Гетманы на тропе ГАЗавата

Брюссельские бессонные и бесплодные ночи. Пять из них для участников тройственных переговоров Россия — Украина — ЕС были просто пропащими.

На шестой едва мелькнувший лучик надежды на хотя бы частичное взаимопонимание погасил и.о. главы правительства Украины Арсений Яценюк, решавший здесь же, в Брюсселе, вопросы подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Он заявил: Украина никогда не откажется от своих требований к Москве

Гетманы на тропе ГАЗавата
 

Седьмая, уже в Киеве, ночь потребовалась, веро­ятно, только для того, чтобы еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер превратил украин­ский ультиматум в свой, или евросоюзовский, полуультиматум, приглаженный под компромисс. Яценюк, словно давно ожидавший отказа российской делегации от бессмысленных переговоров, тут же оповестил: Россия объ­явила газовую войну Украине. Типун, как говорится, ему на язык. Полтора месяца Газпром ждал, пока ему заплатят за прошлогодний газ. Дважды предупреждал о том, что пре­кратит его подачу, если Киев не расплатится по старому долгу. Пока шли «переговоры», Киев успел взять еще боль­ше 10 миллиардов кубометров газа — Польша за год не по­лучает столько — и увеличить задолженность еще на 2,2 миллиарда долларов. Как-то неловко даже было за мощ­ный, крупнейший в мире концерн. Он раз предупредил о том, что прекратит подачу топлива. Потом — еще раз.

Сработало третье предупреждение — с 16 июня начал действовать особый режим, кстати, предусмотренный кон­трактом, — режим предоплаты. Украина осталась без газа. Но «перекрыл» задвижку не глава концерна Алексей Мил­лер, а и.о. премьера Арсений Яценюк.

Это уже третья за десятилетие «газовая война». У каждой из них есть, безусловно, свои нюансы. Есть и общее — все они начинались после смены власти в Киеве и заканчива­лись подписанием новых газовых соглашений. Ради них и провоцировались противостояния, переходящие в «во­йны». Как свидетельствует Игорь Бакая, экс-председатель правления НАК «Нафтогаз»: «Все богатые люди на Украине заработали свои состояния благодаря российскому газу». Почему же в таком случае богатых на Украине немало, а вот друзей России среди них, как убеждает жизнь, днем и с газовым факелом не найдешь? Неожиданно, но убедитель­но отвечает украинский политолог Андрей Важдра (псев­доним). Более года назад была опубликована его беседа с политическим обозревателем информагентства Марией Се­меновой «Гетманы прогуляли страну, или Украина на пороге большого шухера». Приношу извинения за длинные цитаты, но для многих наших читателей его оценки и рассуждения будут непривычными.

Вся современная украинская идеология полностью от­дана на откуп Западу. Ее продвигают через Галицию и за­полнивших Киев галицийцев. Она является производной от идеологии Организации украинских националистов (ОУН) Степана Бандеры. Ее фундамент — воинствующая непри­крытая русофобия…»

…Российский бизнес и российское политическое вли­яние попадают на Украине фактически в зону психологи­ческого отчуждения значительной, если не большей части населения. Выпестованные Западом ведущие украинские журналисты и СМИ представляют Россию и россиян как исконных врагов, как агрессора и захватчика. Более 20 лет раскручивается гигантский маховик русофобии. Благодаря пропаганде с детства сегодня модно и стильно не любить Россию. Поэтому какое-либо возвращение к нам России зна­чительной частью населения воспринимается как оккупация

Я еще в сентябре 2010 года сказал, что Янукович и Аза­ров не являются политическими антиподами Ющенко. У них общая политическая платформа. Они — сторонники проекта «Украина», принципиальные противники уравни­вания в правах любых проявлений украинства и русскости… У украинского политического национализма, достиг­шего своей наивысшей точки развития — «свидомизма» — вообще нет антипода. Янукович — это более мягкий ва­риант «свидомизма». На властном Олимпе Украины друзья России просто не водятся. В любвеобильной риторике от­дельных украинских политиков много слащавости в адрес России, но мало искренности и правды. Только личный расчет.»

