Если сохраним доверие граждан, то они тогда будут поддерживать всё, что мы делаем

Состоялась очередная прямая линия с Президентом России, которую транслировали в прямом эфире телеканалы «Первый», «Россия 1», «Россия 24», радиостанции «Маяк», «Вести FM» и «Радио России»

Если сохраним доверие граждан, то они тогда будут поддерживать всё, что мы делаем
 

Владимир Путин, Президент России

В продолжение без малого че­тырех часов глава государства ответил на 74 вопроса из по­ступивших трех с лишним миллионов. Впервые в этом году они приходили не только в виде телефонных звонков и СМС, но и ММС. Такой формат обще­ния, по словам главы государства, по­зволяет, во-первых, посмотреть реаль­но, чем озабочены люди, и, во-вторых, донести до них позицию и оценку ру­ководства страны по некоторым клю­чевым проблемам.

Об итогах года

Реальный ВВП России вырос на 0,6 процента, промышленное производ­ство — на 1,7, а обрабатывающая про­мышленность — на 2,1. Обновлен ре­корд добычи нефти — 525 миллионов тонн. Собран один из самых богатых и высоких урожаев зерновых в нашей новейшей истории — 105,3 миллиона тонн. Хорошие результаты достигну­ты в жилищном строительстве — от 81 до 82 миллионов квадратных метров жилья. Одним из позитивных итогов 2014 года, безусловно, нужно назвать положительную демографическую ди­намику. Выросла рождаемость, сокра­тилась смертность. Продолжает расти средняя продолжительность жизни в Российской Федерации, что говорит о положительной динамике и настроени­ях людей в целом. Активы банковско­го сектора России увеличились до 77 триллионов рублей и впервые превы­сили ВВП страны. Это очень хороший показатель стабильности и надежно­сти российской банковской системы.

Есть и проблемы. Экономическая не­определенность привела к росту оттока капитала. Негативным сигналом стало сокращение капиталовложений мало­го бизнеса. В общем итоге инвестиции в основной капитал в прошлом году «просели» на 2,5 процента. Рост цен в потребительском секторе составил 11,4 процента. Но в марте в три раза темпы роста инфляции упали. Располагаемые доходы населения прошлого года со­кратились на один процент, а заработ­ная плата подросла на 1,3. Удалось не допустить скачка безработицы.

О санкциях

Дело не в санкциях. Дело в том, чтобы нам самим внутри страны, в экономи­ке выходить на более совершенные способы управления ее процессами. И здесь, конечно, от нас самих очень многое зависит. Вот мы сейчас сказа­ли о ценах, уровне заработной платы. Понятно, что это связано с давлени­ем на рубль, с тем, что он подешевел. Это, в свою очередь, зависит от цены на нефть. К сожалению, у нас такая однобокая экономика сложилась уже за очень долгое время и изменить это достаточно сложно. Но ведь мы что делали в последние годы? У нас опере­жающими темпами росла заработная плата. И она опережала темпы произ­водительности труда. И вне зависимо­сти от этих санкций курсовая коррек­ция была неизбежна. И на самом деле правительству и Центральному банку эти санкции только помогли. Нам нуж­но более профессионально, и последо­вательно, и своевременно корректиро­вать нашу экономическую политику. Это произошло, коррекция произошла. Это чрезвычайно важная вещь, на что, кстати, и рынки, и инвесторы отреа­гировали: это элемент оздоровления нашей экономики и создание базовых условий для ее дальнейшего развития.

А по поводу того, сколько и долго ли нам терпеть санкции, сказал бы иначе: не то что терпеть — нам нужно использовать ситуацию, чтобы выхо­дить на новые рубежи развития. То же самое импортозамещение — надеюсь, что это приведет к развитию высоко­технологичных отраслей экономики большими темпами, чем было раньше.

Об антикризисной программе

Задача президента, правительства, Центрального банка, руководителей регионов в том, чтобы пройти этот период с наименьшими потерями. Конечно, правительство всегда надо критиковать, и президента, и губер­наторов, и всех надо критиковать. Но все-таки принять план по стаби­лизации социально-экономической ситуации в стране в таких условиях -непростая и очень высокопрофесси­ональная задача. Такие вещи нельзя делать с кондачка. План масштабный, предусмотрено на его реализацию 2,3 триллиона рублей, из них 900 милли­ардов рублей напрямую для поддержки банковской системы, 250 миллиар­дов для реального сектора экономики. Принято решение докапитализировать ОАК, то есть направить 100 миллиар­дов рублей в область авиастроения, 82 с лишним миллиарда выделяется на поддержку рынка труда. Как бы кто ни критиковал Правительство и Центральный банк, все-таки надо при­знать, что эти действия правильные, оправданные, это показал и предыду­щий кризис 2008-2009 годов.

