Культура не укладывается в рамки одного министерства

Об итогах прошедшего заседания президиума Совета законодателей и вопросах развития культуры в регионах

   

12.02.2014 15:56

Культура не укладывается в рамки одного министерства
Открытый урок в школе "Народы Томской"

Председатель Законодательной Думы Томской области Оксана Козловская

РФС: В повестке дня прошедшего за­седания президиума Совета законо­дателей было несколько важных во­просов. Какой из них оказался, на ваш взгляд, основным?

Оксана Козловская: Я полагаю, что таких вопросов было два. Первый, безусловно, о культурной политике в России и ее правовом обеспечении и, с моей точки зрения, разговор на эту тему состоялся весьма обстоятельный. Второй — повышение качества зако­нодательных процессов как на регио­нальном, так и на федеральном уровне и возможность их гармонизации. Если говорить о культуре, то в хо­де дискуссии очень правильно были расставлены акценты. Сегодня нель­зя рассматривать культуру только в рамках тех полномочий, которые осуществляет профильное министер­ство. Существенно дополнило тему выступление одного из участников за­седания по поводу того, что культура — комплексное направление, которое должно включать и образование, и на­уку, и здоровье, и социальную адапта­цию человека, его умение правильно оценивать происходящие события. Еще раз подтвердилась необходи­мость подготовки программного доку­мента — Концепции государственной культурной политики в стране.

Наверняка многие обратили вни­мание, насколько бурно в президиу­ме Совета законодателей проходило обсуждение необходимости разра­ботки федерального закона о культу­ре. Кто-то считает, что сегодня мы к этому не готовы, начинать нужно с определения приоритетов, расчета не­обходимых ресурсов, принятия общей Концепции действий. Есть и другое мнение — не ждать разработки Кон­цепции, надо начинать работу над за­коном. У приверженцев этих позиций свои вполне логичные аргументы. Но очень верно, на мой взгляд, заметили председатели обеих палат Феде­рального собрания, что два процесса должны идти параллельно. Время нас поджимает. Если мы на деле, а не на словах рассуждаем о построении кон­курентоспособной экономики, реально претендуем на вхождение в число ли­дирующих экономик мира, то все, что касается культуры, является одним из ключевых факторов формирования конкурентоспособности человека.

Не могу не поддержать еще одно­го коллегу: нужно не только говорить о формировании позиции в области культуры и подготовке закона, а сле­дует вернуться к действующим, при­нятым документам, направленным на формирование человеческого капита­ла. Прежде всего, к закону об образо­вании. Мы должны понять, как наши дети познают и приобретают знания, как усваивают и принимают куль­турные ценности. На мой взгляд, это очень важно.

 

Козловская Оксана Витальев­на,

Председатель Законода­тельной Думы Томской обла­сти. Избиралась депутатом по област­ному списку ТРО ВПП «Единая Россия». До декабря 2011 года занимала пост первого заместителя губернатора Томской области.

Родилась в Томске, окончила местный политехнический институт, работала на заводе, председателем райиспол­кома в г. Томске. В сентябре 1998 года была назначена на должность заместителя главы Администрации — начальника Департамента по работе с территориями Администрации Том­ской области. Доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента НИ «Томский политехни­ческий университет». Имеет государственные награды, является лауреатом Национальной премии общественного признания до­стижений женщин России «Олимпия» в номинации «Исполнительная власть новой России».

РФС: То, о чем вы говорите, важно, безусловно, для страны в целом. Но вот объявили Год культуры, и что происходит в этой связи в регионах?

Оксана Козловская: В Томской обла­сти есть сложившаяся на протяжении последних семнадцати лет традиция. Каждое пленарное заседание област­ной Думы начинается со вступитель­ного слова председателя. В этом году оно было посвящено Указу Президента о проведении Года культуры. Мы по­пытались оценить, что у нас проис­ходит, какие мы создаем условия для развития культуры.

В области есть около 600 учрежде­ний культуры. На их содержание вы­деляется 2,3 процента средств област­ного бюджета, в абсолютных цифрах — почти миллиард двести миллионов рублей. Для сравнения: в бюджете, например, Калужской области — это более 10 процентов, в бюджете Рос­сии аналогичные расходы составляют 0,7 процента. Как видно, цифры очень разнятся. Но посмотрим, на что ухо­дят деньги. У нас 80 процентов средств направлено на содержание зданий и заработную плату. Кстати, за послед­ние годы нами был сделан существен­ный рывок по повышению привлека­тельности профессии работника куль­туры. Средняя зарплата в этой сфере возросла на 36 процентов, на 2014 год заложен рост еще на 20. Поставлена задача до конца года довести зарплату до 21 тысячи рублей.

