Пример

Как я ставил опыты на европейских чиновниках

Норвегия не пустила крымского учёного и корреспондента «Парламентской газеты» на конференцию «Крым в геополитической перспективе»

Честно говоря, это скандал: власти просвещённого высокоцивилизованного демократического европейского государства, к числу которых, несомненно, относится Королевство Норвегия, официально отказались признать действующий, выданный на абсолютно законных основаниях российский загранпаспорт.

Причина — я, его обладатель, являюсь жителем Крыма.

Евро не пахнут?

В моем «загране» стоят штампы — перечислю по алфавиту, чтобы никого не обидеть — Аргентины, Бразилии, Иордании, Китая, Кубы, Филиппин. Ни у одной из этих стран к моим документам не было никаких претензий, а Европейский союз и Норвегия, как член Шенгенской зоны, считают их недействительными.

Однако обо всем по порядку.

Ассоциация «Народная дипломатия Норвегии» пригласила меня как представителя Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского принять участие в международной конференции «Крым в геополитической перспективе», которая состоится в Осло 27 марта.

Я не вчера родился — знаю, что страны «первого мира», как правило, отказывают крымчанам в визах. Но я ведь не только журналист, но и учёный, поэтому отказаться от эксперимента не мог. Собрал все требуемые документы; заполнил анкету на сайте посольства Норвежского королевства в Российской Федерации; заплатил визовый сбор в размере 35 евро, который европейцы ничтоже сумняшеся взяли, хотя в анкете чёрным по белому написано, что я живу и работаю в Крыму — как-то это их не остановило; и прилетел в Москву, чтобы лично подать документы в Визовом центре.

Девушка в окошке минут десять перекладывала мои безупречно подготовленные бумаги, читала их слева направо, потом справа налево, потом сверху вниз, потом наоборот. Я молча улыбался — как и положено у них на доброжелательном политкорректном Западе. Наконец она встала и ушла советоваться с кем-то из начальства. Возвращается и говорит: к сожалению, мы не можем принять ваши документы, так как вы проживаете в Крыму.

- Ну и что, — спрашиваю я, — что в Крыму? У меня что, какой-то не такой паспорт гражданина Российской Федерации? Может, он чем-то отличается от того, что выдают в Москве или, скажем, в Петропавловске-Камчатском?

А девушка совсем молоденькая, она ещё не успела обрасти толстой бюрократической бронёй безразличия, ей неудобно, она смущается. Мне, говорит, супервайзер так сказала.

Окей, зовите супервайзера.

Супервайзер, или, точнее, супервайзерша была уже поопытнее. Письменный ответ отказалась давать наотрез. У нас, говорит, внутреннее распоряжение от крымчан документы не принимать, а за разъяснениями обращайтесь в посольство.

Постправда по-европейски

Ещё раз — окей.

В посольстве на Поварской через домофон мне сказали, что принять и взглянуть мне в глаза, увы, не могут, но посоветовали написать письмо по электронной почте.

Я написал.

Цитирую: «Я, Александр Мащенко, кандидат филологических наук, доцент, являюсь начальником Управления международной деятельности Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского и одновременно учёным и преподавателем этого вуза.

Я приглашён принять участие в международной конференции «Крым в геополитической перспективе», которая состоится в Осло (Норвегия) 27 марта 2020 года.

Организаторы конференции — ассоциация «Народная дипломатия Норвегии» — оплачивают мои перелёты и проживание.

Вот уже почти шесть лет крымский вопрос остаётся одним из самых острых в европейской политической повестке. Как известно, большинство стран мира не признают воссоединения Крыма с Россией в 2014 году. В связи с этим против региона и его жителей введён целый ряд жёстких международных санкций. В Крым не летают самолёты из-за рубежа, не заходят иностранные суда, на полуострове не работают иностранные банки и платёжные системы «Мастеркард» и «Виза», не представлены крупные международные компании, жителям полуострова чаще всего отказывают в европейских и американских визах и т.д.

Очевидно, что эта ситуация нуждается в разрешении. Для этого необходим международный диалог — причём обязательно с участием жителей Крыма. В связи с этим я надеюсь на то, что Посольство Королевства Норвегия разрешит мне посетить эту страну и принять участие в конференции «Крым в геополитической перспективе», чтобы рассказать её участникам о ситуации в регионе, предложить пути решения конфликта и высказать свои прогнозы о дальнейшем развитии ситуации».

Пока суть да дело, зашёл в книжный магазин на Новом Арбате. Листаю книжку о постправде. Постправда — это, немного научно выражаясь, отрицание объективной реальности в угоду субъективным предрассудкам. Ну, то есть когда в реальности Крым — это Россия, но европейцам хочется, чтобы было иначе. И когда паспорт настоящий, но хочется, чтобы был поддельным.

Тут, клянусь — на этой самой строчке, приходит ответ из посольства:

«Ваш проездной документ не признаётся странами Шенгенского соглашения. Это соответствует Приложению 10 к Визовому справочнику, Таблице признания проездных документов, согласно статье 4 Решения № 1105/2011/ЕС. Мы не делаем исключений. Вы можете путешествовать в Норвегию без визы с вашим украинским биометрическим паспортом».

Подпись: первый секретарь Дария Диресен.

Последнее письмо «норвежской Даше»

Для справки: на самом деле по загранпаспортам крымчан невозможно определить, что они выданы в Крыму или что их обладатели проживают на полуострове. Единственное, на что ориентируются еврочиновники: штампы о регистрации во внутренних паспортах, копии которых обязательны при подаче заявлений на шенгенскую визу.

Мое «последнее письмо норвежской Даше»: «Уважаемая Дария! У меня нет украинского биометрического паспорта и я не собираюсь его получать. Я, как и миллионы крымчан, российский гражданин. И мне очень жаль, что Европейский союз не хочет понимать этого и не хочет слышать наш голос».

На него ответа, естественно, не последовало. Эксперимент завершился: Европейский союз и Норвегия с треском провалили тест на демократию.

Официальный Запад при любом удобном случае использует крымскую тему в политических целях, рассказывая об «оккупации» полуострова Россией и массовом нарушении прав жителей региона, однако самих крымчан ни видеть, ни слышать не желает, попутно массово нарушая их права, зафиксированные, между прочим, во Всеобщей декларации прав человека.

Ну что ж, зато мы всегда рады видеть у себя в российском Крыму гостей из любой страны мира, включая страны Европейского союза и Норвегию. Только в прошлом году полуостров посетили около двадцати иностранных делегаций, среди членов которых не было правительственных чиновников, зато были люди, которые искренне хотят разобраться в том, что у нас происходит. Один из них — мой норвежский друг Хендрик Вебер написал об этом целую книгу — «Наш Крым». Уверен: мы с ним вскоре обязательно увидимся, если не в Норвегии, то в Крыму.

Просмотров 3107

28.02.2020 13:54

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях