Максим Григорьев: Под руководством министра обороны Российская армия становится самой подготовленной в мире

Член Общественной палаты и директор Фонда исследования проблем демократии дал «Парламентской газете» первое интервью после ухода добровольцем в зону СВО

Тема: Военная операция на Украине

30.12.2023 21:50

Автор: Николай Козин

Максим Григорьев: Под руководством министра обороны Российская армия становится самой подготовленной в мире
Максим Григорьев © Игорь Самохвалов/ПГ

Для участия в специальной военной операции продолжают прибывать добровольцы — как недавно сообщал президент Владимир Путин на итоговой пресс-конференции. Одним из таких добровольцев стал директор Фонда исследования проблем демократии, член Общественной палаты РФ Максим Григорьев. В ноябре 2023 года он подписал контракт с Министерством обороны в качестве добровольца. На встрече Общественной палаты с Президентом России глава государства поддержал Максима Григорьева и сказал, что это «мужской выбор».

В своем первом интервью после ухода на спецоперацию политик рассказал «Парламентской газете», что чувствует человек, отправившийся из мирной жизни в военную реальность, и как Российская армия становится самой подготовленной в мире.

«СВО дала мощный толчок развитию и армии и промышленности»

- Максим Сергеевич, вы известны прежде всего как общественник, член Общественной палаты. Трудно ли вам далось решение отправиться добровольцем в зону СВО?

- Во-первых, у нас в Общественной палате много достойных людей, на которых стоит равняться. В наших рядах состоит, например, Герой России Вячеслав Бочаров, который освобождал заложников в Беслане, буквально закрывал детей своим телом. Что касается меня — у меня есть опыт работы и в горячих точках, и в районах боевых действий. У меня только в Сирию было десять командировок, а с 2014 года занимаюсь новыми российскими территориями, напомню, что когда-то они были временно частью Украины. Еще тогда мне приходилось бывать и на линии фронта, и под обстрелами. Нашему Международному общественному трибуналу по преступлениям украинских неонацистов приходилось много опрашивать пострадавших и свидетелей именно во время боевых действий, когда, условно говоря, через два дома уже стреляют. Поэтому, когда меня обстреливают, это, безусловно, является неприятным, но не является новым. Так что определенный опыт есть. Кроме того, в прошлом году я проходил месячные курсы повышения квалификации в Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России.

Но слова Президента России, который сказал мне, что «врываться в города с «Лейкой» и блокнотом неправильно, нужно пройти хорошую подготовку», я принял со всей серьезностью. Это, кстати, цитата из известного стихотворения Константина Симонова, в которой есть строчки: «С «Лейкой» и с блокнотом, а то и с пулеметом…» Вот и для меня пришло время от «Лейки» (когда-то был такой фотоаппарат) и блокнота перейти к пулемету.

- Трудно ли было перестроиться?

- Я же не один такой в СВО. Я много общаюсь и с мобилизованными, и с добровольцами — последние, кстати, вообще одни из самых мотивированных людей, которые мне когда-либо встречались. Решение идти защищать Родину для них, как говорят, «выстраданное», полностью обдуманное. Среди мобилизованных — много совершенно мирных людей, хотя многие, кстати, имели до этого опыт службы в горячих точках, но многие были совершенно мирные люди. Но тут мне вновь вспоминается произведение Константина Симонова, которого цитировал Владимир Путин. Это произведение «Солдатами не рождаются». Это очень точно. Солдатами, а тем более хорошими солдатами и офицерами, становятся.

- Чем вы занимались в зоне боевых действий?

- Эти несколько месяцев на Херсонском и Запорожском направлениях я управлял беспилотниками с дальностью полета 100 километров, временем полета — более трех часов и высотой полета — в несколько километров. До того как управлял, я научился их запускать и принимать. Это не так просто, как кажется: расчеты БПЛА — приоритетная цель для ВСУ, как трагически выяснилось несколько месяцев назад — на нас не жалеют даже западные ракеты HIMARS.

Теперь я могу осуществлять весь цикл боевой работы — управление беспилотником с момента взлета и до момента посадки, выявление целей, наблюдение за целями, корректировка огня, фиксация огневого поражения, работа в условиях применения комплексов радиоэлектронной борьбы (РЭБ) противника. Работа осуществляется и днем и ночью, в самых разных погодных условиях.

