Индия и Пакистан: «зеленый свет» для инвестиций

Парламентский диалог между Россией, Индией и Пакистаном станет регулярным и более интенсивным

А межрегиональные связи найдут поддержку верхних палат парламентов, важные проекты экономического сотрудничества получат законодательное измерение — об этом договорились российские сенаторы со своими зарубежными коллегами в ходе официального визита делегации Совета Федерации во главе с Валентиной Матвиенко в Индию и Пакистан.

Индия и Пакистан: «зеленый свет» для инвестиций

На церемонии возложения венков на мемориальном комплексе Раджгхат (место кремации Махатмы Ганди)

Два мира одной страны

Когда речь заходит об Индии, то выражение «страна контрастов», хотя и звучит банально, но все же отражает подлинную суть. Действительно, прошлое и современность, особняки и лачуги, роллс-ройсы и воловьи повозки переплелись здесь так тесно, что на первых порах трудно прийти в себя от подобной мешанины культур, религий, обычаев, стилей и традиций. Величественный Тадж-Махал в Агре, Красный форт и мемориальный комплекс Радж Гхат в Дели, к которому возложила цветы Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко во время своего визита в Индию, особняки богачей и трущобы на городских окраинах, по улицам которых лениво расхаживают коровы и суетливо бегают обезьяны. Говорят, нагловатых макак можно увидеть даже на территории индийского парламента, куда можно попасть, только миновав несколько постов с вооруженными до зубов полицейскими.
 
Босоногие дети-попрошайки и прилизанные подростки в униформах, гордо следующие в «english school». Свыше 250 тысяч мультимиллионеров при населении почти в 1,3 миллиарда жителей и сотни миллионов индийцев, получающих три доллара в день, — более трети населения живет за чертой бедности. Искреннее радушие, приветливое «на-масте» при встрече и раздражающая навязчивость, безразличие. Мощные внедорожники и рядом — велорикши, велосипеды, дребезжащие мотоколяски (типа трехколесного мопеда), автомобили «Амбассадор», напоминающие советский «Москвич-410». Все отчаянно сигналят, создавая оглушительную какофонию звуков. Да и сама столица, разделенная на Новый и Старый Дели, представляет собой яркое пятно в индийской контрастной палитре. Размеренный, вылизанный Нью-Дели с бизнес-центрами, зданиями министерств, шикарными отелями и по соседству Старый Дели — средневековая экзотика, узкие улицы, обшарпанные мастерские, закусочные. Казалось бы, один город, а мира — два.
 
Индия — разная. У нее много измерений. К ней нельзя подходить с обычными мерками. Она голодная, босая, бедная и вместе с тем богатая, величественная. Она вся пропитана стариной, древней культурой и одновременно стремительно развивается, летает в космос, имеет ядерное оружие, разрабатывает новейшие технологии. Но самое главное, она близка нам по духу, ментальности. Валентина Матвиенко в ходе своего визита не раз подчеркивала особый характер связей двух народов, которые с искренней теплотой относятся друг к другу. И действительно, у нас не было какой-либо конфронтационной напряженности и тем более вооруженных конфликтов — страницы нашей совместной истории ничем не были омрачены.
 
На этом неоднократно делала акцент Валентина Матвиенко во время встреч в индийском Парламенте, с Председателем верхней палаты Мохаммадом Хамидом Ансари, со спикером нижней палаты Мирой Кумар (кстати, она является выходцем из касты далитов, то есть неприкасаемых), а также с Президентом страны Пранабом Кумаром Мукерджи и другими официальными лицами. Российский спикер была в Индии более десяти лет назад, и за это время, по ее признанию, в стране произошли огромные перемены к лучшему. Происходит пусть и медленный, но неуклонный процесс стирания границ между двумя мирами — бедности и богатства: Индия успешно развивается, показывает рекорды экономического развития, набирает политический вес в международной политике.
 

Диалог, основанный на доверии

И в этом движении вперед Россия играет далеко не последнюю роль. Во многом благодаря экономическому, научному и культурному сотрудничеству с нашей страной Индия решает многие социально-экономические проблемы, получает доступ к новым технологиям, особенно в военно-технической области. Крепнут культурные связи. Индия все более активно участвует в межгосударственных объединениях, в частности в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), где она является наблюдателем.
 