Но привлекательность профессии определяется не только уровнем зар­платы. Чтобы молодой специалист по­ехал на село, надо обеспечить жильем. Простой пример — в рамках действу­ющей федеральной программы «Зем­ский доктор» нам удалось привлечь более 100 врачей. Но в своем регионе, мы считаем, не менее значима сегодня проблема по привлечению на село мо­лодого учителя. А если мы согласимся с тем, что культура и образование — это взаимосвязанные отрасли, то на­до обеспечить жильем и учителей, и работников культуры.

Другой вопрос — есть ли смысл, создавать в каждом населенном пун­кте клуб или библиотеку? Интересный выход из положения предложило еще в прошлом году федеральное Мини­стерство культуры. Был объявлен кон­курс о выделении грантов субъектам Федерации на создание многофункци­ональных центров в малых городах и поселках. Суть проекта понятна — в рамках одного учреждения совме­стить функции учреждения культуры, образовательного центра и простран­ства для досуга и развития творческо­го потенциала, представить гражданам все виды услуг. Такие центры создадут условия для развития творческих кол­лективов, клубов по интересам, элек­тронных библиотек и интернет-кафе. Таким образом, формируется среда для организации свободного времени человека. Доступ в Интернет даст воз­можность жителям сел и малых горо­дов посещать любые выставки. Благо­даря онлайн-взаимодействию у них появится возможность прикоснуться и к мировым культурным ценностям. Всего десять малых городов России стали победителями конкурса. Один из них выиграл наш город Асино, там и будет создаваться такой центр куль­турного развития. А после того, как технология его деятельности будет от­работана, мы планируем использовать ее в других населенных пунктах.

 

РФС: И все-таки нельзя не заметить, что у нас в стране много «кампаней­щины». Вот закончится Год культуры, и тема эта отойдет на второй план. Какие основы надо заложить сейчас, чтобы и дальше это направление раз­вивалось полноценно?

Оксана Козловская: Мы сами пре­вращаем любое хорошее начинание в «кампанейщину». Все зависит от территории, от людей, которые там живут и работают. От их отношения к делу. Если есть понимание того, что это направление не просто востребо­вано, но оно во многом определяет приоритеты человеческого развития, то почему процесс должен закончить­ся в 2014 году?

Проведение Года культуры — это в первую очередь, в нашем понимании, возможность и необходимость при­влечь внимание общественности к этой теме. Мне очень импонирует в этом смысле позиция Председателя Совета Федерации Валентины Мат­виенко. Когда она проводила одно из заседаний оргкомитета, то говорила о том, что основной акцент в этом году надо сделать на расширении возмож­ностей для людей, проживающих в малых городах и на селе. Фактически речь идет о возрождении сельской интеллигенции. Человеку ведь не за­претишь переезд в большой город, где есть все условия для удовлетворения его культурных и духовных потребно­стей. Чтобы остановить этот процесс, можно, конечно, завалить поселения деньгами. Это было бы здорово, но в нужном количестве таких средств нет. Но существуют современные ин­формационные технологии, которые позволяют создать необходимые для возрождения сельской интеллигенции условия, чтобы она не чувствовала своей оторванности от общего куль­турного процесса.

В одном населенном пункте Том­ской области есть директор школы, который создал на собственные сред­ства и своими руками мощнейший ин­формационный компьютерный центр. Его квартира и он сам стали центром притяжения для всего поселения. Все, что он находит интересного в Интер­нете — выставки, новые художествен­ные произведения, книги, театральные постановки, — передается педагогом людям. По сути, он создал сельский клуб, не потратив на него ни копейки бюджетных денег.

Год культуры нужен для того, чтобы мы сами для себя оценили приоритеты, осознали, какими ресур­сами и возможностями обладаем, и поддержали то, что не требует больших затрат, но дает максимальную отдачу»

РФС: Это действительно подвижник своего рода. Жаль только, что после­дователей у таких людей немного.