И, конечно, в подразделении, в котором я был, есть намного более опытные профессионалы, на счету которых выявленные и уничтоженные украинские комплексы ПВО, западные реактивные системы залпового огня и артиллерия, РЛС, контрбатарейные системы и системы РЭБ противника. В целом за этим подразделением — тысячи уничтоженных важнейших объектов противника. Причем речь идет не о подавлении, а о точном поражении объектов. Для меня это был полезный опыт не только в плане выявления целей и корректировки огня, но понимания необходимых мер маскировки, понимания, как происходит взаимодействие разведки и подразделений, осуществляющих поражение целей.

Теперь я понимаю, как надо улучшать эту систему взаимодействия и какие беспилотники нужны армии. Сейчас у меня другие задачи, о которых еще рано говорить публично.

Максим Григорьев © из личного архива

- Высказываются мнения, что СВО послужила сильнейшим толчком к развитию отечественной армии и ВПК. Это действительно так?

- Конечно, так и есть. Понимаете, надо отдавать себе отчет в том, что в мире давно не было конфликтов, схожих с СВО по интенсивности боевых действий и высокотехнологичности противника. Я даже не знаю, с чем ее сравнить. Даже во вьетнамской войне у США, которую американцы проиграли, их противник был намного проще, чем сейчас у нас.

Не надо недооценивать противника — за украинскими вооруженными силами стоят США и Европа, которые поставляют вооружение, передают разведывательную информацию, обучают украинцев и фактически управляют боевыми действиями. Украинский режим не жалеет своих людей. Он наносит удар по своим собственным позициям и живой силе, когда понимает, что российские войска заходят на эти территории.

Без малейшего сожаления ВСУ наносят удары по своим раненым или тем, кто может попасть в плен. Это важно для понимания того, какой противник перед нами.

- Как работает наше Министерство обороны?

- Я могу сказать так — Министерство обороны в лице самого министра, его заместителей, исполнителей на местах очень часто делают все что возможно. Войска почувствовали, что значит поступление новой техники. А ведь этим занимается лично министр обороны — тяжелейшая работа: именно он сам ездит по заводам, встречается с руководителями промышленности, подгоняет этот процесс.

Очень много сделано Министерством обороны и в области всестороннего обеспечения — это в том числе и форма, и средства защиты, и питание. Практически перестроена вся система. Те, кто на фронте, все это видят на себе. При этом надо понимать, что все проблемы решить мгновенно нельзя. Проблемы очень масштабные просто в силу масштабности военных действий и количества вовлеченного личного состава. И, конечно, далеко не все проблемы решены. Но они решаются — это очень важно. В результате постепенно мы становимся самой подготовленной армией мира.

- Вы приехали в Москву буквально на пару дней и уже, насколько нам известно, занимаетесь защитой прав участников СВО. О чем идет речь?

- Это одна из моих задач как члена Общественной палаты РФ. Например, важнейший вопрос — обеспечить всем участникам СВО равный доступ к различным формам материальной и социальной поддержки. Президент Российской Федерации неоднократно подчеркивал, что абсолютно все категории военнослужащих — и мобилизованные, и добровольцы, и контрактники — должны находиться в одинаковых условиях. На федеральном уровне это обеспечено. А вот в области региональной поддержки права добровольцев оказываются меньше защищены, они получают сильно меньше льгот и поддержки от своих регионов. Поднять этот вопрос меня часто просили добровольцы в разных отрядах, которые чувствуют себя ущемленными.

По этому вопросу я направил письмо в рабочую группу по обеспечению взаимодействия органов публичной власти и организаций по вопросам мобилизационной подготовки и мобилизации, социальной и правовой защиты граждан РФ, принимающих участие в специальной военной операции, и членов их семей, которую возглавляет секретарь Генсовета «Единой России», первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак.

Я не сомневаюсь, что они поднимут этот вопрос на федеральном законодательном уровне. Кроме того, я направил соответствующие письма в целый ряд регионов. Сейчас, кстати, мы готовим доклад с анализом этой ситуации в разрезе каждого из регионов.

- Что вы - человек, находящийся на передовой, - хотите сказать жителям Москвы и других мирных городов, которые в ближайшие дни будут отмечать Новый год и отдыхать?

- Наверное, я хочу напомнить, что пока в Москве и регионах страны будут отдыхать и отмечать праздники, в зоне СВО будут те, кто воюют за них, воюют за то, чтобы они жили спокойно. И я хочу, чтобы те, кто будет встречать Новый год под мирным небом, подумали о парнях, которые находятся там. Это самое важное.

Читайте также:

• Григорьев провел параллель между действиями фашистов и украинских нацистов

Правда за нами