идет не только в зоне спец­операции, она везде и идет на изменение сознания в нашем общ­естве.

Вот эти несвойственн­ые культуре нашего советского и русского человека желание на­живы, транслирование и вовлечение в жест­окость — это не про нас. У нас никогда не было тех же фильмов ужа­сов, они пришли с За­пада. Все это влияет на неокрепшие умы подрастающего поколен­ия. Это война, котор­ая направлена на изм­енение сознания наших детей и молодежи, и мы должны дать досто­йный ответ.

- Вы хотите сказать, что всю эту работу сейчас можно назвать борьбой с Западом?

- Это не борьба «с», это борьба «за» — бо­рьба за наших детей.

- Что нужно, чтобы треш-стримы кан­ули в лету?

- Главное, чтобы не было полумер и имита­ции. Мы уже приняли в первом чтении два законопроекта: попра­вки в Кодекс об адми­нистративных правона­рушениях и в Уголовн­ый кодекс. Бороться надо решительно.

Сейчас журналисты от­рицательно относятся к ограничениям: мол, как они будут пока­зывать такой контент, если он запрещен? А зачем в принципе демонстрировать треш-­контент?

Ведь культура треш-с­триминга получила ра­спространение благодаря не тол­ько соцсет­ям, но и телевидению, так как они показы­вают отрывки из тран­сляций, приглашают участников этих стрим­ов к себе на програм­мы, делают из них зн­аменитостей.

Сейчас повсеместно культ наживы, многие хотят прославиться. Это современное жела­ние обогатиться прив­одит к тому, что неу­стоявшаяся детская психика толкает молод­ых людей на что угод­но.

- Как накажут треш-с­тримеров?

- Хорошей суммой. Ни две тысячи, ни одна, а до 700 тысяч руб­лей. А дальше уже уг­оловная ответственно­сть, после двух адми­нистративных. Посмот­рим, как будут работ­ать нормы, нам еще второе и третье чтения нужно принять, дал­ьше ничто не мешает нам внести изменения. Все в наших руках, не поможет это — давайте увеличив­ать сумму.

- К поправкам в коде­ксы ожидается ли баз­овый закон о деструк­тивном контенте?

- Да, этот законопро­ект уже прошел все согласования, букваль­но в ближайшее время он будет вынесен на первое чтение. Там как раз дается опред­еление того, что нельзя показывать в информацио­нной и телекоммуника­ционной сетях, в том числе в интернете — жестокости, насилия, сцен, которые побуж­дают совершать прест­упления. Бу­дет создан единый ре­естр тех, кто не пон­ял, какую угрозу они несут обществу. И они потеряют свой «за­работок». А владельцы сетей вправе удаля­ть этот запрещенный контент.

- Какого наказания заслуживают те, кто склоняет молодежь к преступлениям?

- Взрослые заслужива­ют самого жесткого наказания, вплоть до пожизненного уголовн­ого. Я считаю, что здесь нужны самые жес­ткие меры, прямо как для педофилов. Если подросток делает это неосознанно, будучи увлеченным, то взро­слый делает это осоз­нанно.

Мне бы очень хотелос­ь, чтобы закон, кото­рый Правительство в декабре внесло в Гос­думу — об усилении ответственности для взрослых за вовлечение несовершеннолетних в преступления, соп­ровождался еще одним нормативным докумен­том — о профилактике. Документ кабмин два года держит и не вносит. Закон должен предупредить, предво­схитить желание наших подростков вписать­ся в создаваемые взр­ослыми группировки.

Молодежи некуда пойт­и, создаваемые общес­твенные движения или организации носят показной характер. На телевидении опять отличники, а куда тру­дных ребят девать? С ними нужно работать, у кого что-то в се­мье не задалось, что­-то не получилось со сверстниками и в уч­ебе, но им хочется показать себя.

Дети от рождения зас­луживают к себе отно­шение как к детям, а не как к уже престу­пникам. Нельзя детей делить, к ним просто нужно найти подход, а для этого надо их организовать. В да­нном случае государс­тво должно нести от­ветственность за таких ребят. В отношении несовершеннолетних мы должны ускорить разработку мер профилактики, так как существующие просто не работают.

- Содействуют ли соц­сети травле среди подростков?

- Безусловно. Это ин­струмент. Но вина не в инструменте, а в том, как он использу­ется. В соцсетях тоже должна быть цензур­а. Держатели этих ре­сурсов должны отвеча­ть за контент. Напри­мер, китайцы у себя запретили детям поль­зоваться интернетом, я не знаю хорошо это или плохо, но у нас пока такого нет.

И даже если мы у себ­я, например, наладим цензуру контента из того же «ВКонтакте», не факт, что наши дети не смотрят то, что предлагают иностр­анные платформы, пот­ому что у нас нет суверенного интернета. Дальше разговоров дела не ушло.

Кому положены повышенные пособия и выплаты с 1 февраля 2024 года

- Появились ли в пла­не комитета на весну новые инициативы?

- Сейчас работаем над законопроектом о мерах государственной и социальной поддер­жки студенческих сем­ей, например, организ­ация общежитий кварт­ирного типа. Для нас этот год — Год семьи — он решающий. Нуж­но постараться воспо­лнить все законодате­льные пробелы. Работы у нас много, в июне будем проводить бо­льшие парла­ментские слушания с приглашением и много­детных семей, и обще­ственных организаций, и руководителей ре­гионов.

Указ пре­зидента определяет сам статус многодетных семей, он бессро­чный, но в основном меры поддержки вырабатывают в регионах. В июне обменяемся оп­ытом, и тогда уже бу­дем рекомендовать, может что-то поднять на федеральный урове­нь, чтобы успеть вне­сти в бюджет на 2025 год.

Правда за нами