Что касается межпарламентского диалога, то законодатели двух стран хотели бы видеть его более насыщенным. «Ситуацию нужно исправлять, — сказала спикер Совета Федерации. — Отрадно, что активизировался диалог между профильными комитетами обеих палат, но надо идти дальше». Глава верхней палаты Индии Мохаммад Хамид Ансари, также указав на спорадический характер межпарламентских отношений, поддержал формирование в Сенате группы российско-индийской дружбы, аналогичной той, что ранее была создана в Совете Федерации. Как рассказал руководитель группы, председатель Комитета СФ по Регламенту и организации парламентской деятельности Вадим Тюльпанов, «деловые круги наших стран заинтересованы в сотрудничестве, и задача парламентариев — способствовать формированию более благоприятного инвестиционного климата».
 
По словам Валентины Матвиенко, главная цель нынешнего визита в Индию как раз и заключается в активизации такого межпарламентского диалога. Во-первых, он помогает законодательно поддерживать договоренности, достигаемые лидерами стран, во-вторых, способствует расширению сотрудничества на международной арене. «Мы заинтересованы в более тесных контактах на международных парламентских площадках», — сказала она. В частности, спикер выразила надежду, что Индия примет участие в 22-й сессии Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума (АТПФ) в Мексике в качестве наблюдателя, а также поддержит инициативу бразильских коллег о создании парламентского измерения в формате БРИКС. По ее словам, речь идет о «постоянно действующем парламентском органе при БРИКС», который будет помогать закреплять решения глав государств на законодательном уровне.
 
По ее предложению, верхние палаты Парламентов России и Индии, являющиеся палатами регионов, возьмут под свою опеку развитие связей между субъектами РФ и штатами Индии. «Сегодня 50 из 83 российских регионов сотрудничают с индийскими штатами. Думаю, при нашей поддержке будут достигнуты более ощутимые результаты, в том числе в торгово-экономическом сотрудничестве и гуманитарной сфере», — подчеркнула глава СФ.
 

Парламентское измерение проектов

У российских парламентариев неподдельный интерес вызвала идея индийских коллег о создании азиатского энергетического союза. По словам заместителя Председателя Совета Федерации Ильяса Умаханова, такое объединение «должно иметь парламентское подкрепление». Насколько реальна эта инициатива, покажет время, но, как считает вице-спикер, имеет смысл обсудить ее и на других площадках, например, на Азиатско-Тихоокеанском парламентском форуме и в рамках БРИКС.
 
Парламенты не должны стоять в стороне и тогда, когда разрабатываются и реализуются совместные проекты торгово-экономического сотрудничества, которое в последние годы динамично развивается даже в условиях кризиса. По итогам прошлого года российско-индийский товарооборот вырос до 11 миллиардов долларов. Задача, как подчеркнули Валентина Матвиенко и спикер нижней палаты индийского парламента Мира Кумар, — увеличить товарооборот до 20 миллиардов долларов к 2015 году.
 
Причем Нью-Дели готов продолжать сотрудничество с Москвой на новом, более качественном уровне, то есть переходить от сырьевого направления в торгово-экономическом взаимодействии к высокотехнологичным и наукоемким проектам, к совместному промышленному производству.
 
Парламент ИндииПарламент Индии
 
 

 Ни к чему закону обратная сила

На этом позитивном фоне примером негативного парламентского вмешательства выглядит недавнее решение индийского Парламента по поводу строительства АЭС «Куданкулам», возводимой россиянами на юге штата Тамилнад. Законодатели, напуганные массовыми волнениями жителей, протестующих против такого строительства, проголосовали за закон, по которому после передачи заказчику станции строитель несет ответственность за возможные ядерные инциденты. Уже построены два реактора, еще два намечается возвести в ближайшие годы. Наша страна вполне обоснованно не хочет брать всю полноту ответственности за возможные аварии, которые, к примеру, могут произойти вовсе не по вине застройщика.
 
