Все о пенсиях в России

13:58Спасателям в регионах со стажем от 25 лет хотят дать право на досрочную пенсию

00:00Что положено ветерану МВД и как этот статус получить

13.04.2024Кому повысят пенсии с 1 мая

Антропоцен теперь не эпоха, но событие, которое может продлиться миллионы лет

23.03.2024 00:00

За обилием политических и военных новостей, связанных с выборами президента и нашим противостоянием с коллективным Западом, практически незаметно прошло событие, которое, на мой взгляд, является исключительно важным с точки зрения понимания будущего развития глобального мира.

Комитет по четвертичной стратиграфии Международной комиссии по стратиграфии (стратиграфия — раздел геологии, изучающий возрастное строение горных пород) проголосовал и принял решение не включать антропоцен в официальную геологическую шкалу в качестве новой геологической эпохи.

Этому предшествовали 15 лет кропотливой работы по сбору доказательств так называемой «рабочей группы по антропоцену» (AWG), созданной в 2009 году, которые в результате были отвергнуты прошедшим голосованием.

Антропоцен — термин, не очень известный в нашей стране прежде всего в связи с большой долей скептицизма, с которым наш народ относится к климат-алармизму, столь распространенному на Западе. Тем не менее, появившись в 2000 году, этот термин стал обоснованием концепции «единого глобального мира». По предложению эколога Юджина Стормера и нобелевского лауреата Пауля Крутцена антропоцен стал рассматриваться как новая геологическая эпоха, которая характеризуется тем, что все основные изменения, происходящие на планете Земля, являются антропогенными, а само человечество из одной из популяций существ, живущих на Земле, превратилось в полноценную геологическую силу или стихию.

Пока ученые спорили относительно естественно-научных доказательств наступления новой геологической эпохи, термин активно подхватили на политическом уровне. Он стал существенной частью дискуссии вокруг роли человечества в изменении биоразнообразия, концентрации парниковых газов и преобразовании планеты. Понятие антропоцена стало определяющим для постановки задач глобальной климатической политики.

Таким образом, «антропоцен» получил две смысловые трактовки: естественно-научную и общественно-политическую, которая восприняла гипотезу о наступлении новой геологической эпохи как уже доказанную и не терпящую возражений.

За более чем 20 лет дискуссий гипотеза антропоцена стала обоснованием для разработки целого ряда неолиберальных политических концепций, в том числе отказа от суверенитета, создания глобального правительства и наднациональных контрольных органов, так называемого »постсуверенитета» в части распределения природных ресурсов, экологического гражданства и др.

Это привело к серьезной борьбе между неоглобалистами и сторонниками сохранения национального суверенитета, вылившейся сегодня в том числе в вооруженное противостояние. Антропоцен, представляющийся исключительной ситуацией для человечества, потребовал упразднения этической, правовой и нормативной базы, на которую человечество опиралось в течение последних веков.

Климат-истерия Байдена и нынешних лидеров Европейского союза, призывы руководства ООН и ВОЗ к введению «климатического» чрезвычайного положения — это все последствия «объявленного антропоцена».

И все же в гипотезе антропоцена как новой геологический эпохи был ряд «шероховатостей», за которые постоянно цеплялись критики. Прежде всего это точная дата.

Плиоцен, плейстоцен, голоцен — все эти и множество предшествовавших им геологических эпох оперируют промежутками времени в миллионы, сотни и десятки тысяч лет (самый «короткий» период  — 11 700 лет — голоцен, которому «бросили вызов» сторонники гипотезы антропоцена). Что же касается антропоцена, то, по одной из версий, его начало было предложено отсчитывать от 1784 года — когда был получен первый патент на универсальный паровой двигатель, по другой же — от 1950 года, когда в осадочный отложениях стал появляться пластик. Не может начало геологической эпохи определяться с точностью до года.

А если невозможно объявить рубеж, значит, и невозможно говорить о внезапном кризисе, требующем «климатического» чрезвычайного положения и отмены суверенитетов в пользу глобального управления.

Важным фактором было и другое возражение. Если мы действительно вступили в новую геологическую эпоху, то тогда и речи быть не может о том, чтобы вернуться обратно. Эпоха — это навсегда. А значит, тщетны и любые усилия, направленные на сопротивление изменениям. Эпоха необратима. То есть нам остается только смириться?

Голосование, прошедшее в рамках деятельности Международной комиссии по стратиграфии и отказавшее антропоцену в статусе «геологической эпохи», на первый взгляд, это удар по всей концепции неоглобализма и планетаризма.

Однако все вышло ровно наоборот, по принципу: «проси больше — получишь столько, сколько хотел».

Одновременно с отказом в признании антропоцена в качестве геологической эпохи, было предложено остановиться на том, что антропоцен — это «геологическое событие».

Если раньше естественно-научная дискуссия велась вокруг вопроса: существует антропоцен или не существует, что, кстати, также было «слабым звеном» всей общественно-политической конструкции, то сегодня спор вокруг классификации антропоцена лишь окончательно признал его наличие. Другой вопрос, чем именно является антропоцен — эпохой или событием?

Формально статусы «эпохи» и «события» существенно различаются. Но только в естественно-научном ракурсе. Два геологических события, на которые в качестве сравнения ссылаются члены рабочей группы по антропоцену (AWG) — это Великое событие ордовикского биоразнообразия и Великое окислительное событие (кислородная катастрофа), —  длились 25 и 250 миллионов лет соответственно. Так что нам со средней продолжительностью жизни в 71—72 года, в принципе, как обитателям планеты, абсолютно все равно — новая геологическая эпоха это или событие. В принципе, равно как ни один динозавр или мамонт не задумывались о своем месте в стратиграфической шкале.

А вот для политического дискурса вокруг исключительности ситуации, вызванной наступлением антропоцена, появились новые возможности.

Прежде всего »геологическое событие» — это относительно неформальное определение, а потому не требует ни научного консенсуса, ни каких-либо специальных решений научной общественности. А значит, вопрос об антропоцене все больше смещается с естественно-научной в политическую плоскость. «Сохраняйте спокойствие и продолжайте начатое. Это все еще антропоцен!» — гласит заголовок статьи одного из авторитетных американских журналов.

Статус «события» одновременно еще лучше обосновывает притязания глобальной климатической политики, так как в отличие от «эпохи» «событие» — обратимо. К «эпохе» остается лишь приспосабливаться, с «событием» можно и нужно бороться.

А это значит, что за принятым решением в самом ближайшем будущем последует лишь новая волна неолиберального давления на суверенитет как таковой: начиная от государственного политического суверенитета до суверенитета культурного и ресурсного. Западные сторонники «антропоцена» как исключительного положения, требующего передела мироустройства и передачи власти в руки «мирового правительства», неизбежно начнут новое наступление. Останутся ли суверенитеты в состоянии пассивного бездействия? Вряд ли. А это значит, что противостояние цивилизаций только набирает обороты.

Читайте нас в Telegram
Просмотров 2835

Ещё материалы: Николай Николаев