Мэры гибнут за металл

Недавняя кровавая бойня в Красногорске вновь заста­вила говорить о коррупции в муниципальной власти.

19 октября местный бизнесмен Амиран Георгад­зе убил первого заместителя главы города Юрия Караулова, директора красногорских электросетей Георгия Котляренко, предпринимателя Триста­на Георгадзе и случайного свидетеля.

Мэры гибнут за металл
Здание городской администрации подмосковного Красногорска, где 19 октября были убиты первый заместитель мэра Юрий Караулов и руководитель красногорских электросетей Георгий Котляренко (ФОТО_ТАСС)
Недавняя кровавая бойня в Красногорске вновь заста­вила говорить о коррупции в муниципальной власти. 19 октября местный бизнесмен Амиран Георгад­зе убил первого заместителя главы города Юрия Караулова, директора красногорских электросетей Георгия Котляренко, предпринимателя Триста­на Георгадзе и случайного свидетеля. С первыми тремя он был в очень близ­ких бизнес-отношениях. Охотился он и на самого главу города и района Бо­риса Рассказова, но тот чудом остался жив. Как предполагает следствие, при­чиной столь жестокой расправы стал, как сейчас модно говорить, конфликт в коммерческих интересах бизнеса и местной власти.
Когда мы обратились к нескольким мэрам с просьбой прокомментировать ситуацию с коррупцией на местном уровне, практически все они уклони­лись от разговора. Конечно, каждому из них есть что сказать. Раздражение градоначальников вызвала формули­ровка темы. Почему только на муни­ципальном уровне, и это после гром­ких разоблачений, например в «Оборонсервисе» или скандалов в Коми и на Сахалине?
Согласны. Но местная власть, как го­ворится, самая близкая к народу. И бан­дит Саид Амиров, бывший мэр Махач­калы, осужденный по совокупности на пожизненное, и тот же самый глава Ярославля Евгений Урлашов, арестован­ный за взятки, именно из этой власти. И этот список можно продолжить…
Да, громоздкую и порядком изъ­еденную мздоимством и казнокрад­ством бюрократическую систему не критиковал только ленивый. И, тем не менее, специальность «государственное и муниципальное управление» сегодня одна из самых популярных среди аби­туриентов. Конкурсы в вузы, где гото­вят чиновников, выше, чем в МГИМО или ВГИК. И мало кто думает об опас­ностях, подстерегающих на выбранном поприще.
 

Расстрельная должность?

Мэров убивают «по понятиям» — за то, что «кинул», взял и не выполнил обе­щанного. Или если не удалось с ним договориться. В скорбном списке есть и Виктор Доркин, бывший одним из самых уважаемых мэров страны, чле­ном редколлегии нашего журнала. Не­задолго до трагедии после проверки деятельности местных застройщиков он уволил из городской администра­ции 32 человека, в том числе всех своих заместителей. Киллер найден, заказчики убийства так и остались в подозреваемых. Не раскрыто и боль­шинство остальных покушений. Часто расследование становится опасным делом. Так, прокурор ХМАО Юрий Бедерин, обещавший назвать убийц мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, сам был застрелен. И вновь исполни­тели задержаны, а заказчик от след­ствия скрылся.
Расправе подвергаются и правые, и виноватые, коррупционеры и рья­ные борцы с ней. Коррупционные ри­ски подкарауливают уже на стадии выборов, которые, как известно, дело дорогостоящее. Бывает, что простая демократическая процедура голосова­ния лишь верхушка айсберга, внизу — невидимая «грязная» громада, иногда с криминальной окраской. Бизнес охотно суживает средства на изби­рательную кампанию, а потом требу­ет от «своего» кандидата вернуть их, обычно в виде различных преферен­ций. И это — один из наиболее веских аргументов противников всенародно­го избрания мэров. Контраргумент — именно выборы пресекают распро­странение коррупции по вертикали: не дают губернским властям назна­чать сговорчивых градоначальников. Выходом стала широко распростра­нившаяся система «сити-менедже­ров», при которой глава избирается из числа депутатов городского собра­ния. Такого «политического» градона­чальника дополняет мэр-управленец, нанимаемый по контракту на кон­курсной основе. В состав конкурсной комиссии на паритетных началах вхо­дят представители муниципалитета и губернатора. Сегодня такой способ городского управления действует в подавляющем большинстве крупных городов страны.
Это лишь один из примеров, как совершенствование законодательной базы наносит удар по коррупции. Профильные комитеты обеих палат парламента стараются держать руку на пульсе — на выездных заседаниях, парламентских слушаниях и «круглых столах» идет упорный поиск новаций, сдерживающих коррупцию.
Так, на рассмотрении в Госдуме на­ходится законопроект о распростра­нении обязанности декларировать доходы и расходы, имущество, сооб­щать о конфликте интересов, а также запрете на иностранные счета на лиц, замещающих муниципальные должно­сти. Он предусматривает ответствен­ность за непредоставление сведений в виде досрочного прекращения пол­номочий. По мнению одного из его авторов, председателя Комитета Со­вета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Дмитрия Азарова (кстати, в недавнем прошлом мэра Самары), значимость муниципального уровня для реализации общегосударственных задач сегодня все больше проника­ет в общественное сознание. Именно здесь начинается экономическое раз­витие территорий. Создание условий для инвестиционной деятельности на этом уровне требует последовательно­го противодействия коррупции. Как он считает, новые законодательные нор­мы ускорят очищение муниципальной власти от коррупционных проявлений.
 