Оксана Козловская: Не так уж их и мало. Законодательная Дума Томской области, за счет своей сметы, кстати, не такой уж и большой, выделит пять грантов за подвижничество в культу­ре. Для людей, которые создают твор­ческие коллективы на бесплатной ос­нове. И часть из них получили всерос­сийское признание. Есть у нас, напри­мер, интересная дэнс-группа «ЮДИ». Она стала победителем всероссийско­го конкурса самодеятельного твор­чества «Минута славы». Это — танце­вальный коллектив, в его составе дети с противопоказаниями по здоровью из детских домов и интернатов. Разве труд организаторов ансамбля и людей, которые, превозмогая себя, становят­ся танцорами, не заслуживает особого уважения? Другой коллектив — театр-студия «Индиго», где актеры — дети с ограничениями по слуху, тоже победи­тель всероссийского фестиваля осо­бых театров. И таких примеров много. Понятно, что через какое-то время, когда такие коллективы становятся востребованы, их берет под опеку бюджет. Но пока добро и культуру не­сут людям на абсолютно безденежной основе — таких инициаторов следует поощрять и поддерживать. Тогда у них и последователи появятся.

На то и объявлен Год культуры, чтобы мы нашли этих людей, предъ­явили обществу и показали, что они уважаемы и востребованы. Я думаю, Год культуры нужен для того, чтобы мы сами для себя оценили приорите­ты, осознали, какими ресурсами и воз­можностями обладаем, и поддержали то, что не требует больших затрат, но дает максимальную отдачу.

Это важно еще и для разработки региональных стратегий по развитию культуры. Мы, конечно, ждем феде­ральных документов, но нам сегодня нужно осмыслить то, что уже проис­ходит, и готовить собственное видение решения задачи, ведь у каждого реги­она свои особенности. Многоликость России — это ее сложности, но и ее преимущество.

 

РФС: В начале нашей беседы вы отме­тили, что основных вопросов на засе­дании было два — культурная полити­ка и совершенствование организации законотворческого процесса. Какие проблемы в этой области вы считаете наиболее серьезными?

Оксана Козловская: Проблем очень много, и количество их не уменьша­ется, а увеличивается. Поэтому мы и задумались над тем, как перейти на более системную, плановую органи­зацию законотворческого процесса. Возьмем острейшую сегодня ситу­ацию — концентрацию полномочий на региональном уровне. С одной стороны, это передаваемые субъекту Федерации федеральные полномо­чия. Вместе с тем, более 80 процентов федеральных законов имеют прямое действие на всей территории страны, что означает — обязательства субъ­ектов Федерации растут, а маневра для принятия решений нет. С другой стороны, передаются и полномочия муниципального уровня субъектам Федерации, причем самые дорогие (по образованию, здравоохранению, а те­перь и в сфере ЖКХ).

Может быть, вообще следует по­думать над формированием перечня законов, которые образовывали бы каждую из сфер законодательства в регионах. Возможности и ресурсы у всех территорий разные, но в России — единое правовое пространство, и для этого эффективнее изучить луч­шие региональные законотворческие практики, а не изобретать «велоси­пед».

Еще одно важнейшее направление — реализация Стратегии социально-экономического развития. Казалось бы, именно она и должна являться в регионах основой для составления планов законотворческой деятель­ности. Однако в перечне стратегиче­ских документов для субъектов Фе­дерации плана законотворчества нет, хотя именно он является базой для правового обеспечения развития тер­риторий. Это следует учесть в проекте закона «О стратегическом планирова­нии в РФ», который сейчас находится в Государственной Думе РФ.

И, наконец, повышение качества законов. Сегодня мы уже можем гово­рить, что экспертиза законов комис­сиями Совета законодателей полезна. Однако проведение социологических исследований, аналитика, эксперт­ная оценка с участием научного и бизнес-сообщества требуют соот­ветствующего кадрового и финансо­вого обеспечения. Да, мы в Томской области традиционно сотрудничаем с хорошими учеными-правоведами. Есть и другие признанные школы регионального законодательства — в Екатеринбурге, Иркутске, Воронеже, Санкт-Петербурге, Москве. Наверное, имеет смысл провести инвентариза­цию накопленного опыта и ресурсов, создать ассоциацию правоведов, ко­торые могли бы стать консультантами для представительных органов власти всех субъектов Федерации, и помочь нам в разработке, в том числе и мо­дельных законов для регионов.

Имеет смысл создать ассоциацию правоведов, которые могли бы стать консультантами для пред­ставительных органов власти всех субъектов Федерации, и помочь нам в разработке, в том числе и модельных законов для регионов»

РФС: Может быть, на вопросы о ка­честве отечественного законодатель­ства ответит готовящийся сейчас на федеральном уровне отчет о его состоянии на 2014 год? Об этом до­кументе пока мало говорят, и его со­держание неизвестно. Но чего ждут от этого документа региональные ру­ководители, которым предстоит соз­дать аналогичные отчеты в субъектах Федерации?

