Все о пенсиях в России

вчераВ Совфеде объяснили, что учтут при повышении пенсий работающим пенсионерам

два дня назадВ 2025 году пенсии работающим пенсионерам могут проиндексировать дважды

21.06.2024В Госдуме рассказали, как будут индексировать пенсии работающим пенсионерам

Фукуяма отдыхает, или Почему Запад проиграет России

Историк и депутат Госдумы Андрей Исаев рассказал, чем завершится специальная военная операция на Украине

29.05.2024 00:00

Автор: Никита Вятчанин

Фукуяма отдыхает, или Почему Запад проиграет России
Андрей Исаев. © Юрий Инякин/ПГ

Коллективный Запад, увязая в конфликте на Украине и расширяя военные действия против России, стремительно теряет свои шансы на то, чтобы стать одним из полюсов мирового влияния в обозримом будущем. При этом соревнование идеологий станет главным полем для конкуренции в многополярном мире и будет определять, кто на новом этапе истории человечества будет жить лучше, а кто хуже. Об этом написано в недавно изданной в Санкт-Петербурге книге «Бесконечность истории и конец классических идеологий, или Почему Запад проиграет России», автором которой выступил замруководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме историк Андрей Исаев. В интервью нашему изданию он рассказал о том, какими станут мир и Россия после окончания СВО, почему основные мировые идеологии ждет поражение и почему не сбылось знаменитое предсказание Фукуямы о «конце истории».

Почему Россия — это «иммунная система человечества»

- Андрей Константинович, Ваша книга небольшая, всего 87 страниц. Но такой авторитетный читатель и издатель труда ректор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов Александр Запесоцкий прямо заявил: после выхода этой «маленькой книги для большого читателя» многим известным мыслителям, таким как Фукуяма, Хантингтон, Дугин, можно будет «отдохнуть». На ее страницах описаны главные мировые идеологии, лаконично изложено, каким станет мир в целом и Россия в частности после окончания специальной военной операции. Что Вас подвигло на написание такой книги?  

- Признаюсь, не планировал ее писать, но, когда началась СВО, меня в партии, где занимаюсь вопросами идеологической работы, попросили выезжать в регионы, в том числе на воссоединенные территории, с лекциями о своеобразии текущего момента. И везде, куда ни приезжал, задавали два вопроса. Первый, технический: где о том, что рассказываете, можно почитать? А прочитать было негде — планы на лекции постоянно менялись вместе с изменением понимания ситуации людьми. Например, сначала мне приходилось много говорить, что это не конфликт России и Украины, а глобальный конфликт России и коллективного Запада — сейчас это доказывать уже никому не надо. И позже коллеги меня уговорили-таки обобщить те лекции и сделать их книжный вариант.

Второй повторяющийся вопрос: как думаете, когда это кончится и  будем ли мы  жить прежней жизнью? На вторую часть вопроса ответить легко, на него отвечали еще философы древности — прежней жизнью мы не будем жить никогда. Уже сегодня мы видим глобальные изменения в мире, в результате которых будем жить либо лучше, либо хуже, чем жили до этого. Что касается первой части вопроса, то здесь надо уточнить, что имелось в виду под словом «это» — если речь идет о спецоперации, то, думаю, в обозримом будущем она завершится нашей победой. Но надо понимать, что такая победа станет преодолением лишь одного из симптомов болезни, которой, образно говоря, является наш глобальный конфликт с Западом. Об этом тоже пишу в своей книге.

- Россия могла избежать конфликта с Западом, военных действий в рамках СВО?

- Уверен, что нет. Потому что Запад устроен как рабовладельческая демократия, которая не может существовать, не стремясь к своему колониальному превосходству над остальным миром. Здесь надо просто знать и помнить, что в Декларации о независимости США прямо указано: «каждый человек имеет право на жизнь, свободу и стремление к счастью». Эти прекрасные слова написали рабовладельцы, которые после шли и били, истязали своих рабов. Лицемеры? Нет, просто они не считали рабов людьми. Конечно, западное сообщество со временем менялось, но не переставало жить за счет эксплуатации других людей. И вот сейчас мы живем в эпоху неоколониализма, инструментами которого (и о них подробно пишу в новой книге) являются господство доллара в мире, транснациональные корпорации, создание института госдолгов.