Но одними лишь карательными мерами успеха не достигнуть, в чем убеждает опыт Китая, где казнокрадов публично расстреливают, а меньше их не становится. Необходимо исключить возможные риски и соблазны. Самый доходный из них - отвод земельных участков. «Рекордсмены» здесь Подмосковье и Северный Кавказ, где земля самая дорогая…»

Ему вторит и секретарь Генсовета «Единой России», вице-спикер Госдумы Сергей Неверов: «Если человек идет во власть, то должен быть готов к тому, что необходимо выполнять все нормы антикоррупционного законодательства. Это сигнал всем уровням власти о не­совместимости бизнеса и политики… Общественно-политической деятель­ностью должны заниматься те, кто го­тов различать личное и национальное, готов реально работать на страну».
Но одними лишь карательными мерами успеха не достигнуть, в чем убеждает опыт Китая, где казнокрадов публично расстреливают, а меньше их не становится. Необходимо исключить возможные риски и соблазны. Самый доходный из них — отвод земельных участков. «Рекордсмены» здесь Под­московье и Северный Кавказ, где земля самая дорогая. Если вернуться к расстрельному списку, видно, что как только у центров субъектов от­няли право распоряжаться городской землей, покушения там практически прекратились. А на уровне остальных городов и районов остались. Губерна­тор Подмосковья Андрей Воробьев, преодолевая коррупционное наслед­ство предыдущих лет, создал в области Градостроительный комитет, через ко­торый инвесторы решают все вопросы выделения земельных участков.
Ограничить прямые контакты с чи­новниками призвана система «одного окна», через которое не передать «ба­рашка в бумажке». Президент страны дал поручение создать многофунк­циональные муниципальные центры (МФЦ), позволяющие городским служ­бам быстро и качественно оказывать услуги. Немалые деньги на их органи­зацию освоены, центры построены и от­лично зарекомендовали себя во многих регионах. К сожалению, не во всех. Так же как и контрольно-счетные палаты, призванные следить за использованием средств городской казны. Ни для кого не секрет, почему отдельные чинов­ники противятся. Это еще одна, куда менее опасная, чем работа с инвесто­рами, коррупционная лазейка. Самыераспространенные обвинения долж­ностным лицам на местном уровне — превышение полномочий и нецелевое использование средств. Несколько лет назад председатель правовой секции Союза российских городов Александр Щепачев разработал Кодекс чести му­ниципального служащего. И что ж? По­читали, похвалили и… забыли.
 

О бедном чиновнике замолвите слово

Ни в коем случае нельзя исходить из того, что вся местная власть «нечиста на руку». Как и везде, здесь работают совестливые и честные специалисты. Как и везде, встречаются не очень совестливые. Законы, принимаемые в последние годы, позволяют наладить за ее деятельностью контроль более успешный, чем на других уровнях. Власть, самая близкая к людям, может и должна быть и самой прозрачной, и понятной.
Нормативно-правовая база про­должает совершенствоваться. В раз­витие базового Федерального зако­на «О противодействии коррупции» созданы правовые механизмы для проведения антикоррупционной экс­пертизы законодательных актов. По­лучили юридическое оформление меры, направленные на повышение прозрачности деятельности власти. Важным шагом стало принятие закона о противодействии коррупции в сфе­ре государственного и муниципаль­ного управления. В разработанном на основе его положений Национальном плане противодействия коррупции за­креплен перечень мероприятий, опре­делены их исполнители, формы, сред­ства и сроки реализации. С 2012 года действует межведомственная рабочая группа по пресечению незаконных фи­нансовых операций в подверженных наибольшим коррупционным рискам сферах — ЖКХ, топливно-энергетиче­ской и кредитно-финансовой. Принят пакет прикладных антикоррупционых законов, в том числе направленных на совершенствование системы государ­ственных и муниципальных услуг на базе многофункциональных центров, о контроле за соответствием расходов должностных лиц.
Во многих российских городах на­коплен собственный опыт противодей­ствия мздоимству. Например, в Магни­тогорске решением горсобрания была создана контрольно-счетная пала­та — орган внешнего муниципального финансового контроля. Со слов пред­седателя местного горсовета Алексан­дра Морозова, ею проверяются сотни объектов, выявляются нарушения, средства возвращаются в бюджет, предотвращаются возможные потери. Нарушителей привлекают к дисципли­нарной и материальной ответственно­сти, результаты проверок передаются в правоохранительные органы.
Но по общему убеждению, такую работу надо начинать со школьной скамьи, студенческой аудитории. Должны действовать ведомственные и муниципальные программы, должны быть отлажены правовая экспертиза, мониторинг, просветительская и пропагандистская деятельность. Чтобы перекрыть кран коррупции, нужна поддержка общественности, своего рода «народный контроль». Люди с готовностью включаются в эту борьбу. Терпение давно на пределе.
 