Юлия Тимощенко сидит в тюрьме не потому, что под­писанный ею контракт слишком дорогой и не выгодный для Украины. Его должен был подписать Янукович. Газо­вый бизнес на Украине основан на президентских откатах. Тимошенко нарушила традицию — за это ее и наказали. Ничего, она сидит, считает дивиденды от самой выгодной в своей жизни сделки. У каждого президента должен быть свой контракт. Чем выше его цена, тем больше откат для подписавшего его элитария. Поэтому каждый новый кон­тракт хуже предыдущего независимо от того, кто пришел к власти. Так делали Кучма, сменивший его Ющенко, далее Янукович. На Украине нет государства. Здесь государство — олигархические кланы…»

На Украине, безусловно, есть люди, ведущие и идео­логическую, и информационную войну с наглеющими галицийскими неонацистами. Возможно, скоро появятся и организации, которые будут физически противостоять не­онацистам. Но это — партизанщина. Наше сопротивление стихийное и неорганизованное. Это война на свой страх и риск… »

Эта беседа как предвидение. Андрей Важдра остро чув­ствует, как усиливается раскол общества, государства, страны. Мощным орудием раскола стали идеология и по­литика «свидомизма».

— Это понятие свiдомиi — сознательный, возникло в перестроечное время. Сознательный украинец — это укра­инец, знающий, любящий Украину и все украинское. Но вскоре стал вкладываться совсем другой смысл — призна­ющий исключительность, приоритетность украинца над «чужинцем», украинского над «чужинским». Ну а самые близкие «чужинцы» — русские, русскоязычные. Отсюда и легкость роста русофобии, — уточняет Олег Царев, лидер движения «Юго-Восток».

Из теории, интеллигентских иллюзий «свидомизм» шаг­нул в массы, в политическую практику, приобрел чудовищ­ную форму и содержание. Процитирую рекомендации «Как нам обустроить Украину» с сайта партии «Свобода»:

В Украине автохоны — только украинцы. Москали — ок­купанты, русский язык — оккупантский. Украинцы должны украинизировать неукраинцев, а русская речь исчезнуть, уйти в небытие… »

Русскоязычная аморфная биомасса живых желудков — это стадо надо ликвидировать. На 5-6 миллионов особей. В 45-миллионной Украине исчезновение 6 миллионов останется незаметным. Надо физически ликвидировать всю русскоязыч­ную интеллигенцию, всех украинофобов, всех членов анти­украинских партий и организаций. Не только пророссийских, но и прорумынских, провенгерских, протатарских… Украини­зацию можно проводить только с помощью массовой стери­лизации населения под видом вакцинации, распространения смертельных вирусов, инфекций, отравления питьевой воды…»

Бред или пропаганда? Десятки заживо сожженных, от­равленных, замученных в Одессе, превращаемый в руины Славянск — это еще цветочки. Замах на 5-6 миллионов. Нет, не бред. Что обещает новый президент Петр Порошенко «несвидомым» — раз­решить пользоваться национальным языком на уровне местных общин. А вот что предлагает один из воена­чальников Украины, рассказавший о подготовленном плане заселения Юго-Востока украинцами. «Оставшихся в живых ждут фильтрационные лагеря. После окончательной зачистки Донец­кой, Луганской и Николаевской обла­стей в них будет направлено 250 тысяч переселенцев. Государству не придется особенно тратиться на них. Новоселы получат дома, земельные участки, квар­тиры, имущество террористов и их пособников». О судьбе их самих ничего не сказано. Вам ничего не напоминают эти предложения? Да, именно так — масштабом помельче, но по содержанию, по духу тот самый гитлеровский план «Ост».

Россия готова сократить поставки газа в Европу, если страны ЕС начнут осуществлять реверсные поставки на Украину.»