С другой стороны, Россия исторически сложилась как антиколониальная империя не потому, что мы такие хорошие, а потому что страна наша возникала между двумя центрами экспансий — это кочевники Востока и «крестоносцы» Запада. Зажатые между ними племена сплотились вокруг русского народа и просто вынуждены были создать империю для отражения атак. Поэтому Россия всегда выступала в качестве как бы иммунной системы человечества: останавливала попытки Наполеона установить однополярный мир, потом — Гитлера. А сейчас останавливает очередную такую же попытку современного Запада.

© Юрий Инякин/ПГ

Ересь мировых идеологий

- Специалисты, включая упомянутого выше профессора Запесоцкого, утверждают, что Вашу книгу можно считать ответом на концепцию «конца истории» западного философа Фукуямы, утверждавшего, что победа либерализма в мире есть конечная точка эволюции человечества и что США — идеал для всего мира. Считаете это утопией?

- Конечно, и подробно разбираю это в своей книге. Если кратко, то у нас сегодня есть три оформившиеся мировые идеологии — консерватизм (национализм), социализм и либерализм. И у каждой есть свои крайние проявления, соответственно это фашизм, коммунизм и то, что сейчас происходит на Западе. Первые две крайности уже были разгромлены раньше, третья, крайний либерализм, уже стоит на пороге своего неизбежного поражения. При этом базовая мысль Фукуямы состоит в том, что после крушения СССР у человечества нет альтернатив, как только строить либеральное будущее. Это, на мой взгляд, магистральная мысль для западной идеологии. И она, убежден, заведомо ошибочна. 

Все дело в том, что каждая из трех мировых идеологий является верной, но односторонней, то есть отражает какую-то одну сущность человека, одну из его ипостасей. И при возведении какой-то одной из них в абсолют, как это предрек тот же Фукуяма, возникает, если пользоваться религиозной терминологией, самая настоящая ересь — когда кусочек истины возводится в истину абсолютную. Поэтому попытка поставить консерватизм, либерализм или социализм выше двух остальных — это заведомая ошибка, которая деформирует человеческую личность. И сейчас это происходит на Западе.

С 1 июня у некоторых россиян вырастут пенсии

- Нам следует ожидать появления принципиально новой идеологии?

- На мой взгляд, речь будет идти об удачном сочетании уже тех, что сформировались. Мы же видим, что Коммунистическая партия Китая, являясь социалистической, провозглашает единство Китая, чем показывает, что она и глубоко патриотична, и, значит, консервативна. А развивая рыночную экономику, в КНР опираются и на определенные либеральные ценности. Поэтому считаю, что будущие политические идеологии должны интегрировать элементы всех трех направлений в зависимости от условий развития той или иной цивилизации.

Банки надо обуздать

- Говорят, признание ошибок прошлого нужно для выработки стратегии, куда нам двигаться в будущем. Мы признали ошибки советского прошлого в 1990-х, сейчас признаем, что впали в самообман в отношении западных установок. А какие идеологические опоры нужны России в будущем для успешного развития нашей страны?

- Сразу отмечу, что сформулировать такую программу не было задачей моей книги. Но считаю, что для начала нам надо смотреть на российскую историю без определений того, где был ее «золотой век», а где — «черная дыра». Каждый этап нашей истории тянул за собой другие — скажем, советский период создал такую материальную базу, без которой мы не пережили бы реформы 1990-х, которые, в свою очередь, при всем их негативе создали условия для рыночной экономики, для открытых дискуссий, чего не было ранее.