Сенатор Вадим Тюльпанов заявил обозревателю «РФ сегодня», что наиболее приемлемым выходом из этой ситуации было бы разделение ответственности, степень которой должны установить специалисты. Отвечая на вопрос журнала о позиции России по «Куданкуламу», Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко была более категорична.
 
— Позиция России понятна и открыта, — сказала она. — Закон не должен иметь обратной силы. Те соглашения, которые подписываются, должны добросовестно исполняться обеими сторонами. Мы будем добиваться скорейшего разрешения вопроса, чтобы не тормозить строительство новых энергоблоков.
 
Ситуация грозит зайти в тупик, так как вряд ли индийские парламентарии станут отменять закон или вносить в него существенные поправки. Тем более Россия в настоящее время потеряла свое конкурентное преимущество — после отмены международных санкций на рынок атомной энергетики пришли зарубежные компании, что, как можно предположить, и позволило нашим индийским коллегам выдвигать задним числом новые требования. Да и в целом Индия стала проводить так называемую многовекторную экономическую политику. Той широкой «зеленой улицы» на пути российских инвестиций уже нет.
 
Валентина Матвиенко, говоря о важности создания благоприятного делового климата, не преминула напомнить о проблемах, с которыми сталкивается в Индии ряд российских компаний. Например, у российско-индийской телекоммуникационной компании «Система Шьям Телесервисиз Лимитед» (индийская «дочка» российской компании АФК «Система») по решению Верховного суда Индии была отозвана лицензия на сотовую связь в стране из-за коррупции. Спикер призвала Парламент Индии содействовать решению проблемы. Тут, кстати, тоже был применен принцип обратной силы. На момент приобретения необходимых разрешений совместное предприятие действовало в строгом соответствии с нормами и процедурами, установленными индийским законодательством.
 
Не все гладко складывается и в области военно-технического сотрудничества. На индийский рынок вооружений стремительно врываются иностранные производители самолетов, танков и ракет. За короткий промежуток времени американские военные корпорации, по данным из военных источников, заключили контракты более чем на 10 миллиардов долларов. Например, не так давно в тендере на закупку 126 многофункциональных истребителей победили французы. Повышенный интерес к индийскому рынку вооружений проявляет Израиль.
 

Закономерная случайность

Если Индия с инвестиционной точки зрения для России «открытая книга», то соседний Пакистан — terra incognita. Российский капитал в этой стране, подавляющее большинство населения которой исповедует ислам, практически отсутствует. В своей внутренней жизни Пакистан, как и Индия, представляет собой пеструю палитру национальностей, жизненных укладов, социальных статусов. Столица тоже разделена на два города: новый вычищенный Исламабад и старый запыленный Равалпинди. Жители также резко делятся на бедных и богатых, здания — на виллы и трущобы, транспорт — на «мерседесы» и проржавевшие велосипеды. Еще больше объединяет две страны повышенное внимание к вопросам безопасности. Ежедневно, как рассказал нам сотрудник российского посольства, в стране происходит три-четыре теракта. Может, поэтому российские компании так осторожны, не желая рисковать бизнесом…
 
Две страны крайне враждебно относятся друг к другу. Пакистанцы видят в нагнетании террористической напряженности «руку Индии». Наверное, поэтому в прессе трех государств велось много разговоров о том, что спикер посетила по сути два враждующих государства. Если мы так горячо стремимся укреплять давно налаженные контакты с индийскими друзьями, стоило ли сразу же ехать к их недоброжелателям, задавались вопросами комментаторы.
 
Отвечая на вопросы журналистов, случайно ли совпали визиты в Индию и Пакистан, Валентина Матвиенко ответила, что случайно. «Обе страны для нас имеют важное значение, — сказала она. — Это совпадение дает нам возможность обсудить в Индии вопрос о Пакистане и наоборот». Однако даже в случае, если визиты не носили случайный характер, то тут нет ничего предосудительного. Индия развивается в русле своей «многовекторной политики», выбирая себе партнеров по собственному усмотрению, в зависимости от своих национальных интересов. Что мешает нам поступать точно так же? Эксперты давно советуют не смотреть на Пакистан через «индийские очки».
 