Мы прошли пик проблем — с выпла­той внешних кредитов банковскими и другими предприятиями из реального сектора, провели корректировку кур­са национальной валюты. И ничего не лопнуло, и все работает. Уровень ре­альных доходов населения в связи с инфляцией определенным образом по­низился. Это мы должны учитывать в своей социальной политике, оказывая поддержку прежде всего незащищен­ным слоям населения. 

Ответ Алексею Кудрину

Вы были одним из авторов программы развития страны и экономики до 2020 года. Программа известная, и там ни­чего кардинально не поменялось. Если мы что-то с вами не предусмотрели, то это, наверное, и наша с вами, в том числе и ваша, вина.

Несмотря на достаточно напря­женные условия, мы предпринимаем определенные усилия как раз в том направлении, которое рекомендуется и вами, и теми людьми, которые раз­деляют ваши взгляды на развитие эко­номики. В частности, допустим, Пра­вительство в этом году заморозило некоторую социальную индексацию. Ваши коллеги говорят, что этого не­достаточно, надо еще больше заморо­зить, а может быть, сократить доходы граждан, слишком сильно растут зар­платы, нужно как можно быстрее по­высить пенсионный возраст, иначе не сбалансировать пенсионную систему, в которую мы постоянно вынужде­ны из бюджета и из резервных фон­дов направлять огромные средства. По сути, теоретически это, конечно, правильно. Чтобы грамотно выстро­ить экономическую политику, нужно иметь голову. Но если мы хотим, что­бы люди нам доверяли, нужно иметь еще и сердце и нужно чувствовать, как рядовой человек живет, как это на нем отражается. Если сохраним дове­рие граждан, то они тогда будут под­держивать все, что мы делаем, и где-то, как коллеги говорят, готовы будут и потерпеть. А если действовать, не обращая внимания на то, что происхо­дит в реальной жизни, тогда мы очень быстро можем скатиться к ситуации начала 90-х годов, когда будет утраче­но, по сути, доверие к власти.

О поставках Ирану «С-300»

Мы подписали такой контракт еще в 2007 году. А потом в 2010 году указом президента сделка была приостанов­лена в связи с проблемами вокруг иранской ядерной программы. Но се­годня иранские партнеры демонстри­руют очень большую гибкость и явное желание достичь компромисса. Кроме всего прочего, есть еще одна состав­ляющая. Мы всегда при поставках вооружений на внешний рынок учи­тываем ситуацию в регионе. Не так давно израильтяне выразили опасе­ния по поводу поставок систем «С-300» другой стране региона (Сирии. — Л.Г.). Обратили наше внимание на то, что это может привести к кардинальным изменениям, геополитическим даже, в регионе, поскольку они будут доста­вать территорию Израиля. Как сказал мой коллега, «у нас ни один самолет не взлетит». Мы провели консультации с нашим покупателем. Наши партнеры с пониманием к этому отнеслись. Мы отменили контракт вообще и вернули предоплату 400 миллионов долларов. Поэтому мы действуем очень аккурат­но. Что касается Ирана, то это совсем другая история и Израилю это абсо­лютно не угрожает. Это исключитель­но оборонительное оружие.

О малом и среднем бизнесе

Здесь мы расширяем возможности па­тентной системы: взял патент — и про­сто работай. Мы говорим о том, что часть льгот, которыми пользовались индивидуальные предприниматели, можно было бы перенести в сферу малого бизнеса. Одно из генеральных направлений — при крупных компани­ях создать целую гроздь, сеть малых предприятий, которые бы обеспечива­ли интересы крупных компаний. Это еще дело будущего, но уже сегодня мы выделяем квоты для малого и средне­го бизнеса при реализации государ­ственных и муниципальных закупок. Для начинающих предпринимателей принято решение о налоговых кани­кулах на два года. Особенно тех, кто работает на селе, потому что там еще дополнительные льготы есть по линии государственного гарантийного агент­ства. ЦБ сохранил фондирование для комбанков под ставку 6,5 процента. Правда, пока только через один банк -«дочку» ВЭБа. Там всего 50 миллиар­дов, они до сих пор не истрачены.