Очевидно, что сейчас институт представительной демократии западного образца, которая является основной формой реализации демократических принципов, переживает кризис — люди голосуют не за человека, а за созданный ему образ. То есть конкурируют не программы, а политтехнологии. И ряд теоретиков на Западе уже говорят: формируется система, где есть некая авансцена, за которой есть комната президиума, где осуществляются основные договоренности во власти. Означает ли это, что демократии в мире и, соответственно, в России пришел конец? Нет, конечно, — на эту тему подробно рассуждаю в своей книге. Один из выводов — если на Западе демократия подается как инструмент борьбы за свободу, то для русского человека это инструмент борьбы за справедливость. И мы должны обеспечить участие людей в решении вопросов, которые затрагивают их напрямую и непосредственно. Это касается, в частности, голосования на местах по конкретным вопросам: какая улица и что именно на ней будет ремонтироваться в первую очередь в рамках народного бюджетирования, будут ли носить дети форму в той или иной школе (общественные родительские советы), как будут выстраиваться рабочие отношения (саморегулируемые организации) и т.д.

© Юрий Инякин/ПГ

- А как, в таком случае, должны регулироваться, скажем, процессы в экономике страны?

- Здесь, считаю, необходимы конвергенция социализма и капитализма, сочетание их лучших черт. Экономика должна использовать собственные механизмы регулирования, но под достаточно сильным госконтролем. Важнейшая тема — роль банков в экономике. В однополярном мире они перестали быть финансовым «плечом» и превратились в штабы управления денежными потоками, все диктуют и все определяют в этой сфере. И если мы хотим уйти от однопоялрной гегемонии и построить многополярный мир, этого быть не должно — в России нужно ставить банки под жесткий госконтроль и одновременно ставить их в подчиненное положение к промышленному и торговому капиталу.

Образ победы обновленной России

- Как, на Ваш взгляд, будет выглядеть победа России в СВО?

- Мы должны добиться, чтобы рядом с нами не было государства, которое является плацдармом для постоянной агрессии против нас. Столкновение с Украиной произошло потому, что из нее стали делать анти-Россию. И наша задача — сделать так, чтобы там не было анти-России. Для этого там не должно быть страны — участницы НАТО, не должен пропагандироваться нацизм и должно прекратиться уничтожение русскоговорящего населения Украины.

Скажу честно, я не являюсь сторонником того, чтобы вся Украина переходила в состав РФ — пусть кто хочет, живет отдельно. Но плацдарм агрессии против нас мы должны подавить. Поэтому Украина в каких-то границах может остаться как дружественная нам территория или как нейтральная страна, которая находится в сфере российского влияния. А те регионы, которые хотят к нам присоединиться, пусть сделают это добровольно.

- А чем должно завершиться глобальное противостояние с Западом?

- Здесь итогом борьбы, очевидно, станет формирование многополярного мира, в котором никто не может доминировать. Это означает, что все будут конкурировать, в том числе мы будем конкурировать с тем же Китаем. Замечу, что чем дольше идет СВО и чем больше Запад в ней вязнет, тем больше он теряет свои конкурентные преимущества, чтобы закрепиться в качестве одного из полюсов многополярного мира, прообразом которого считаю объединение БРИКС. При этом президентские выборы в США в ноябре 2024 года и предстоящие выборы в странах Европы расцениваю как реальный шанс для Запада уйти от разрушительной для него самого гегемонии и сохранить тем самым себя для будущего мироустройства.

- Вы упомянули о конкуренции в многополярном мире. Будет ли конкуренция идеологий?

- Безусловно. Причем это будет одно из ключевых соревнований между странами.

- У России какие шансы стать лидером в этой конкуренции?

- На мой взгляд, Россия обладает уникальным опытом — мы пережили и консервативную утопию, желая построить народную монархию, и социалистическую, пытаясь построить коммунизм, а в 1990-е годы — либеральную утопию. Все «прививки» на себе испытали, поэтому можем создать собственную политическую программу, чтобы не доминировать, но быть первыми среди равных.

Читайте также:

• Слуцкий: Период доминирования стран «золотого миллиарда» подходит к логическому концу