Владимир Путин

Совершенно прав Андрей Важдра — действительно, каж­дый раз с появлением нового хозяина в Доме с химерами (так называется малая резиденция президента Украины) Газ­пром был вынужден перезаключать контракт. И не Москва, а Киев открывали «газовые войны» в 2005 и 2010 годах, до­биваясь повышения цен на топливо. Вот доказательства. До 2005 года Украина купалась в дешевом газе. По контракту, действовавшему до 2013 года, Россия поставляла его по 50 долларов за тысячу кубометров, позволяя заниматься его реэкспортом. Отсюда быстрый рост экономики, положитель­ный внешнеторговый баланс, укрепление социальной сферы при Леониде Кучме. В знак «благодарности» он добился от­мены автономии Крыма, принятия поправок в Конституцию и закона о защите государственного языка. То есть, закона о жестком ограничении применения языка русского.

Увы, ни экономические успехи, ни политическая пере­ориентация не спасли его. 2005 год — первый майдан, оран­жевая революция, попытка прорваться в Европу, начало за­тяжной полосы конфликтов с Россией. Еще тогда дружный тандем Ющенко — Тимошенко возглавил страну. Первое же их серьезное решение — обложить «зловещего соседа» по­вышенной данью. Они затребовали среднеевропейскую цену за транзит газа. Ответ Газпрома — среднеевропейская стоимость газа. Она составляла около 170 долларов за 1000 кубометров. Для Украины топливо подорожало почти в три раза. Ющенко попытался вернуться на исходные по­зиции» — не вышло. Скажем прямо, Мо­сква отказалась оплачивать «европей­ский выбор» Украины. Украина отказа­лась платить за газ вообще. В январе 2006 года Газпром прекратил подачу газа. Чтобы не замерзнуть, Украина на­чала воровать транзитное топливо в Европу.

Итог противостояния — газ по 98 долларов за 1000 кубо­метров. Плюс девять миллиардов кубометров за транзит по половинной стоимости. Хотя цена и выросла, все равно она оставалась льготной — в два раза меньшей, чем среднеевро­пейская и на 40 процентов, чем для Прибалтики. Но и при таких субсидиях экономика Украины резко поползла вниз. Почему? По настоянию Украины была изменена финансовая схема. Между продавцами — Россией, Туркменистаном и по­купателем — появился посредник — РосУкрЭнерго (РУЭ). По­ловину акций компании получил Газпром, вторую половину — Дмитрий Фирташ и Иван Фурсина. Как позже признался сам Фирташ американскому послу, он верно служит пре­зиденту Виктору Ющенко. По новой схеме Газпром отдавал топливо РУЕ по 98 долларов, а Украина получала его уже за 230 долларов за 1000 кубометров — по среднеевропейской цене. На каждой 1000 кубометров украинцы теряли 132 доллара. Таким образом, деньги уходили куда-то налево…

Поставки

В 2007 году премьер-министром стала Юлия Тимошенко. То ли ее неожиданно возмутила такая странная финансовая цепочка, то ли ей не понравилось, что она лично не вписывается в нее (СМИ настаивают на втором варианте). Она обратилась в российский Белый дом с предложением вернуться к прямым поставкам, отказаться от посредни­ков. Газпром поддержал ее — РУЭ по­терял монопольное право поставщика. Ющенко еще раз попытался реанимировать посредническую схему. Москва не согласилась. К тому же Фирташ и Фурсина были объявлены в международный розыск. Виктор Ющенко обиделся и на Газпром, и на свое соб­ственное правительство — отозвал де­легацию с переговоров.

Трехсторонние переговоры были обречены на провал по определению.

1. У украинской власти, силой захватившей власть, не было денег, чтобы оплачивать саму себя и долги.

2. Этой власти было жизненно необходимо доказать, что она способна побеждать Россию по всем направлениям. В отличие от Кравчука, Кучмы, Януковича»