О Центробанке

Что касается Центрального банка, то у меня нет больших претензий к его работе. Кстати говоря, что зна­чит «вернуть банкира на руководство Центральным банком»? Центральный банк — это вообще не коммерческий банк, это наш главный регулятор валютно-денежной и кредитной сферы. Поэтому здесь нужен, конечно, чело­век, который разбирается в тонкостях работы и функционировании банков­ской системы, специалист с особыми знаниями, прежде всего экономиче­ского характера. И можно, конечно, покритиковать Центральный банк за то, что он несколько затянул с при­нятием решения по увеличению клю­чевой ставки. А если бы сделал это пораньше, может быть, не нужно было загонять ее под 17 процентов. Но в це­лом, хочу подчеркнуть, все без исклю­чения эксперты — и наши, и зарубеж­ные — считают, что Центральный банк действует весьма профессионально, эффективно и добивается необходи­мых результатов.

О валютных ипотечниках

Вы знаете, брать ипотечные кредиты в валюте целесообразно тем, кто име­ет зарплату в валюте. Человек живет где-то в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, Берлине, получает в евро или долла­рах, а жить собирается в России. А ес­ли человек получает деньги в рублях, а ипотечный кредит взял в валюте, то он как бы взял на себя риски курсо­вой разницы. Курс изменился — и он попал. По поводу тех, кто взял ипоте­ку в рублях. Сейчас правительством принято решение им оказать помощь. Там небольшие деньги выделены в бюджете — 4,5 миллиарда рублей. Но это только по людям, которые оказа­лись в так называемой трудной жиз­ненной ситуации. Допустим, работу потеряли. Правительство может поду­мать на тему о том, как помочь тем, кто взял ипотеку в валюте, но уж точ­но совершенно, эта помощь не должна быть большей, чем та, которую госу­дарство оказывает людям, взявшим рублевую ипотеку.

Об Украине и будущем Донбасса

Сегодня мы наблюдаем полную блока­ду Донбасса. Это касается финансовой сферы, выплат социальных пособий и пенсий. Выход только один: исполне­ние договоренностей в Минске, кон­ституционная реформа, решение соци­альных, экономических проблем всей страны и Донбасса, в частности. Вы знаете, политическая ситуация в той или другой стране меняется время от времени, а народ остается — народ, как я уже говорил, очень близкий к нам. Я вообще не делаю разницы между украинцами и русскими, я считаю, что это вообще один народ. Мы заинтере­сованы в том, чтобы украинская эко­номика вышла из кризиса, потому что это наши соседи, это наши партнеры, и мы заинтересованы, чтобы на наших границах было спокойствие, порядок.

Прежде всего, нужно думать о том, чтобы нормальная жизнь восстано­вилась и в Луганске, и в Донецке, на этих территориях, которые называют­ся ЛНР, ДНР, чтобы поток беженцев из родных мест был остановлен, а те лю­ди, которые уехали, могли нормально жить в своем родном доме. На первом этапе нужно восстановить экономи­ческие связи. Подавляющее боль­шинство электрогенераций, скажем, в Украине, сидит на углях из Донбас­са. Но это нелепо, глупо, либо просто делается специально, чтобы деньги украсть у украинского народа, заку­пать уголь где-нибудь в Южной Африке или в Австралии, — просто чушь какая-то.

Об убийстве Немцова

Он был резко оппозиционно настро­ен и ко мне, и к власти вообще. Хотя у нас с ним были достаточно добрые отношения, когда мы с ним общались. Считаю, что это абсолютно позорное явление, трагическое и позорное, -убийство подобного рода. Как идет следствие? Буквально через день, пол­тора максимум, следователям и ФСБ, и МВД уже были известны имена ис­полнителей. Вопрос был только в том, где и как их арестовать. Надо отдать должное нашим специальным органам. Боюсь сказать лишнего, чтобы здесь не раскрывать современных средств и методов их работы, но в целом, по­вторяю, вопрос был решен в течение нескольких часов. И в этом смысле они работали хорошо и оперативно, при­чем сразу по нескольким каналам, и разные службы вышли на один и тот же результат. Вопрос, удастся ли выйти на заказчиков и есть ли заказчики? Я пока не знаю. Это, конечно, станет из­вестно в ходе той работы, которая сей­час проводится.