Оксана Козловская: Такой отчет мы ждем, и он нам, безусловно, нужен. Но какой это будет отчет? Если мы уви­дим сухую статистику, то вряд ли это будет представлять интерес для кого-то, кроме экспертов. А нам бы хоте­лось иметь емкие, короткие выводы и рекомендации по каждой отрасли пра­ва. Вот что сегодня необходимо, что стало бы неоспоримым подспорьем в нашей работе. Может быть, в этой связи есть смысл создать единую ме­тодику, по которой будет оценивать­ся законодательство на любом уров­не. И последнее. Уж коли нам самим предстоит делать такие же отчеты по региональному законодательству, на­верное, правильней было, чтобы по итогам этой работы были определены лучшие региональные практики, ко­торые можно впоследствии использо­вать в других субъектах Федерации.

 

РФС: Полгода назад довелось слышать на одном из предыдущих заседаниях президиума Совета законодателей, как вы с большой тревогой говорили о не­просто складывающихся межбюджет­ных отношениях Федерального центра и регионов, а о том, что в результате объем расходов областного бюджета, направленный на развитие региона, сильно сокращается. Даже цифры при­водили с 15 до 5 процентов. Вас услы­шали, что-то изменилось?

Оксана Козловская: Дискуссия про­должается уже не первый год. Я и на нынешнем заседании президиума го­ворила, что следует обратить внима­ние на тенденцию, когда у регионов существенно растет объем дорогих полномочий, причем передаются они и с федерального уровня, и с муници­пального, зачастую вообще без финан­сирования, либо с финансированием частичным.

Убеждена, что Президент России эту проблему знает. В своем Послании Федеральному Собранию он говорил о ней, отметив необходимость выработ­ки более внятной финансовой позиции по отношению к муниципальным об­разованиям, к тем полномочиям, кото­рые на них возложены, и тому финан­сированию, которым эти полномочия подкреплены. А речь ведь идет о важ­нейших для россиян вещах — дорогах, качестве воды, обеспечении детскими дошкольными учреждениями, реше­нии проблем ЖКХ… Тема, обозначен­ная главой государства, стала в по­следнее время предметом обсуждения на целой серии совещаний.

 

РФС: С первых дней существования Парламента новой России, двадцати­летие которого мы недавно отмеча­ли, не раз приходилось слышать, что главное в законодательном процессе — учет голоса регионов, их законода­тельные инициативы должны иметь приоритетное значение. Однако на деле все происходило с точностью до наоборот. Как вы сегодня оцениваете этот процесс?

Оксана Козловская: Проблема су­ществует. Хотя не могу не отметить: за последние два года ситуация изме­нилась, и вопрос не стоит так остро. Создание Совета законодателей нас всех сблизило. По себе знаю — есть темы, по которым имеешь одну пози­цию, а поговоришь с коллегами, услы­шишь их аргументацию и понимаешь, что не прав. Есть проблемы, которые не характерны для Томской области, но очень актуальны для Астраханской или Волгоградской. И это важно по­нимать.

Кроме того, у нас в Совете зако­нодателей созданы комиссии, в ко­торых законодательные инициативы региональных парламентов проходят обсуждение. Я сама возглавляю одну из них — по ЖКХ и жилищной по­литике. За последние три месяца мы рассмотрели три инициативы. Предва­рительно они прошли экспертизу про­фильных комитетов обеих палат Феде­рального Собрания и наших коллег — председателей региональных законо­дательных собраний. И по всем трем инициативам мы дали отрицательные отзывы. Почему? Да потому, что все они сводились к увеличению финан­сирования из федерального бюджета. Может быть, тут и есть какая-то ло­гика с точки зрения регионов. Но, с другой стороны, логика заключений, которые представили профильные ко­митеты палат Федерального Собрания, показывает, что мы не всегда знаем вопрос в полном объеме и часто замы­каемся исключительно на своем виде­нии ситуации в конкретном регионе.

Это очень хорошая форма работы для председателей заксобраний, по­лезная для понимания происходящего.

Но есть и поддержанные инициативы. Когда обсуждался федеральный закон об образовании, две наши поправки к проекту были учтены. Как потом оказалось, с такой же инициативой выступило еще десять территорий. Это говорит о том, что нас все-таки слышат. Может быть, процесс продвижения региональных законодательных инициатив не так быстр, как хотелось бы. Но есть и желание, и конкретные шаги к тому, чтобы этот процесс был более конструктивен. Мне это кажется очевидным.

Беседовал Николай Дорофеев 
Читайте нас в Дзен
Просмотров 4899