1 января 2010 года Россия второй раз отключила Украине газ. 19 дней мерзла Европа, 19 дней «Нафтогаз» забирал предназначенный ей российский газ. И вновь крайним оказался Газпром. Украинская, европейская пресса, присоединившаяся к ним немалая часть и россий­ской, обвиняли Россию в организованном грабеже Украины, в нерыночных ценах, в диктате монополиста. Украинские «патриоты» подчеркивали в обращении к народу: Газпром залез в карман к каждому из вас. Объясниться со всеми сразу было просто невозможно, хотя проблемы возникли не по его вине или инициативе. Концерн терял авторитет надежного поставщи­ка. Конкуренты и еврочиновники не замедлили воспользоваться этим. Был подписан новый контракт, до 2019 года, учитывающий все предложения Укра­ины и опекавшей ее еврокомиссии по энергетике. Со своей стороны Газпром дал еще 20-процентную скидку на год для повышения энергоэффективности. В результате стоимость газа снизилась до 228 долларов за тысячу кубометров — это наполовину дешевле, чем поку­пали его все соседние с нею страны. Согласие длилось ровно год. Россия вновь пошла на уступки. В апреле 2010 года Виктор Янукович и Дмитрий Мед­ведев подписали «газо-флотские согла­шения». Согласно им флот останется в Севастополе еще до 2042 года (в 2017 году заканчивался срок его пребывания в Крыму). За это Россия снизила цену газа на 100 долларов на 1000 кубометров. То есть вернула ее в 2009 год.

Любая уступка, как известно, только обостряет отноше­ния. Впервые оппозиция и власть объединились в своих об­винениях. А. Яценюк: «Европейские страны платят по 170-220 долларов за тысячу кубометров газа». Николай Азаров, глава правительства: «Украина получает газ по формуле Тимошенко значительно дороже, чем, например, Германия или Польша». Яценюк — это большая ложь, Азаров — ложь поскромнее. Как сравнили аналитики, в день его выступления Германия платила по 355 долларов, Польша, Чехия, Словакия — по 340-360, Украина — 295.

КавычкиРоссия шла навстречу Украине насколько возможно — и даже больше. Это по ее инициативе к переговорам подключился ЕС. Это Владимир Путин неоднократ­но предупреждал глав государств о серьезной проблеме — о принципиальном нежелании Киева договариваться. Это Россия соглашалась на бессчет­ные встречи и переносила сроки введения предоплаты»

Очередные ее просьбы о снижении стоимости газа не были услышаны. За­чем оплачивать европуть Януковича? И только после того, как он отложил подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, Киеву были предоставлены круп­ный кредит и скидки к стоимости то­плива. Так появилась цена 268,5 долла­ра за 1000 кубометров газа. Цена, кото­рую новая власть объявила рыночной и только ее согласна платить. На перего­ворах в Брюсселе Яценюк фактически выдвинул ультиматум: цена — 268 дол­ларов, согласие на реэкспорт газа, от­мена положений о переходе на режим предоплаты поставок газа или отказа в них при нарушении порядка платежей. Россия ответила сразу и на 5-мил­лиардный долг, и на ультиматум — перекрыла подачу газа. Но, повторюсь, оставил страну без топлива сам Яценюк. До­бился к чему стремился? Не полностью. Пользуясь ситуа­цией, поддержкой США, следовательно и ЕС, новые власти шантажируют больше не Россию, а своих покровителей. Соглашение об ассоциации с ЕС накладывает на Украину сложные и дорогостоящие обязательства. Чтобы их выпол­нить, нужны очень большие деньги. Часть средств обещают выделить США, ЕС. Но основную нагрузку, убеждены они, должна нести Россия. Ее «долг» очер­чен — увеличение транзита газа по украинской ГТС, льготный газ для са­мой Украины, разрешение на его реэк­спорт. Россию не просят, принуждают. Пытаются запретить строительство газопровода «Южный поток», не допу­стить ее к создаваемым предприятиям газотранспортной системы.

Газпром и украинская ГТС — части прежней огромной советской газовой империи. Они могут жить и по отдель­ности, но, объединившись, гораздо лучше быть более эффективным и на­дежным партнером Европы. Еще в мае 2010 года Владимир Путин предложил объединить монополии Газпром и «Нафтогаз» Украины. Николай Азаров от­ветил расплывчато-уклончиво. Владимир Путин пошел даль­ше — выдвинул идею создания СП на базе месторождений «Газпрома» и украинской ГТС. Казалось бы, лучшего и быть не может — Украина сможет сама себя полностью обеспечить газом. Не заинтересовало. Прав Андрей Важдра: на полити­ческом олимпе друзья России не просматриваются

Леонид Левицкий

Псевдолидеры

Просмотров 4764