К тому же России важно, что называется, по горячим следам определиться со стратегией своего поведения в Южно-Азиатском регионе в увязке с пакистано-индийскими отношениями. Парламентская оценка происходящего будет лишь способствовать выработке решений, отвечающих национальным интересам России. Конфликтующие между собой Индия и Пакистан находятся в непосредственной близости от южных российских границ, входят в зону ядерной нестабильности. Если внимание Индии к России начинает распыляться (об этом обозревателей заставляет судить позиция Нью-Дели по ряду российских инвестиций), то Пакистан открыто высказывает искреннюю заинтересованность в решительном углублении сотрудничества. Так что парламентская сверка часов одновременно в индийском и пакистанском «часовых поясах» оказалась совершенно уместной.

Валентина Матвиенко на встрече с Саедом Наяром Хусейном Бохари
Валентина Матвиенко на встрече с Саедом Наяром Хусейном Бохари
Валентина Матвиенко на встрече с Саедом Наяром Хусейном Бохари
 

Первым делом — энергетика

Пакистану, как и Индии, нужно срочно решать вопросы энергетической безопасности. Мощностей в стране явно не хватает. За день до нашего приезда Исламабад фактически остался без электричества — света не было. Поэтому для Пакистана хорошие отношения с Россией становятся весомыми не только со стратегической точки зрения. Надо решать насущные экономические задачи. Глава Совета Федерации в качестве перспективных направлений выделила именно энергетику. «Экономика Пакистана нуждается в развитии энергетической инфраструктуры и мощностей. У России накоплен значительный опыт международного сотрудничества по строительству ТЭС и ГЭС», — подчеркнула она, напомнив, что две страны уже подписали Меморандум о намерениях развивать энергетическое сотрудничество. Так, помимо общеизвестного меморандума по модернизации металлургического завода в Карачи, построенного еще в советское время, наша страна готова принять участие в строительстве трансафганского трубопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия). Пакистан проявил интерес к закупке партии российских самолетов «Сухой Суперджет 100» и к системе прямого телевещания, созданного на основе российских технологий. Как сказал обозревателю «РФ сегодня» вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов, проекты по военно-техническому сотрудничеству с Пакистаном имеют полное право на жизнь, если это отвечает национальным интересам России.
 
При разработке проектов экономического сотрудничества возрастает роль парламентов, которые могут с помощью законодательных механизмов их поддерживать и реализовывать. Валентина Матвиенко на встрече с Председателем Сената Парламента Пакистана Саедом Наяром Хусейном Бохари заявила, что товарооборот в 600 миллионов долларов не соответствует возможностям наших стран. «Мы должны приумножить наши усилия, чтобы увеличить не только объем двусторонней торговли, но и разнообразить его номенклатуру, сделать упор на высокотехнологичную продукцию», — сказала она.
 
Что касается законодательного сопровождения крупных инвестиционных проектов, то тут похвастаться нечем. Межпарламентский диалог, по признанию Валентины Матвиенко, не носит интенсивный характер. В отношениях с Пакистаном, как и с Индией, надо переходить, как подчеркнула она, на рельсы «законодательного обеспечения решений и договоренностей, достигнутых главами стран и правительств, надо сформировать конкретный план сотрудничества». Подготовлено к подписанию соглашение между Санкт-Петербургом и Карачи. Другие российские регионы тоже готовы сотрудничать. В свою очередь, пакистанский Сенат будет активно содействовать установлению тесных межрегиональных связей и появлению новых экономических, инвестиционных проектов.
 
Одним словом, сенаторы увидели искреннюю заинтересованность пакистанских коллег в более тесном и плодотворном сотрудничестве. Уже появилась «первая ласточка». В ходе визита в Исламабаде состоялась встреча групп дружбы, сформированных в Совете Федерации и Сенате Пакистана. Российскую группу возглавил председатель Комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский, пакистанскую — один из лидеров Пакистанской народной партии Миан Раза Раббани. Сенаторы уже обсудили возможность заключения межпарламентского Меморандума, наметили перспективные направления совместной деятельности.
 

Николай ЛАШКЕВИЧ, Москва — Дели — Исламабад — Москва.
Фото ПРЕСС-СЛУЖБЫ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

Просмотров 6273

11.03.2013 15:56



Загрузка...

Популярно в соцсетях