Об интеграции

Вы сказали: мы пропустили отторже­ние Украины от России. Да никакого отторжения не было. Украина — са­мостоятельное независимое государ­ство, и нужно относиться к этому с уважением. Мы сами это все отторг­ли в начале 90-х годов, когда приняли решение о суверенитете Российской Федерации. Мы их освободили от се­бя. И если уж мы это сделали, надо относиться с уважением и к их неза­висимости. Это выбор украинского на­рода — как строить отношения. Вот мы развиваем отношения, скажем, в рам­ках нашего Евразийского экономиче­ского союза с Казахстаном, с Белорус­сией. Ведь в чем смысл всех этих объ­единений? Не в том, чтобы к себе под­тащить, нет. Смысл, чтобы все люди, которые проживают в наших странах, жить стали бы лучше, чтобы границы были открыты. Нам бы очень хоте­лось, чтобы этот процесс развивался. Он самый главный, самый основной, а не удержание в сфере своего влияния. Мы не собираемся империю возрож­дать, нет у нас таких целей, в чем нас пытаются постоянно обвинить.

О переписывании истории и союзниках России

Во-первых, конечно, невозможно ставить на одну доску нацизм и ста­линизм, потому что нацисты прямо, открыто, публично объявили одну из целей своей политики — уничтожение целых этносов: евреев, цыган, сла­вян. При всем уродстве сталинского режима, при всех репрессиях, даже при всех ссылках целых народов цели уничтожения народов никогда сталин­ский режим перед собой не ставил, и попытка поставить на одну доску од­них и других абсолютно не имеет под собой никакой почвы. Надо смотреть, прежде всего, на угрозы сегодняшнего дня. Уже звучало: терроризм, ксено­фобия, организованная преступность и так далее. Много государств, много людей во всем мире, которые поддер­живают нашу борьбу по противодей­ствию этим угрозам. У нас есть очень добрые отношения в рамках различ­ных объединений. БРИКС. Шанхай­ская организация сотрудничества. Это не военные организации, но это наши друзья, с которыми мы очень плотно работаем и развиваем отношения. И наконец, есть Организация Договора о коллективной безопасности.

О декларациях топ-менеджеров госкорпораций

В наших компаниях работает много (иностранных. — Л.Г.) специалистов на вторых, третьих ролях, членами сове­тов директоров. Мы не можем их обя­зать публиковать и обнародовать свои доходы. А ставить наших граждан и иностранных граждан в неравные ус­ловия — тоже некорректно. Но в боль­шинстве западных экономик руково­дители крупных компаний делают это добровольно. У нас правительство даже приняло кодекс поведения в бизнесе. Он принят, но реально не работает. Ес­ли вы спросите мое мнение, то я бы на­стойчиво рекомендовал руководителям наших компаний предъявить свои до­ходы, не вижу здесь ничего страшного.

О пенсионной реформе

Одним из основных побудительных мотивов было привязать пенсионные доходы пенсионера к результатам его предыдущей трудовой деятельности. Введение баллов связано с этим и требует дополнительного объяснения и, может быть, совершенствования. Что касается пенсионного возраста, это один из важных вопросов. Растет средняя продолжительность жизни. Сейчас она 71,5 года. Готовы ли мы к тому, чтобы сейчас взять и резко по­высить пенсионный возраст? Я считаю, что нет. Скажу почему. Потому что, да, у нас растет продолжительность жиз­ни, но все-таки для мужчины — 65,5. Если мы в 65 поставим возраст выхо­да на пенсию, — вы меня извините за простоту выражения, это отработал, в деревянный макинтош — и поехал? Это невозможно. Если и делать изменения по возрасту, то они не должны касать­ся тех, кто уже практически заработал свои пенсионные права. Должно быть мягкое вхождение в эту систему уже зрелых, но еще достаточно молодых людей, которые будут понимать, что их ожидает лет через 10-15.

О Крыме

«Аэрофлот» принял решение снизить цену пролета в Крым из ряда городов, и такой список будет расширен до 50. 7,5 тысячи рублей туда и обратно. И некоторые компании говорят о еще более низкой цене. Будем это контролировать. Проблема ведь в Крыму в чем? В том, что убита инфраструктура. Взлетно-посадочная полоса в очень плохом состоянии, ее никто не ремонтировал с советского времени. Это пока соответствует требованиям безопасности полетов, но в принципе очень многое нужно сделать: начиная аэровокзалом, кончая взлетно-посадочной полосой. Все оборудование устаревшее и не позволяет принимать достаточное количество бортов. Надеюсь, что авиационные власти России и власти Крыма сделают все для того, чтобы посещать Крым было и доступно по цене, и комфортно. По поводу паромной переправы. Там действительно много проблем. Должно работать в ближайшее время 5, а в целом планируется приобретение дополнительных паромов, и должно работать 10. Несколько из них достаточно крупные.

Подготовила Людмила Глазкова
 
Прямая линия с Президентом
Просмотров 6391