Константин Косачев: Мир уже не будет таким, каким был после холодной войны

Вице-спикер Совета Федерации рассказал о главных международных итогах 2023 года и о том, что уходящий год дал для будущего

29.12.2023 16:04

Автор: Никита Вятчанин

Константин Косачев: Мир уже не будет таким, каким был после холодной войны
Константин Косачев. © пресс-служба Совета Федерации

Событием номер один, которое отличает уходящий год от предыдущих, стало формирование мирового большинства, которое видит в однополярном мироустройстве угрозу собственному развитию. В этом контексте для России в 2023 году крайне важными событиями стали успехи в зоне СВО и решения о приостановке участия в ДСНВ и ДОВСЕ. Об этом заявил «Парламентской газете» вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев, подводя международные итоги 2023 года.

- Константин Иосифович, какое международное событие номер один уходящего года вы считаете таковым?

- Считаю, что 2023 год войдет в историю как год, который во многих отношениях заложил предпосылки для достаточно резкой смены направлений развития международной ситуации. И эти изменения мы уже увидим в ближайшем будущем. А как событие номер один в контексте того, чем уходящий год отличался от предыдущих, назову, наверное, появление такого феномена, как международное большинство. Поясню, что речь идет не о некоем антизападном или, скажем, пророссийском блоке — такое большинство включает в себя страны с самыми разными интересами. Но это те страны, которые отвергают модель однополярного мира, его принципы, которые еще несколько лет назад казались многим довольно привлекательными. На поверку оказалось, что все это не работает — система, которую предлагала миру группа «сильных мира сего», работала только в интересах этой группы. А то, что они обещали дать миру, — скажем, неделимую безопасность, экономическое процветание и равные условия развития, единые универсальные ценности, — для других государств оказалось пшиком и большой ложью. Более того, выяснилось, что вся эта система находится под тотальным управлением Запада и подвержена постоянным злоупотреблениям, противоречащим международному праву.

Так вот, в 2023 году это все стало очевидно тому самому мировому большинству стран, о котором говорил выше. И стало им восприниматься как непосредственная угроза развитию государств. Это означает, на мой взгляд, что человечество уже не будет таким, каким оно было последние 30 лет, после окончания холодной войны.

- А что ждет человечество вслед за этим переломом мировой ситуации?

- Есть две альтернативы — либо опять биполярный мир, только теперь противодействовать США будет уже не наша страна, а Китай, либо мир с различными центрами силы, где речь идет не о противостоянии государств друг другу и о соперничестве между ними, которое способно усиливать обе соперничающие стороны. Одним из мировых центров силы здесь предстоит стать нашей стране.

Законы, вступающие в силу в январе

- Какие процессы 2023 года с участием России вы можете выделить особо?

- В первую очередь это события, связанные с ходом специальной военной операции. Думаю, очень многие согласятся с тем, что именно Запад здесь максимально завысил ставки — развил целый ряд апокалиптических сценариев, что если дать России выиграть в рамках СВО, то падут сначала страны Балтии, Польша, потом весь ЕС, а после русские доберутся до США. Это лишает и западных аналитиков, и западных политиков реалистичного взгляда на ситуацию — они ослеплены просто тем, что ситуация развивается не по их сценарию, сами себя запугали последствиями, которые не входят в наши планы.

Хочу отметить, что события на линии боевого соприкосновения влияют на многие сюжеты, будь то курсы валют, цены на энергоносители, тенденции в сфере стратегической безопасности, дискуссии о реформе ООН или конфликты в других частях земного шара. С моей точки зрения, это является заслугой наших военнослужащих, настоящих героев, которые обеспечивают продвижение российских сил вперед. Ситуация в конце 2023 года на СВО разительным образом отличается для нас в лучшую сторону от ситуации на фронтах в конце 2022 года.

Важно, что такие успехи основываются на стабильности внутри России. А мы помним, как в 2022 году наши противники нам пророчили крах экономики, массовые протесты и прочие беды. Понятно, на что рассчитывали, — последние десять лет они сами пытались раскачать ситуацию внутри нашей страны. И сейчас на Россию продолжает оказываться колоссальное давление и в контексте предстоящих выборов Президента России в марте 2024 года, и в контексте создания проблем для нашего самодостаточного развития, особенно в экономике. Поэтому, думаю, главным законом, за принятием которого следили наши оппоненты за пределами страны в текущем году, был закон о новом бюджете РФ на ближайшие три года. Считаю, что любой объективный анализ этого закона позволяет сделать вывод, что мы приняли в итоге не бюджет выживания и затыкания дыр, а бюджет развития, рассчитанный по многим позициям на годы и даже десятилетия вперед.

- А какие законы, принятые российским парламентом в 2023 году, вы лично могли бы выделить?  

- Для меня, как международника, были крайне важны решения о приостановке участия России в Договоре о стратегических наступательных вооружениях, принятом 21 февраля этого года, и решение о денонсации Россией Договора о обычных вооруженных силах в Европе. Оба эти решения были для нас вынужденными и были приняты, когда иных вариантов действий у России не осталось. При этом мы подчеркиваем, что Россия готова возвращаться в режим этих договоренностей, когда к тому будут готовы наши «партнеры». Пока, увы, такого желания с их стороны вообще не прослеживается. Но точка здесь не поставлена — это совершенно точно.

- Россия в 2024 году будет председательствовать в БРИКС. Как считаете, какие задачи нам предстоит решить на этой позиции в первую очередь?

- Мы наблюдаем феноменальное развитие объединения БРИКС, которое со следующего года как минимум удвоит свой состав. Сейчас интерес к БРИКС проявляет почти три десятка государств — кто-то желает стать полноценным участником объединения, кто-то хочет быть в нем в качестве наблюдателя или партнера. И России как председателю БРИКС в 2024 году предстоит решать две важнейшие задачи — налаживать дальше взаимодействие в рамках десятки стран-участниц и предложить партнерам механизмы по взаимодействию с нашими внешними единомышленниками, теми десятками государств, которые разделяют наше видение будущего мироустройства.  

Отмечу, что важным итогом года стало председательство страны — участницы БРИКС Индии в объединении стран «Большой двадцатки» — Запад пытался подмять G20 подмять под себя, но им это не удалось во многом благодаря индийскому председательству.

- На какие планируемые в 2024 году события в парламентской дипломатии стоит, на ваш взгляд, обратить внимание?

- Если говорить о площадках с российским участием, то на очевидном подъеме находится деятельность Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, ПА ОДКБ и МПА СНГ. С удовольствием могу констатировать, что новые возможности у нас появляются в Межпарламентском союзе (МПС), где председательство сдала группа стран «12+», по сути, группа государств НАТО, и их место заняла группа стран «Африка». Особо отмечу планируемое нами проведение в России межпарламентского форума стран БРИКС, что должно произойти за три месяца до саммита БРИКС (встреча глав государств состоится в октябре 2024 года. — Прим. ред.). А в апреле 2024 года в Москве мы планируем провести первую встречу глав международных комитетов национальных парламентов стран БРИКС.

Читайте также:

• Владимир Джабаров: Эра Зеленского подходит к концу

Правда за нами