Юлия Захватова
 
Экс-мэр Махачкалы Саид Амиров, обвиняемый в подготовке терракта, во время предварительного рассмотрения дела в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону Экс-глава Республики Коми Вячеслав Гайзер в Басманном суде города Москвы
Экс-мэр Махачкалы Саид Амиров Экс-глава Республики Коми Вячеслав Гайзер
ФОТО РИА «НОВОСТИ» 
 
 
[Справка] Кровавая статистика
 
1996 г. - в городе Жуковском в подъезде дома убит глава го­родской администрации Виктор Мосолов.
 
26 июня 1998 г. - убит мэр Нефте­юганска Владимир Петухов. (Рас­следовавший это убийство прокурор ХМАО Юрий Бедерин обещал назвать убийц, но 25 июня 2000 г. сам был убит.)
 
Июнь 1999 г. - убит мэр города Дедовска Московской области Валентин Кудинов.
 
6 декабря 2000 г. - в Муроме убит мэр города Петр Кауров. (Глава город­ской администрации с огнестрельным ранением обнаружен утром у входа в собственный гараж.)
 
21 июля 2000 г. - обнаружен труп мэра города Ярового Алтайского края Михаила Чехонадских. (Он пропал 17 июля во время служебной команди­ровки.) 
 
2002 г. - убиты глава администрации Озерского района Подмосковья Владислав Сащихин и его жена.
 
30 октября 2002 г. - убит мэр города Таганрога Сергей Шило. (По мнению прокуратуры, убийство носи­ло заказной характер и связано с его служебной деятельностью.)
 
2003 г. - в подъезде собственного дома убит глава администрации Троицка Вадим Найденов.
 
26 марта 2003 г. - в собственном кабинете застрелен глава админи­страции Кировска Илья Кельманзон.
 
2004 г. - убит глава администрации Чеховского района Подмосковья Геннадий Недосека.
 
2 декабря 2004 г. - в Махачкале у своего дома убит заместитель мэра города Ахмед Баталов, по которому был открыт огонь из автоматического оружия.
 
21 ноября 2005 г. - совершено поку­шение на мэра города Борисоглебска Воронежской области Ивана Данило­ва. (С огнестрельными ранениями гла­ва города доставлен в Воронежскую областную клиническую больницу.)
 
2006 г. - убит мэр города Дзержинско­го Московской области Виктор Доркин.
 
22 марта 2006 г. - в Махачкале после покушения скончался от ран глава администрации Ботлихского района Дагестана Руслан Алиев.
 
17 ноября 2008 г. - в муниципаль­ном округе Плиево города Назрани (Ингушетия) обстреляна машина, в которой находился глава местной администрации Магомед Барахоев, скончавшийся по пути в больницу.
 
26 ноября 2008 г. - во Владикав­казе (Северная Осетия — Алания) не­известные расстреляли мэра города Виталия Караева, который скончался в больнице от полученных ранений.
 
16 декабря 2008 г. - убита мэр пор­тового города Кандалакши (Мурман­ская область) Нина Варламова.
 
2009 г. - в собственном доме вместе с женой убит глава города Тучково Рузского района Виталий Устименко.
 
28 сентября 2009 г. - на юго-западе Москвы убит глава администрации Хасавюртовского района Дагестана Алимсолтан Алхаматов.
 
26 августа 2010 г. - в городе Хаса­вюрте во время проезда автомобиля главы администрации Хасавюртов­ского района Джамбула Салавова взорвана припаркованная на обочи­не дороги машина «Ока», чиновник не пострадал, ранены трое охранников.
 
2011 г. - в Сергиевом Посаде на пороге дома расстрелян мэр города Евгений Душко.
 
2 августа 2011 г. - в Буйнакске взорвана машина главы администра­ции Унцукульского района Магомедгаджи Тагирова. (Погибли его сын и охранник, сам чиновник был ранен.)
 
28 сентября 2011 г. - в Левашинском районе Дагестана совершено покушение на главу администрации Гергебильского района Магомеда Магомедова. (Преступники взорвали припаркованную на обочине дороги заминированную машину. Погибли шесть человек, четверо ранены, чи­новник не пострадал.)
Просмотров 5149